Поиск
  • 21.06.2017
  • Труды и дни
  • Автор Екатерина Адольфовна Берг, Роман Анатольевич Назаров

Александровский «доктор Гааз»

Александровский «доктор Гааз»

Александровский «доктор Гааз»


С. Н. Маслеников с сотрудниками александровской санитарно-эпидемиологической станции. Фотография 1950­—1960-х годов

О нем сегодня говорят мало, да и при жизни он оставался в тени, будучи скромен и нестяжателен, хотя уже один тот факт, что Сергей Никитич Маслеников в 1930-х годах открыл способ лечения раковых опухолей при помощи березового гриба — чаги, отводит ему бесспорное место в ряду с выдающимися врачами-современниками. Впрочем, патент на свое открытие он получил лишь в 1958 году, а до тех пор обвинялся властями в знахарстве и занятии частной практикой. Между тем из всех уголков страны к нему шли тысячи писем с мольбами о помощи и он отвечал на все, прикладывая к каждому рецепт. По переписке Сергей Никитич спас в числе прочих и только что освободившегося из лагеря А. И. Солженицына, жившего в казахстанской ссылке, о чем тот рассказал в романе «Раковый корпус». Кстати, все имена в романе вымышленные, подлинно только имя «доктора Масленникова» (у Солженицына именно так — с двумя «н»).
«Друзья! Это удивительная история. Мне рассказал ее один больной. <…> И я тогда же, ничем не рискуя, написал открытку с обратным адресом диспансера. И вот сегодня уже пришел ответ! Двенадцать дней прошло — и ответ. И доктор Масленников еще извиняется передо мной за задержку, потому что, оказывается, отвечает в среднем на десять писем в день.
А меньше чем за полчаса толкового письма ведь не напишешь. Так он пять часов в день одни письма пишет! И ничего за это не получает! <…> И штатов у него никаких, помощников, секретарей. Это все — во внеслужебное время. И славы — тоже ему за это никакой! Ведь нам, больным, врач — как паромщик: нужен на час, а там не знай нас. И кого он вылечит — тот письмо выбросит. В конце письма он жалуется, что больные, особенно кому помогло, перестают ему писать. Не пишут о принятых дозах, о результатах. И еще он же меня просит — просит, чтоб я ему ответил аккуратно! Когда мы должны ему в ноги поклониться! <…>
Про доктора Масленникова тот прежний больной рассказал мне, что это старый земский врач Александровского уезда, под Моск­вой. Что он десятки лет, так раньше это было принято, лечил в одной и той же больнице. И вот заметил, что, хотя в медицинской литературе все больше пишут о раке, у него среди больных крестьян рака не бывает. Отчего б это? <…> Стал он исследовать… И обнаружил такую вещь: что, экономя деньги на чай, мужики во всей этой местности заваривали не чай, а чагу, иначе называется березовый гриб… Так вот Сергею Никитичу Масленникову и пришло в голову: не этой ли самой чагой русские мужики уже несколько веков лечатся от рака, сами того не зная? <…> Но догадаться было мало, вы понимаете? Надо было все проверить. Надо было многие-многие годы еще наблюдать за теми, кто этот самодельный чай пьет и кто не пьет. И еще — поить тех, у кого появляются опухоли, а ведь это — взять на себя не лечить их другими средствами. И угадать, при какой температуре заваривать
и в какой дозе, кипятить или не кипятить, и поскольку стаканов пить, и не будет ли вредных последствий, и какой опухоли помогает больше, а какой меньше».
Впоследствии А. И. Солженицын вспоминал: «Он (Маслеников. — Авт.) терпеливо и исчерпывающе дал мне все пояснения,
а к тому же сообщил адреса трех «заготовителей», живущих в Александрове и рядом, — кто бы мог по моему заказу прислать в Казахстан чагу посылкой и даже несколько раз. И так я стал получать чагу и лечился ею больше года… С тех пор и сам я, даже из Вермонта, посылал на людские запросы рецепт применения чаги — уже по своей памяти и пользуясь теперь легкой техникой ксерокопии»…

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию