restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır

Поиск
  • 21.06.2017
  • Свет памяти
  • Автор Инокиня Лукина (урожденная Вавилова)

А сердце болью говорит…

А сердце болью говорит…

А сердце болью говорит…


От редакции

Устные рассказы инокини Лукины (Лидии Васильевны Вавиловой) о пережитом после революции и во время Великой Отечественной войны помнят многие прихожане самарского Свято-Вознесенского храма, а также бывшие ученики Лидии Васильевны и коллеги по школьной работе. Некоторые из этих рассказов мы предлагаем вниманию читателей, по возможности сохранив свойственную автору непосредственность и безыскусность повествования.
Матушка Лукина прошла всю войну, была награждена орденами Отечественной войны I и II степени, десятью медалями. С 1951 года она в Куйбышеве (Самаре) преподает в школах города русский язык и литературу. Стала завучем, позднее директором школы. Выйдя на пенсию, по благословению протоиерея Иоанна Гончарова, еще 10 лет вела новый по тем временам предмет — историю православной культуры. Все эти годы Лидия Васильевна не оставляла мечты стать монахиней. И вот в 2003 году архиепископ Самарский и Сызранский Сергий благословил ее на монашеский постриг. С тех пор инокиня Лукина живет в богадельне при Свято-Вознесенском храме. По отзыву настоятеля храма протоиерея Александра Урывского, матушка — незаменимая церковная «общественница», без которой не обходится подготовка ни к одному празднику. С весны у нее появляются дополнительные хлопоты: возле богадельни она вскапывает землю, высаживает цветы, старательно за ними ухаживает. И все лето люди любуются здесь георгинами, гладиолусами, астрами, розами и даже библейской травой иссопом. Осенью букеты понесут в храм — к празднику Воздвижения Креста Господня…


Свято-Троицкий храм в селе Елховка, где служил священник Василий Вавилов. Фотография 2008 годаМой отец, Василий Лаврентьевич Вавилов, родился в 1886 году в крестьянской семье. Дед, Лаврентий Иванович, вместе с женатыми сыновьями жил тогда в Саратовской губернии. Всего было 29 едоков. На земле работали — от земли кормились. В зимнее время старшие братья занимались изво­зом в ближайших городах. Дополнительная копейка шла на учебу детей. Сам грамотный, дед старался и детям дать возможно лучшее по тем временам образование. Мой отец окончил семь классов сельской школы, за что народ уважительно именовал его грамотеем. О нем у меня осталось воспоминание как о человеке необыкновенном. Он разбирался в математике, истории, географии, естествознании. За прекрасный голос его называли еще Шаляпиным.
С началом первой мировой войны отца призвали на сборный пункт — предстояла отправка на фронт. Но здесь командиры обратили внимание на его певческий дар и вместе с несколькими солдатами-новобранцами отправили в Мелекесс (название города Димитровграда в Ульяновской области до 1972 года. — Ред.) учиться на полкового священника. Учеба в духовной семинарии оказалась краткосрочной: через шесть месяцев отца рукоположили во иерея и направили в действующую армию. Так он стал священником артиллерийского полка. В 1916-м в боях под Варшавой его тяжело ранило: австрийская пуля попала в голову, задев правый глаз, и рикошетом ударила в правое плечо. Пуля осталась под лопаткой на многие годы, а рука повисла как плеть. Почти два года отец пролежал в московских госпиталях и лазаретах. В начале 1918-го его комиссовали полным инвалидом.
К тому времени дед Лаврентий с семейством переселился в Елховскую волость Самарской губернии. Местом проживания была избрана деревня Низовка. Сюда дед и привез отца из Москвы. Местный благочинный прото­иерей Зиновий Флеров сразу обратил внимание на способности отца — прекрасный голос, умение говорить проповеди, знание церковного устава, сообщил об этом правящему архиерею — епископу Михаилу (Богданову), и с благословения владыки отец получил должность настоятеля Свято-Троицкого храма в Елховке.
* * *
К началу XX столетия Елховка представляла собой большое торговое село. В 1910 году здесь было 560 дворов, 2 кирпичных и 3 кожевенных завода, аптека, 3 школы, волостное правление. Храм Святой Троицы построили в Елховке на народные пожертвования взамен обветшавшей и уже не вмещавшей всех прихожан Покровской церкви. Освятил его епископ Самарский и Ставропольский Константин в 1905 году.
Отец стал священником во времена широко развернувшихся жестоких гонений на Церковь. В храм то и дело вламывались «сильные» — так называли в селе вооруженных активис­тов новой власти, устраивали всяческие бесчинства. В связи с этим хочу рассказать следующую историю.
В Свято-Троицком храме шло праздничное богослужение. На аналое лежала икона — список знаменитой «Троицы» Андрея Рублева. И тут явились «сильные». Они опрокинули аналой и начали топтать икону. Пытаясь защитить святой образ, отец закричал, обращаясь к старшему: «Гражданин начальник, эта икона — бесценное достояние нашего народа. Написал ее великий русский художник Андрей Рублев!»
Отца скрутили и доставили в следственную часть. В тот же день завели уголовное дело по 58-й статье, где фигурировали «священник Вавилов В. Л. вместе со своим сообщником художником Андреем Рублевым». Попытки отца объяснить, кто такой Андрей Рублев, ни к чему не привели. В конце концов он потребовал встречи с начальником политотдела спецчасти полковником Гавришем. Как ни стран­но, тот согласился. Гавриш был образованным человеком и, выслушав отца, приказал прекратить следствие.
Тем не менее вскоре последовал арест. В храм ворвались все те же «сильные», разбили окна, разгромили алтарь, сбросили с колокольни колокола. Отца увезли в Куйбышев и после суда отправили отбывать срок сначала в Татарскую республику на прокладку железной дороги, а затем на строительство Волго-Балтийского канала. Полуголодная жизнь и непосильный физический труд в конце концов сделали свое дело: отец тяжело заболел. Умирающего, его освободили из заключения и отправили домой в Елховку, где он и скончался.
* * *
Шел 1930-й год. К тому времени мы уже жили без родителей — маму тоже арестовали. Старшие дети еще раньше разлетелись по стране. Мы, шестеро «детей врагов народа» — мал мала меньше — ютились в небольшом брошенном домике. Для жилья этот дом без оконных рам, с вырванными досками пола, был плохо приспособлен, но мы и этому радовались: на дворе стояли сильные морозы. Как могли, утеплились: досками закрыли окна, щели заложили крапивными мешками. Голод, холод, чужой угол стали нашими постоянными спутниками. Спали на полу или на полатях. До совершеннолетия я не имела своей одежды — ходила в чужих обносках, не ела настоящего хлеба. Питались мы в основном лебедой. Летом выручали овощи — капуста, картошка, свекла. Сами мы ничего не могли выращивать — как «дети врага народа» не имели ни клочка земли. Выручали добрые люди: кто поделится урожаем, кто даст совок отрубей, из которых мы варили затируху. Однако вскоре дом наш отобрал сельсовет, и мы оказались на улице. И вновь Господь послал доброго человека — Евфросинию Крупнову, предоставившую нам кров и пищу. А потом старшие братья забрали нас к себе в Среднюю Азию, в город Ходжент.
* * *
Началась война. Из семьи на фронт ушли шесть человек: я и пять моих братьев — Иван, Алексей, Павел, Сергей, Венедикт. Братья погибли; я же милостью Божией осталась жива.
В 1941 году мне исполнилось 18 лет. К то­му времени я уже училась на втором курсе Ленинабадского педагогического института. В августе вместе с друзьями-студентами мы пришли в городской военкомат проситься на фронт. Нам отказали. Но после долгих ежедневных уговоров я все-таки получила «добро» и по путевке ЦК комсомола уехала в город Энгельс. Здесь меня зачислили в школу летчиков: учли, что с 1940 года я состояла в ОСОАВИАХИМе, прыгала с парашютом. Я мечтала стать пилотом в авиационном полку, который в Энгельсе формировала Герой Советского Союза полковник Марина Михайловна Раскова.
Учеба в летной школе продолжалась месяц. На выпускных экзаменах я набрала высокий балл и уже готовилась к мандатной комиссии. Между тем сотрудник СМЕРШа предупредил нас, девчонок: в автобиографии писать только правду. Я и написала, что мой отец-священник был осужден по 58-й статье. Когда на «мандатке» это зачитали вслух, разразился скандал. Комиссар учебки Василий Иванович Чернов сокрушался: ведь я была не только способным курсантом, но и выпускала стенгазету и боевой листок (хорошо рисовала). Комиссар помог избежать неприятностей, отослав меня с сопроводительным письмом обратно в Ленинабадский горвоенкомат, выдавший мне направление в Алма-Атинскую школу летчиков.Л. В. Вавилова. Фотография 2005 года
Здесь за несколько недель я только трижды успела подняться в небо на стареньком учебном ПО-2 — вот и все практическое обучение. В январе 1942 года нас, выпускников школы, отправили в теплушках на Волховский фронт. За Череповцом, выйдя на одной из кратких остановок из вагонов за водой, мы увидели страшную картину. Впереди по обе стороны железнодорожного пути валялись обгоревшие и разбитые пассажирские вагоны, вокруг — тела мертвых детей. Это немцы разбомбили состав с детьми, эвакуированными из Ленинграда. Никого из взрослых рядом не было. Потрясенные, мы стояли молча — только слезы лились из глаз. Неподалеку виднелось какое-то строение, полузасыпанное снегом. Мы побежали к нему и обнаружили там группу спасшихся от бомбежки детей. Они лежали на мерзлой земле, тесно прижавшись друг к другу. Некоторые были уже мертвы. Девчонки начали снимать с себя пуховые шарфы, портянки, шерстяные кофточки; другие бросились к эшелону за съестными припасами. Как могли, мы пытались одеть и накормить детей. Страшно было смотреть на них, но еще страшнее звучали мольбы взять их с собой, не оставлять здесь, где царили холод, ужас и смерть. Помню страдальческие слова одного мальчика: «Тетенька, если вы меня не возьмете, я умру». Но был строжайший приказ: посторонних в эшелон не пускать. Прозвучал сигнал, поезд тронулся, мы на ходу запрыгивали в вагоны, а мальчик все стоял на снегу. Под стук колес личный состав эшелона рыдал — по-бабьи громко, неутешно. Многие вслух молились за этих маленьких страдальцев. Такой оказалась моя первая встреча с войной.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию