Поиск

Последний город романовской эпохи

Последний город романовской эпохи

Последний город романовской эпохи


В разгар Первой мировой войны для обороны слабо защищенной российской границы у Баренцева моря на севере Кольского залива спешно начали прокладывать железную дорогу, а на берегу залива основали новое поселение с портом стратегического назначения. До осени 1915 года это поселение — конечный пункт железной дороги — называли «Семеновской бухтой», «Семеновским урочищем», просто «Семеново» и уж затем — «Мурман». К августу 1916-го его преобразовали в город. В стране только что отпраздновали 300-летие императорского дома Романовых, и новому городу присвоили имя Романов-на-Мурмане. После отречения императора Николая II, в апреле 1917 года, город переименовали, и он принял свое нынешнее название — Мурманск. Материалов о ранней истории Мурманска сохранилось немного: в тяжелое для России время (1910-е — начало 1920-х годов) сюда редко приезжали путешественники и губернские чиновники — а ведь именно они большей частью и составляли описания тех или иных местностей. Поэтому наше повествование с неизбежностью будет носить фрагментарный характер.

* * *

Исконные обитатели берегов Кольского полуострова – лопари. Фотография 1910-х годовПервые изыскатели, пришедшие на Мурман выбрать место для строительства морских причалов на восточном берегу Кольского залива, так описывали здешний ландшафт: «В южном колене залива более или менее плавные склоны берегов покрыты мелким березняком и, постепенно повышаясь, переходят в холмистое плато, одетое редким хвойным лесом. За этим возвышенным плато, как за перевалом, следует почти всюду болотистая безлесная котловина, а по ней в нескольких местах протекают ручьи, берега которых густо покрыты лиственным кустарником. Далее в глубь материка, за низиной, начинается склон к береговым горам, одетый редким сосновым лесом, постепенно к вершине пропадающим». Из-за этого леса мыс, на котором высадились первопроходцы, они окрестили Зеленым.
Издавна на берегах Кольского залива жили лопари и поморы, нередко промышлявшие вываркой соли из морской воды. В переписной книге Кольского острога 1608 года сказано: «В Кольской губе варница. <…> Да у варницы ж избушка да два анбара соляных, да двор дрововозный, а на дворе две кельи, да анбар, да конюшня, да баня, да за ручьем сарай, да кузница монастырские ж». Отсюда и пошли городские топонимы — Варничный мыс, Варничный ручей, Варничная сопка, Варничные озера.
На месте нынешнего Мурманска было и несколько рыболовных тоней. Вот характерная запись в писцовой книге XVII века: «Семенова корга (семужья тоня. — Н. В.) и в той тони четь Марка Офонасьева сына, да в той же тони четь Ефимки Харламова, да Офоньки Турьялца. Да в той же тони полтрети же вдовы лопки Катеринки Сидоровские жены Осиповы дочери Корожного. Да в той же тони полтрети ж Ефремка Осипова сына Корожного, что была прежде сего та тоня муномошского лопина Осипа Семенова сына Корожного».

 

* * *

С началом строительства поселения вышеупомянутый лес начали вырубать на пиломатериалы. Изыскатели быстро поняли, что четырехверстной полосы между мысами Зеленым и Халдеевым будущему городу не хватит и нашли другие удобные районы для пристаней и портовых сооружений — два на восточном берегу залива и два на западном.
Большинство первопроходцев жили на закрепленной за ними яхте «Любовь» и других заходивших в Кольский залив кораблях. В декабре 1915 года прибыла первая партия постоянных рабочих — 150 человек, через месяц — вторая. Потребовалось жилье на берегу. Началось возведение бараков. Зимой 1915/1916 годов построили пристань и жилой дом для администрации будущего порта. Появились столовая, баня, портовые производственные здания. Тогда на месте нынешнего Мурманска проживало около 7,5 тысяч человек.

 

* * *

Закладка храма святителя Николая и города Романова-на-Мурмане. 21 сентября 1916 годаМежду тем ввиду возрастающего стратегического значения Мурмана как охранного пункта наших северных границ от немецкого вторжения 29 июня 1916 года министр путей сообщения А. Ф. Трепов доложил императору Николаю II о необходимости преобразования поселка в город, на что и получил высочайшее одобрение. «Попечителем» Романова-на-Мурмане назначили сановника царской свиты графа М. Е. Нирода. Позднее шефство над новым городом перешло к А. Ф. Трепову.
Официальная «дата рождения» Мурманска — 21 сентября (4 октября) 1916 года. В этот день состоялась торжественная церемония закладки бронзовой плиты в основание храма святителя Николая чудотворца. Присутствовали морской министр России И. К. Григорович, министр путей сообщения А. Ф. Трепов, архангельский губернатор С. Д. Бибиков, начальник строительства Мурманской железной дороги В. В. Горячковский, епархиальный архиерей и другие высокопоставленные лица. Однако храм так и не успели возвести: в 1917 году грянула революция, а вскоре началась иностранная интервенция на Мурмане. Закладную доску обнаружили только в 1946 году. Ее извлекли из земли и передали на хранение в Мурманский областной краеведческий музей.

* * *

Александр Федорович Трепов. Фотография начала ХХ векаОт Мурманского порта зависела связь с союзниками по антигерманской коалиции, поэтому с егостроительством следовало поспешить. Сначала в заливе поставили временную деревянную эстакаду. В мае 1916 года из Архангельска прибыл начальник строительства причальных линий Б. Е. Веденеев. Было создано управление Мурманских портовых изысканий. Этот грандиозный по тем временам проект не имел тогда аналогов в Заполярье. Планируемый грузооборот первой очереди Мурманского порта составлял 35 миллионов пудов в год. Намечалось построить четырнадцать причалов общей длиной 760 саженей. После завершения третьей, последней очереди грузооборот должен был превысить 115 миллионов пудов в год, а общая протяженность уже сорока причалов — 2160 саженей.
К концу 1917 года в районе Семеновых островов соорудили причальную линию на пять пароходов длиной почти 400 мет­ров, оборудованную портальными кранами и складами. Два глубоководных пирса могли принимать океанские суда. Действовали лихтерная и ряжевая6 пристани.
Строительством железной дороги и порта, а также военно-оперативными действиями на Мурмане и в Баренцевом море руководил начальник Мурманского укрепленного района и отряда судов обороны Кольского залива капитан 1-го ранга Казимир Филиппович Кетлинский.

* * *

Пристань в Семеновской бухте. Фотография 1915 годаВ 1916 году в Мурманск для составления проекта планировки города приглашают выпускника Академии художеств 36-летнего «архитектора-художника, гражданского инженера» П. А. Алешина. Он привлекает к работе профессора Г. Д. Дубелира — впоследствии известного советского теоретика и практика дорожного строительства. Составленный ими проект охватывал площадь в 1100 десятин: в натуре были разбиты главные улицы, проработаны детали планировки районов, намечены трамвайные линии. В центральной части Мурманска предполагалось возвести административные здания и Никольский собор. Жилища рабочих выносились на окраину. Однако стройка так и не закипела — шла война. А позже появился другой план, составленный инженером Б. В. Сабанеевым. Автор нового плана учел естественный рельеф местности в этой части Кольского залива: город занял своего рода амфитеатр, обращенный в сторону моря. Территория, на которой стоит современный Мурманск, представляет собой три естественные террасы, поднимающиеся от берега. На первой террасе планировалось разместить портовые сооружения, причалы, доки, вокзалы, склады и пакгаузы, на второй — возвести жилые дома и конторы. С юга район застройки оканчивался Варничным ручьем, с севера — сопкой с Семеновским озером. Предполагалось построить семнадцать улиц: три — параллельно железной дороге, две — перпендикулярно ей, две — у подножия третьей террасы; еще десять расходились веером от центра. Многие улицы получили имена членов монаршей семьи: Ольгинская, Михайловская, Татьянинская, Анастасийская, Николаевский проспект. Были улицы Подгорная, Владимирская, Торговая, Архиерейская, Банковская, Земледельческая, Инженерная, Солдатская, Думская, Садовая, Морская. Вдоль железной дороги шел Путейский проспект.Проект застройки города Романова-на-Мурмане. 1916 год
Однако и этому проекту не суждено было реализоваться: город продолжал развиваться стихийно. Мурманск второй половины 1910-х годов — это прежде всего порт, конечная станция Мурманской железной дороги и Мурманская военно-морская база, где в 1917-1918 годах стояли боевые корабли. В первое десятилетие своего существования город представлял собой несколько обособленных рабочих поселков между Зеленым мысом и Варничным ручьем. Поселок Портостройка основали летом 1916 года землекопы, плотники и закоперщики. Строители железной дороги населяли, соответственно, поселок Железнодорожный — выше и восточнее порта. В районе размещения флотских подразделений и баз снабжения военных кораб­лей возник поселок Базстройка. На склонах Зеленого мыса образовалась портовая «Нахаловка» — ночлежки, кабаки, «забегаловки»… В 1920 году она стала селом Зеленый Мыс, где, по переписи 1926 года, проживало 50 человек. Еще одним районом Мурманска являлось село Дровяное на западном берегу залива напротив Горелой горы. В 1926 году Дровяное с населением численностью 192 человека входило в состав территории Мурманского горсовета. В это время Мурманск, связанный железной дорогой с Петербургом, становится фактическим центром огромного уезда, занимавшего весь Кольский полуостров.

 

* * *

Вечером 1 марта 1917 года на Мурман пришла весть об отречении императора Николая II. В городе состоялся трехтысячный митинг. 8 марта был образован Совет рабочих и солдатских депутатов; позже возникли судовые, портовые, станционные комитеты и профессиональные союзы, потребительские общества, всевозможные комиссии, выборные суды, группы охраны общественного порядка. Временное правительство назначило уездным комиссаром А. А. Мухина — бывшего чиновника по крестьянским делам.
4 августа 1917 года начал действовать Цент­ральный комитет Мурманской флотилии (ЦКМФ, позже — Центромур). На правах воен­ной секции он в полном составе входил в состав Мурманского совета, а пять его членов — в исполком совета. По инициативе Цент­ромура в городе открылись школа судовых машинистов, матросский клуб, самодеятельный театр, школа для взрослых. Отбирались и направлялись на учебу в Петроградский матросский университет местные моряки.

 

* * *

6 марта 1918 года в Мурманске с английского линейного корабля «Глори» высадился отряд морской пехоты численостью 170 человек. На следующий день на мурманском рейде появился английский крейсер «Кокрен», затем — французский крейсер «Адмирал Об», а 27 мая — американский крейсер «Олимпия». Так началась иностранная интервенция на Русском Севере. В июле войска интервентов заняли всю северную часть Мурманской железной дороги, захватили Онегу. Население Мурманска резко сократилось: ко времени восстановления советской власти (1920) в нем насчитывалось всего около 2,5 тысяч человек. Город был лишен статуса уездного: «Поселок Мурманск Александровского уезда Архангельской губернии выделить в отдельную административную единицу и переименовать в безуездный город Мурманск Архангельской губернии».
Эрнест Генри Шеклтон – путешественник и бизнесмен. Фотография 1910-х годовУ правительства области появились идеи продажи городской земли и сдачи ее в аренду зарубежным компаниям. Так, в 1919 году английский путешественник, участник экспедиций в Антарктиду Э. Шеклтон предлагал создать в Мурманском крае Британское экспортно-импортное общество для эксплуатации природных богатств Кольского полу­острова. Бизнесмен просил в аренду «некоторое число участков Мурманска сроком на 99 лет, площадь в центре делового района Мурманска для постройки конторы и прочего для моего общества на арендный период 99 лет, некоторую часть побережья не менее 800 метров длиной и 150 метров глубиною для доков и складов на арендный период 99 лет». Взамен Шеклтон брал на себя обязательство выкупить участок железной дороги Мурманск-Сорока по минимальной цене и построить железнодорожные ветки к разведанным месторождениям сырья14. Предприимчивому англичанину была обещана всячес­кая поддержка: правительство, бессильное справиться с начавшимися в Мурманске голодом и разрухой, решило переложить весь груз ответственности на союзников15. Дело шло к передаче большей части городской территории в пользование европейским собственникам. Однако в начале 1920 года по всему северу Архангельской губернии началось наступление Красной Армии, а в Мурманске — вооруженное восстание местного подполья. Интервентов изгнали из города.

 

* * *

К этому моменту Мурманск представлял собой печальное зрелище. Город утопал в мусоре и хламе. Окна домов выбиты, по коридорам нетопленных бараков гуляет ветер. Улицы захватила «пестрая публика». Прямо на железнодорожных путях появился поселок на колесах — «Красная деревня»: население приспосабливало под жилье вагоны красного цвета. Этими вагонами были забиты все тупики; вскоре они обросли пристройками и сарайчиками. В других местах рыли землянки на склонах оврагов, сооружали времянки из бревен, шпал, досок, обитых фанерой, тесом, листовым железом. Так возникли скоп­ления «домов» из подручного материала. В одном из них — «Шанхае» — обосновались китайцы, раньше работавшие на строительстве железной дороги. Стали застраивать бараками даже неприкосновенную портовую территорию.

* * *

Началось восстановление Мурманска — прежде всего портового хозяйства. Порта на тот момент как такового не было: флот угнан за границу, оборудование разрушено, работники разбежались. Советское правительство решило оказать городу помощь людьми, материалами, продовольствием. Летом 1920 года было принято постановление Совета Народных Комиссаров: «Установить, начиная с 16 сентября сего года, снабжение красноармейским пайком служащих и рабочих <…> Мурманска с повышением означенного пайка до 50% для всех, <…> занятых особенно тяжелым физическим трудом»16. Такое особое внимание к Мурманску в условиях общей разрухи объяснялось тем, что с осени 1920 года через здешний порт должны были пойти импортные грузы, в первую очередь уголь для промышленности Петрограда.
Немалая роль бывшему Романову-на-Мурмане отводилась и в плане электрификации России, известном впоследствии как план ГОЭЛРО: «Мурманск обещает превратиться в крупный город с быстро развивающейся промышленностью, связанной с местными промыслами, и порт морского значения. <…> Незамерзаемость Мурманского побережья является обстоятельством исключительной важности. Наличие в Кольской губе удобных и глубоких бухт дает возможность устроить там порт, обладающий целым рядом серьезных преимуществ перед другими портами Республики. Возможности товаро­оборота круглый год компенсируют удаленность от центра России. Морские сообщения с Америкой, Англией и Францией коротки и удобны. <…> Устройство порта должно быть связано с широкой судостроительной программой. В ближайшем будущем Мурманск — промышленный и культурный центр Русского Севера, конкурируя как порт с Петроградом».

* * *

Пока же, однако, властям приходилось констатировать: население Мурманска бедствует и голодает, в нем свирепствует цинга, узкоколейка бездействует, немногочисленные здания разваливаются. Все оставалось по-прежнему и при нэпе. Современник свидетельствовал: «Магазины частников с обилием в них товаров и продовольствия были намного сильнее небольших ларьков потребительских обществ. Особенно известен был тогда частник Рамазанов. Мальчишки с завистью смотрели на витрину его магазина, где были выставлены конфеты, сахар и (наша мечта!) сапоги и пальто со светлыми пуговицами. Классовое разделение общества, естественно, сказывалось и на детворе. С одной стороны, были босоногие и оборванные мальчишки и девчонки, а с другой — хорошо одетые дети нэпманов»18. За 1921-1922 годы построили всего один барак, отремонтировали электростанцию и больницу. На большее не хватило средств. Городской центр в Мурманске отсутствовал: любая улица, где были какие-либо учреждения, могла претендовать на статус центральной. Таковой являлась, например, улица Челюскинцев. На ней располагались военные штабы и казармы, ряд губернских учреждений. В 1924 году именно здесь в трех рубленых одноэтажных домах разместили классы средней школы. В одном из них за полотняной занавеской ютилась учительница. Предприятие общественного питания имелось всего одно — кафе нэпмана Капутина. Под баню приспособили железнодорожный вагон у водокачки. Из нее и водопровода длиной в километр, протянутого в 1917 году от Варничного ручья, состояло все городское коммунальное хозяйство. Первое десятилетие город был лишен централизованного водоснабжения: воду привозили в цистернах. Водопровод появился лишь в 1929 году: сначала построили водозабор на Семеновском озере, позже воду стали брать из Ростинских озер.
Тогдашние статистики отмечали, что город, «возникший в военное время, до сих пор представляет из себя лагерь. Слово «дом» не существует в обиходной речи мурманчанина, а есть слово «барак». На улицах то и дело слышались такие диалоги: «Где губвоенкомат?» — «В восьмом бараке». Военный госпиталь помещался в бараке № 2, дивизион ГПУ — в бараке № 90. Характерное объявление: «При первом доме безработной молодежи начала функционировать сапожная мастерская. Барак 518».

 

* * *

17 мая 1922 года приказом Народного Комиссариата внешней торговли создается Архангельский таможенный округ, в состав которого вошла и Мурманская таможня 1 разряда. В начале 1920-х в незамерзающем порту Мурманск образовывается Государственное Управление рыбными промыслами: двенадцать судов составили первую в России траулерную флотилию. Началось строительство рыбного порта, судоверфи, тарного комбината, рыбокомбината и других предприятий. Через четыре года грузооборот порта возрос почти в пять раз. Ежегодно в заливе бросало якорь до пятидесяти пароходов. Открылись две библиотеки, детские ясли, больница на пятьдесят коек, амбулатория и зубной кабинет, было построено четырнадцать жилых домов.
Однако Мурманск своим видом все еще напоминал деревню. В 1925 году губисполкому пришлось утвердить «Инструкцию по пастьбе скота на городской земле». Жители южного района приводили скот на площадь у здания совпартшколы, и пастух гнал его за артиллерийские склады (в двух километрах по направлению к Коле). Население северной час­ти пасло скот между Средним и Большим озерами. Мурманчане, обитавшие в центре, собирали своих коров у здания губпрофсовета, а пасли в горах восточнее города (район нынешнего Планерного поля).
В декабре 1926 года по итогам первой Всесоюзной переписи населения в Мурманске насчитывалось 714 «владений» на 2137 квартир. В 1927-м на современной улице Ленинградской проложили полтора километра деревянных тротуаров. Эта улица впоследствии стала первой асфальтированной в городе (1939).
Памятник жертвам интервенции. Архитектор А. В. Савченко7 ноября 1924 года в Мурманске торжест­венно открыли первый памятник — жертвам интервенции (автор — архитектор А. В. Савченко). Он был создан на добровольные пожертвования граждан и установлен над братской могилой участников восстания против интервентов 21 февраля 1920 года. В 1930-м вокруг памятника разбили сквер.
Самым крупным тогдашним предприятием Мурманска было железнодорожное депо — в нем числилось 175 рабочих. В других трудились по 20-30 человек. Завод минеральных вод выпускал по тридцать бутылок продукции в день, городская пекарня выдавала по тридцать пудов хлеба, кожевенный завод за лето мог выделать несколько сотен шкур. Электростанция летом вообще не работала.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию