Поиск

Ученик Пржевальского

Ученик Пржевальского

Ученик Пржевальского


Вторая половина XIX столетия ознаменовалась пристальным интересом российских ученых к странам Центральной Азии. Появилась целая плеяда талантливых путешественников, ставших впоследствии фактически первооткрывателями этих областей Земли, основоположниками научных направлений и школ - Н. М. Пржевальский, П. П. Семенов-Тян-Шанский, Н. А. Северцов и другие. К ним принадлежит и ныне почти забытый Всеволод Иванович Роборовский, ученик и продолжатель славных дел Николая Михайловича Пржевальского. Некоторые подробности его жизни стали известны лишь в последние два десятилетия XX века.Николай Михайлович Пржевальский (Известия Императорского Русского географического общества. СПб., 1910)
* * *
Во время пребывания на Кольском полуострове автору этого очерка довелось познакомиться с внучкой Роборовского — Лидией Николаевной Анисимовой. В конце 1980-х годов она прислала мне фрагменты послужного списка деда. С выдержками оттуда я и предлагаю для начала познакомиться читателям (даты приводятся по старому стилю, сокращения не указываются):
«Из потомственных дворян С[анкт]-Петербургской губернии. Вероисповедания православного; воспитывался в классической гимназии и окончил курс в пехотном Гельсингфорском юнкерском училище по 1-му разряду.
Командирован в состав экспедиции, назначенной под начальство Генерального Штаба полковника Пржевальского для научного исследования Внутренней Азии, куда и отправился 20 января 1879 г.
Командирован вторично в состав ученой экспедиции в Центральную Азию 1 мая 1883 г.
Командирован в состав ученой экспедиции в Центральную Азию под начальством генерал-майора Пржевальского 14 марта 1888 г.
За отличие по службе произведен лично государем императором в капитаны 13 января 1896 г.
Прикомандирован к Главному Штабу для окончания отчета о путешествии в Центральную Азию 13 января 1896 г.
Прикомандирован к Генеральному Штабу для обработки материалов, собранных Тибетской экспедицией 21 июля 1891 г. За отличие по службе произведен в штабс-капитаны 26 июля 1891 г.
Назначен начальником ученой экспедиции в Центральную Азию 2 февраля 1893 г.
Тянь-Шань. Фотография 2008 годаВыступив из Пржевальска 15 июня 1893 г., экспедиция под его начальством произвела важные в научном отношении астрономические и метеорологические наблюдения, сделав много географических открытий, и привезла очень ценные естественно-исторические коллекции. За отличия по службе произведен в подполковники с назначением в распоряжение начальника Главного Штаба и с зачислением по армейской пехоте 26 февраля 1896 г.
Высочайше повелено время, проведенное [им] в экспедициях, зачесть за военный поход. В 10-й день марта 1902 г. высочайше разрешено внести, в изъятие из правил, [его] в послужной список засвидетельствование об увечии, выразившемся в параличе правой половины тела, полученной полковником Роборовским от крайне неблагоприятных температурных и барометрических колебаний в ночь с 27 по 28 января 1895 г., когда он находился при исполнении возложенных на него обязанностей начальника экспедиции для исследования Центральной Азии и урочища Юнчи-Чулак в северо-восточном Тибете, на высоте 12500 футов (около 3750 метров — Н. В.) над уровнем моря.
Высочайшим приказом, состоявшимся в 21-й день мая 1903 г., уволен за болезнью от службы полковником с мундиром и пенсией. Полковник Всеволод Иванович Роборовский имеет орден Св. Владимира 4-й степени, медали серебряные: в память всех походов и экспедиций в Средней Азии с 1853 по 1895 год и в память царствования императора Александра III».
* * *
1870-е годы. Границы Российской империи расширены за счет присоединения Туркестана, Кавказа и Закавказья. Правительству страны требуются самые разносторонние сведения о вновь обретенных землях. Императорская Санкт-Петербургская академия наук и Императорское Русское географическое общество организовывают экспедиции, всячески по­ощряют научные исследования в Туркестанском крае, Монголии, Китае, даже в Тибете и в Гималаях.
В отряде Н. М. Пржевальского Роборовский оказался, можно сказать, случайно. Федор Леонтьевич Эклон, гимназический друг, участвовавший в предыдущей экспедиции знаменитого путешественника в Центральную Азию, с большим увлечением рассказывал о необычных странах, которые удалось посетить. Роборовский поинтересовался, можно ли и ему попасть в группу исследователей, и буквально напросился на знакомство с Пржевальским — кумиром его юности. Николай Михайлович как раз искал себе надежных помощников. Отправиться с ним в поход по Азии мечтали многие, однако далеко не каждому это было по силам. И всякому, кто напрашивался, Пржевальский устраивал нешуточные испытания, зная, что новые маршруты пролягут по неприступным горам и безводным пустыням, где обитают воинственные аборигены.
22-летний прапорщик Роборовский испытания выдержал. Пржевальский сказал: «Я с Вами хорошо познакомился, долго и различно испытывал Вас, желая узнать Ваш характер и убедиться, какое дело, какие именно занятия могут быть поручены Вам, и в конце концов решил взять Вас с собою». Так В. И. Роборовский начал путь исследователя и землепроходца.Караван в пустыне (помещаемые здесь и далее рисунки выполнены В. И. Роборовским для книги Н. М. Пржевальского «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки». СПб., 1883)
20 января 1879 года Н. М. Пржевальский с помощниками Роборовским и Эклоном отправился из Восточного Казахстана в Тибет и в верховья Желтой реки (Хуанхэ). Путешественники двигались через Булун-Тохой вверх по реке Урунгу; миновав город Хами, сделали переход в 347 верст сыпучими и безводными песками до Сачжоу. Экспедиция обследовала горы Наньшаня, затем направились в солончаки Цайдама, к хребту Бурхан-будда и далее к верховьям Голубой реки (Янцзы) — реке Муруй-Усу. Перевалили на высоте более 5000 метров хребет Тангла и оказалась на расстоянии 300 верст от Лхасы. Далее повернули обратно, прошли к горному озеру Кукунор, поднялись вверх по Желтой реке и через область Алашань направились в Ургу (историческое название столицы Монголии Улан-Батора). Пробирались пустынями, горными долинами, каменистыми плоскогорьями. Пржевальский помогал Всеволоду Ивановичу изучать непривычную для жителя средней полосы России природу, поручил ему сбор гербария, заметив в отчете, что «В. И. Роборовский страстный коллектор по части ботанической, лазил целые дни по россыпям и скалам». Да и сам Всеволод Иванович позже признавался: «Увлечение ботаникой доходило у меня до того, что зачастую я с опасностью для жизни взбирался на горы и доставал цветочек, до которого добраться казалось почти невозможным; но если я его раньше не видел или мне думалось, что это новый вид растений, то я напрягал все усилия: камни валились у меня из-под ног, казалось, вот-вот свалюсь в пропасть, но все-таки доставал интересовавший меня цветок».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию