Поиск

Генерал с повязкой на голове

Генерал с повязкой на голове

Генерал с повязкой на голове


Ф. А. Тулов. Портрет генерал-майора Михаила Федоровича Никитина. Холст, масло. 1845 годСреди живописных полотен, хранящихся в запасниках Отдела русской культуры Государственного Эрмитажа, есть работа художника первой половины XIX столетия Федора Андреевича Тулова — портрет немолодого военного с черной повязкой на голове. Долгое время этот военный считался «неизвестным». Только в 1989 году мне удалось его идентифицировать.
Итак, персонаж одет в повседневный темно-зеленый мундир без шитья на красном воротнике, с золотыми эполетами и толстой крученой бахромой на них, свидетельствующей о генеральских чинах. Звездочки на круг­лых полях эполет отсутствуют, и можно предположить, что Тулов изобразил генерала от инфантерии или от кавалерии, то есть полного генерала: только полным генералам не полагались звездочки на эполеты со времени введения последних1. Однако награды, показанные Туловым у портретируемого, слишком невысоки, чтобы думать в данном случае о наличии высшего чина. Под воротником мундира на шейных лентах виден орден Святой Анны 2-й степени с короной, на нагрудной колодке -орден Святого Георгия 4-й степени за 25 лет службы в офицерских чинах, Святого Владимира 4-й степени с бантом, боевая сереб­ряная медаль 1812 года, медаль за взятие Парижа и бронзовая дворянская медаль в память 1812 года. Ниже колодки прикреплены знак за выслугу 35 лет в офицерских чинах и звезда ордена Святого Станислава 1-й степени. Едва ли полный генерал, участник Отечественной войны 1812 года и заграничной кампании 1813-1814 годов, имел столь скромный набор наград. Даже у самых «незаслуженных» полных генералов русской армии, сражавшихся против Наполеона, было как минимум по два-три высших ордена -таких, как орден Святого Александра Невского, Белого Орла или Святого Владимира 2-й степени со звездой. В то же время сомнительно, что на портрете -генерал-лейтенант, ибо в таком случае должен наличествовать, помимо ордена Святого Станислава 1-й степени, еще орден Святой Анны 1-й степени, а ордену Святого Владимира полагается быть 3-й, но никак не 4-й степени. Поэтому уместно предположить: Ф. А. Тулову позировал генерал-майор, а звездочки на эполетах художник просто забыл пририсовать, дописывая детали мундира по памяти, — случай нередкий. Возможно также, что звездочки исчезли под слоем краски при последующей реставрации холста: приглядитесь, и увидите там просвечивающие пятна. Особенно заметны они на левом эполете и по расположению соответствуют двум звездочкам, полагавшимся генерал-майорам.
К сожалению, печатных списков генералитета русской армии на 1845-й год (предположительное время создания портрета, о чем ниже) не издавалось, и в «Ленинке» удалось отыскать только списки 1840-го и 1846-го годов2. Изучение первого позволило сделать вывод, что речь в нашем случае идет о Михаиле Федоровиче Никитине. Лишь у него набор наград полностью совпадает с наградами «неизвестного». К тому же указано, что Никитин получает пенсию из инвалидного капитала, а черная повязка на голове генерала — свидетельство былого ранения. Согласно документу, первый офицерский чин Михаил Федорович получил в 1789 году, а в генерал-майоры был произведен 24 августа 1829-го и в 1840-м состоял в должности командира 2-й бригады 16-й пехотной дивизии. В генеральском перечне 1846 года о Никитине находим те же сведения. Ниже — выцветшая от времени приписка: «Января 6-го сего года уволен от службы за болезнию с мундиром и пенсионом полного жалования».
В «Русском биографическом словаре» есть биография нашего героя. Михаил Федорович НикитинОрден Святой Анны 3-й степени (на шпагу). Первая награда нашего героя. Рисунок автора родился «в конце XVIII века» и военное образование получил в Сухопутном кадетском корпусе, из которого выпущен прапорщиком. Участвовал в войнах с французами в 1805 и в 1806-1807 годах, за отличия в сражении при Пултуске и Гейльсберге награжден орденом Святой Анны 3-й степени и золотой шпагой с надписью «За храб­рость». В 1812 году состоял в Белостокском пехотном полку в чине майора, отличился в боях на Волыни и получил орден Святого Владимира 4-й степени с бантом. Прошел заграничную кампанию 1813-1814 годов, удостоен ордена Святой Анны 2-й степени; прусское командование пожаловало ему орден «За заслуги». 17 января 1814 года при штурме французских батарей у Бриенна-ле-Шато Михаила Федоровича тяжело ранило в голову, а 20 января за храбрость, оказанную в этом сражении, его произвели в подполковники. Далее следует производство в полковники (1820) и назначение командиром Литовского пехотного полка; 13 февраля 1823 года М. Ф. Никитин награждается орденом Святого Георгия 4-й степени за 25 лет службы в офицерских чинах. Генерал-майор (1829), состоит при начальнике 24-й пехотной дивизии генерал-лейтенанте Савоини. Участвовал в Польской кампании (1831), получил орден Святого Станислава 1-й степени и назначение командиром 3-й бригады той же 24-й пехотной дивизии. С 1834 по 1846 год, до выхода в отставку из-за потери слуха от ранения, командовал 2-й бригадой 13-й пехотной дивизии (с 1835 года — 16-я). Последние годы жизни провел в городе Козельце Черниговской губернии, где и умер.
Бывшее здание 1-го Петербургского кадетского корпуса (ранее дворец А. Д. Меншикова). Современная фотография.Зная по опыту, что статьи в «Русском биографическом словаре» иной раз содержат ошибки, я обратился к архивным документам и в фондах РГВИА обнаружил значительно дополняющий и уточняющий вышеприведенные сведения подробный формулярный список подполковника «Михаила Федорова сына Никитина»4. Список составлен «по 1-е января 1815 года» и «количество полных лет» указано — «34», то есть родился Никитин в 1781 году, а значит, на период создания портрета ему было 64 года. Генерал, изображенный Туловым, примерно на этот возраст и выглядит. Происхождение — «из дворян Московской губернии Рузского уезда, где за отцом состоит крестьян 28 душ». В графе о службе действительно значилось обучение в 1-м Петербургском кадетском корпусе (до 1800 года — Сухопутный кадетский), но выпущен Михаил Федорович был не прапорщиком, а подпоручиком в 8-й егерский полк. 26 сентября 1798 года, находясь в этом же полку, но уже в чине штабс-капитана, Никитин принял учас­тие в Австрийском походе (1805) и за отличие в сражении при Кремсе награжден орденом Святой Анны 3-й степени на шпагу. При Аустерлице был «ранен черепком французской гранаты в голень правой ноги с повреждением кости и взят в плен неприятелем на поле сражения, а из плена сего отпущен февраля 2 дня 1806-го с протчими офицерами и нижними чинами и, возвратясь в Россию марта 18 января в полк, сочтен был в достоинстве, а за отличия, оказанные в кампании, пожалован Всемилостивейше в капитанский чин». Все с тем же 8-м егерским полком М. Ф. Никитин участвовал в войне с французами в 1806-1807 годах и в бою под Бишофштейном ранен вторично — картечью в левую ногу. Вернулся в строй в апреле 1807-го. Никаких наград за отличия в этой войне Михаил Федорович не получил (так что сведения, изложенные в «Русском биографическом словаре», не совсем верны) — лишь после сражения под Гейльсбергом удостоился «высокомонаршего благоволения».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию