Поиск

«И в город шведы рвутся снова…»

«И в город шведы рвутся снова…»

«И в город шведы рвутся снова…»


«Преславная виктория» 27 июня 1709 года на полях Полтавы несколько затмила героическую оборону самого города, отодвинув ее в глазах современников и потомков на второй план. Между тем эта трехмесячная эпопея, безусловно, сыграла огромную роль в итоговом разгроме шведских войск.
Первое летописное упоминание Полтавы (Ипатьевская летопись) относится к 1174 го­ду. Многое повидал древний город за восемь столетий. Доходили сюда с востока и с юга волны кочевнических набегов, оставляя за собой руины и пожарища. Терпела Полтавщина гнет княжества Литовского и польских магнатов. Сражались полтавчане под стягами Богдана Хмельницкого и участвовали в Азовских походах Петра I. Об их храброс­ти свидетельствует 150-пудовый колокол «Кызыкермен» с колокольни Успенской церкви, отлитый из трофейных турецких пушек в 1695 году. Одними из первых присягнули жители Полтавы в дни Переяславской рады (1654) на верность России и сдержали свою клятву в 1709 году. Здесь бывали Петр I, Екатерина II, Александр I и Николай II, П. А. Румянцев, А. В. Суворов, Г. А. Потемкин, М. И. Кутузов, М. Б. Барклай-де-Толли, командарм М. В. Фрунзе, многие другие государственные и военные деятели. Утопающая в вишневых садах красавица-Полтава воспета лучшими русскими (и не только!) писателями и художниками; звонкая рифма «Полтава — слава» с XVIII столетия прочно утвердилась в отечественной поэзии.
Город расположен на высоком правом берегу Ворсклы. В начале XVIII века его укрепления состояли из земляного вала с глубоким рвом, палисада и бревенчатого частокола. Охраняли крепость десять сторожевых башен и семь бастионов; она имела пять ворот — Спасские, Киевские, Подольские, Kyриловские и Мазуровские.
Слабо укрепленная, но важная в стратегическом отношении Полтава в памятном 1709 году стала неодолимым препятствием на пути шведских захватчиков. Карл XII не мог и предположить, что эта «ничтожная», «жалкая» крепость, которая, казалось, падет при первом же выстреле, будет столь стойко сопротивляться долгих три месяца, что осада истощит у шведов запасы пороха и ядер и густо усеет шведскими трупами крепостные валы, что осажденные так и не сдадутся на милость победителя…
Предвидя появление под Полтавой шведских войск, Петр I в конце 1708 года решил усилить ее гарнизон и дать крепости надежного коменданта. Выбор пал на полковника Алексея Степановича Келина. Участник многих сражений Северной войны, он отличился при взятии Нотебурга (1702), Ниеншанца (1703), Дерпта и Нарвы (1704). В 1708 году А. С. Келин получает под свое командование Тверской пехотный полк — один из лучших в русской армии. Назначенный в декабре того же года комендантом Полтавской крепости, он 17 января 1709-го прибывает в Полтаву с пятью батальонами пехоты и немедленно начинает готовиться к обороне, твердо помня долг офицера и присягу: «Борониться до последнего человека и ни на какой аккорд с неприя­телем не вступать».
Гарнизон Полтавы был невелик. В городе имелись 28 пушек, значительные запасы продовольствия и сравнительно небольшое количество боеприпасов: «24 пуда пороха пушечного, 21 пуд пороха мушкетного, 620 ядер, 100 зарядов картечи, 90 пудов селитры и 20 пудов серы», согласно составленной в апреле 1709 года «Ведомости артиллерии, что в Полтавской крепости обретается». Не представляли серьезной преграды для шведов и фортификационные сооружения Полтавы. Карл XII так ничтоже сумняшеся и заявил своим генералам: «Я атакую и возьму город!» — и с этой уверенностью 1 апреля 1709 года начал осаду. Приступы первых четырех дней были отражены. В ночь с 5 на 6 апреля шведы бросились на штурм, который продолжался до утра, и с рассветом отступили, оставив под стенами 427 убитых.
Со своей стороны защитники крепости не переставали изматывать силы противника дерзкими вылазками и диверсиями, отчего шведы находились в постоянном напряжении и несли ощутимые потери. Обороняющиеся разгоняли неприятельские рабочие команды, захватывали пленных, разрушали инженерные coopyжения, одновременно укрепляя собственные бастионы и валы. Отрезанный от русской армии, А. С. Келин обнаружил в эти дни недюжинные распорядительность, энергию, находчивость. На неоднократные предложения сдать город он отвечал решительным отказом. 5 мая А. Д. Меншиков докладывал Петру I, что «оный комендант (Келин. — В. М.) при помощи Божией доброй отпор чинит».Е. В. Путря. Портрет коменданта Полтавы полковника А. С. Келина. Чеканка. 1970-е годы
Здесь и далее мы прокомментируем события строками из стихотворения А. В. Скрипицына «Осада Полтавы» (1909):

Что день, то новые атаки,
Но тверд полтавский гарнизон,
И европейских битв рубаки
Не слышат от врагов: «пардон».

В конце концов Карл XII пришел в ярость. 16 апреля шведы начали обстреливать Полтаву из мортир. На решающий штурм король отправил 9 пехотных полков и 1 артиллерийский. Командовал отрядом генерал-майор Спарре. 23 апреля под гром пушек и барабанов шведские солдаты со штурмовыми лестницами устремились к крепостным валам. Подпустив врагов поближе, осажденные дали залп из пушек и ружей и тотчас ударили в штыки. Оставив на валах немало убитых и раненых, шведы откатились назад. Атака повторилась на следующий день. На сей раз нападавшие заранее сделали подкоп под стену, заложив большое количес­тво пороха, чтобы в момент взрыва начать штурм. Однако русские обнаружили подкоп и выбрали весь порох. Как только загорелся фитиль, неприятельские солдаты бросились в атаку, но взрыва не последовало, и они повернули обратно, преследуемые сильным огнем со стен.
Ю. Е. Каштанов. Военный совет у коменданта Полтавы А. С. Келина. Акварель. 2009 годВ мае 1709 года под Полтавой стояла почти вся армия Карла XII. Здесь находился и он сам. Осадными работами руководил генерал-лейтенант Гилленкрок, сетовавший на меткость русской стрельбы: шведов убивали, «лишь только они показывались из-за траншеи у мешков с песком».
Особенно чувствительной оказалась убыль войсковых инженеров и саперов, состав которых пришлось пополнять уже в мае. Тем не менее, когда королевский министр граф Пипер заговорил с Карлом об отходе, то получил такой ответ: «Если бы даже Господь Бог послал с неба ангела с повелением отступить от Полтавы, все равно я останусь здесь».

Упрям и злобен шведский вождь.
«Сдадутся!» — он твердит сурово,
И снова пуль свинцовый дождь,
И в город шведы рвутся снова.

В ночь на 15 мая русский отряд под командованием бригадира Алексея Головина, переодетый в трофейные шведские мундиры, скрытно подошел через болота к шведскому лагерю. На окрики часовых Головин ответил по-немецки, что прибыл с командой для осадных работ. Ошибка обнаружилась слишком поздно: отряд, штыками проложив себе дорогу, вступил в город. Карл XII по сему поводу хмуро произнес: «Вижу, что мы мос­ковитян научили военному искусству».
За время осады из крепости было предпринято более 30 боевых вылазок. Только за апрель и май, согласно «Дневнику военных действий» А. С. Келина, в результате этих вылазок шведы потеряли убитыми и пленными порядка 2500 человек.
Келин изобрел и новые средства борьбы. Применялся, в частности, специальный механизм с крюком, при помощи которого вражеские солдаты «вынимались из сапов» (окопов).

Сопротивление Полтавы
Приводит Карла в страшный гнев.
Удачи русской, русской славы
Снести не может шведский лев.

Штурм 1 июня отличался особой ожесточенностью. Шведы с двух сторон двинулись к укреплениям, предварительно забросав город зажигательными бомбами, что привело к сильным пожарам. И снова защитники крепости смогли отбросить противника с большими для него потерями. Подкопы под крепостные валы шведы заставляли рыть находившихся в их лагере изменников-запорожцев, которые, по словам генерал-лейтенанта Гилленкрока, «жаловались, что всегда их одних командируют на работы». Таков неизменный удел предателей. Кстати, шведы, превыше всего ставившие честь и доб­лесть, откровенно презирали этих людей.
Шведский король послал к А. С. Келину очередного парламентера с предложением сдаться на почетных условиях,Ю. Е. Каштанов. Героическая оборона Полтавы. Акварель. 2009 годгрозя в противном случае «всех перебить». Келин отвечал: «Приступов было восемь, и из присланных на приступе более 3000 человек при валах полтавских головы положили. Итак, тщетная ваша похвальба; побить всех не в вашей воле состоит, но в воле Божией, потому что всяк оборонять и защищать себя умеет!» Вскоре комендант подтвердил эти слова очередной вылазкой. Удар был стремительным. Русские ворвались в построенные шведами на берегу Ворсклы укрепления, захватили четыре пушки, уничтожили 200 неприятельских солдат, взяли 18 пленных и благополучно вернулись в город.

Ответом дерзким швед смущен,
Им даже Карл обескуражен;
Кусая губы, смотрит он
На славный русский гарнизон,
Что так отчаянно отважен.

В начале июня полтавский комендант настолько осмелел, что начал строить за пределами крепости напротив шведского «городка» два редута. Когда противник вознамерился воспрепятствовать работам, Келин выслал навстречу гренадер, и шведы «были сбиты».
Между тем к Полтаве подошли главные силы русских. Прибывший в действующую армию из Воронежа Петр I, чтобы ободрить защитников Полтавы, написал послание, в котором благодарил их «за ревностные подвиги», обещая скорое снятие осады. Находчивые бомбардиры, рассчитав необходимую траекторию стрельбы, наладили «воздушную почту», перебрасывая осажденному гарнизону в полых бомбах письма, лекарства и столь необходимый порох. Комендант ответил царю таким же «бомбическим письмом».