Поиск

Почему такой книжный знак?

Почему такой книжный знак?

Почему такой книжный знак?


Эта статья наверняка привлечет внимание библиофилов. У нас есть возможность продолжить разговор о ее герое — известном букинисте-антикваре конца XIX — начала ХХ века Павле Петровиче Шибанове (1864-1935).А. Чориков. Василий Шибанов подал от господина своего Андрея Курбского письмо царю Иоанну IV. 1564 года. Иллюстрация из книги «Живописный Карамзин, или Русская история в картинах» (СПб., 1836—1844)
В XIX столетии многие книготорговцы украшали шедшие на продажу издания своими экслибрисами, выполненными, как правило, с большим художественным вкусом и незаурядной затейливостью. Имел свой весьма оригинальный торговый книжный знак и П. П. Шибанов1: в круглой печатке — сапог, пронзенный копьем, в обрамлении надписи: «Шибановъ. Фирма существует с 1841 года».
На первый взгляд — своеобразная причуда владельца. На самом же деле экслибрис имел вполне определенный исторический смысл. За разъяснениями нам придется отправиться в середину XVI века, в Россию времен царя Ивана Грозного.
Как известно, князь Андрей Курбский бежал в Литву в сопровождении верного слуги Василия Шибанова. Н. М. Карамзин в своей «Истории Государства Российского» называет Шибанова «добродетельным слугой» и прибавляет: «Сие имя принадлежит истории». Почему?
Первое послание Курбского из ныне знаменитой его переписки с Иваном Грозным доставил царю не кто иной, как Василий Шибанов. Предание сообщает, будто он передал письмо лично адресату на Красном крыльце со словами: «От моего господина, твоего изгнанника, князя Андрея Михайловича Курбского». Царь в гневе вонзил ему в ногу острый посох; кровь лилась из раны, но Шибанов стоял неподвижно, пока Иоанн, опершись на посох, слушал письмо. Далее царь велел пытать слугу, чтобы узнать о подробностях побега и замыслах Курбского, от которого Шибанов не отрекся даже под пытками2. Сюжет этот пленил не одного писателя; в частности, А. К. Толстой создал целую балладу «Василий Шибанов», где есть такие строки:

И очи царя загорелися вдруг:
«Ко мне? От злодея лихого?
Читайте же, дьяки, читайте мне вслух
Посланье от слова до слова!
Подай сюда грамоту, дерзкий гонец!»
И в ногу Шибанова острый конец
Жезла своего он вонзает,
Налег на костыль — и внимает.
<…>

Шибанов молчал. Из пронзенной ноги
Кровь алым струилася током,
И царь на спокойное око слуги
Взирал испытующим оком.
Стоял неподвижно опричников ряд;
Был мрачен владыки загадочный взгляд,
Как будто исполнен печали;
И все в ожиданье молчали.
И молвил так царь: «Да, боярин твой прав,
И нет уж мне жизни отрадной,
Кровь добрых и сильных ногами поправ,
Я пес недостойный и смрадный!
Гонец, ты не раб, но товарищ и друг,
И много, знать, верных у Курбского слуг,
Что выдал тебя за бесценок!
Ступай же с Малютой в застенок!»

Пытают и мучат гонца палачи,
Друг к другу приходят на смену:
«Товарищей Курбского ты уличи,
Открой их собачью измену!»
И царь вопрошает: «Ну что же гонец?
Назвал ли он вора друзей наконец?»
«Царь, слово его все едино:
Он славит свого господина».
<…>

«Услышь меня, Боже, в предсмертный
мой час,
Прости моего господина!
Язык мой немеет, и взор мой угас,
Но слово мое все едино:
За грозного, Боже, царя я молюсь,
За нашу святую, великую Русь,
И твердо жду смерти желанной!»
Так умер Шибанов, стремянный.

Все это не мог не знать истовый книжник П. П. Шибанов. Сомнительно, что он всерьез считал стремянного князя Курбского Ваську Шибанова своим далеким предком. Скорее всего, здесь сыграла роль идентичность фамилий и Павел Петрович воспользовался этой красивой полулегендарной историей XVI века…
1Верещагин В. А. Русский книжный знак. СПб., 1902. С. 49.
2Этот поступок Грозный ставит князю-изменнику в пример:
«Како же не усрамишеся своего Васьки Шибанова? Еже бо он благочестие свое соблюде, и пред царем и предо всем народом при смертных вратех стоя, и ради крестного целования тебе не отвержеся, и похваляя и всячески за тя умрети тщашеся. Ты же убо сего благочестия не поревновал еси: единого ради моего слова гневна не токмо свою
едино душу, но и всех прародителей души
погубил еси».