Поиск
  • 21.06.2017
  • Архив
  • Автор Елена Викторовна Харитонова

«Романтик в фотографии» (из собрания Центрального архива электронных и аудиовизуальных документов Москвы)

«Романтик в фотографии» (из собрания Центрального архива электронных и аудиовизуальных документов Москвы)

«Романтик в фотографии» (из собрания Центрального архива электронных и аудиовизуальных документов Москвы)


Вторая половина 1920-х годов — время, когда происходило становление «левого» направления в фотографии, заложившего основы школы советского фоторепортажа. В профессию пришли молодые, полные новаторских идей люди, ставшие впоследствии корифеями отечественного фотоискусства. Среди них — Борис Игнатович.
В. Маяковский на Красной площади. Москва, 1928 год. 2-3200 СОн начал заниматься фотографией, будучи уже опытным газетчиком, проработавшим на журналистской ниве несколько лет — в Луганске, Харькове, Уфе, Москве, Ленинграде. До того как впервые взять в руки камеру — подаренный кем-то портативный «Кодак», Игнатович редактировал журнал «Горняк», заведовал редакциями сатирических журналов «Дрезина», «Смехач», «Бузотер». Снимок друга и коллеги — писателя Михаила Зощенко — первый опыт Бориса Всеволодовича в фотоискусстве. Эта ранняя работа (1923) ныне является классической. В ней просматривается одна принципиальная черта творческого почерка мастера — предпочтение репортажного подхода к действительности (впрочем, приверженность репортажу была тогда в значительной мере свойственна всей отечественной журналистике).
В 1927 году Б. В. Игнатович становится фотокорреспондентом газеты «Беднота». Отличительная особенность его съемок этого периода: он не стремился «ловить мгновение». Вслед за своим единомышленником и коллегой по группе левых фотографов «Октябрь» Александром Родченко Борис Игнатович считал выразительность снимка не менее важной, чем достоверность. Историки фотографии не раз отмечали, что
в 1920-1930-х годах Игнатович достигал художественного эффекта с помощью крупных планов и необычных ракурсов — так называемой «косины» и «упаковки» кадра. Однако дело не только в использовании отдельных выразительных средств, а и в том, какое образно-художественное целое они составляют. Профессор А. С. Вартанов писал о творчестве Игнатовича: «Он обладал своей неповторимой манерой раскрывать фотографическую красоту предметов и явлений, не нарушая естественности их существования». Хрестоматийный пример — работы «Первомай» (1927) и «В. Маяковский на Красной площади» (1928). Другая грань творчества Б. В. Игнатовича раскрылась в серии снимков 1928 года — «Чаепитие в Раменском», «На печи», «В гостях у земляка». Здесь он показал себя зрелым мастером, виртуозно владеющим композицией; каждый кадр — высококлассная публицистика, дающая представление о нравах и быте той поры.
Более сорока лет Борис Всеволодович снимал Москву, вел своеобразную фотолетопись города, начало которой было положено в конце 1920-х годов. Архитектурные памятники, тихие улочки в центре столицы и новостройки на ее окраинах, повседневная жизнь москвичей — все это запечатлела его фотокамера.
В 1931 году Игнатович сделал серию снимков Ленинграда для специального выпуска журнала «СССР на стройке». Снимая Исаакиевский собор с самолета, автор достиг такой композиционной ясности и простоты, которую нелегко получить даже в студийных условиях. Наряду с художественной выразительностью, эти кадры не лишены актуального публицистического содержания: достаточно вспомнить, чем являлась авиация для людей в 1920-1930-х годах.
В начале 1930-х в фотографии стали применять такое техническое новшество, как съемка «Лейкой» с расстояния 40-50 сантиметров. Борис Всеволодович в своих записках назвал это «приемом вывернутого винтика». Идею подал фотожурналист Елизар Лангман: удалив стопорный винтик, он мог максимально выдвинуть объектив и снимать людей и предметы со сверхблизкой дистанции. Одна из самых известных работ Игнатовича — «У Эрмитажа» (1931) — выполнена с помощью этого приема.
Особое место в ряду его снимков довоенного периода занимают лозунги, вывески, плакаты. Игнатович снимал слово как особую натуру, фиксируя бытование информации
в городской среде.
За пятнадцать лет напряженной работы Игнатович стал непререкаемым авторитетом для коллег по журналистскому цеху, а его лидирующая роль в группе «Октябрь» и яркое воплощение теоретических концепций
в повседневной творческой практике позволяли говорить о нем как об одном из ведущих фоторепортеров страны.
До недавнего времени Б. В. Игнатович рассматривался специалистами преимущественно в качестве одного из пионеров оте­чественной фотографии; соответственно, изучение наследия мастера ограничивалось 1920-1930 годами. Военный же период творчества Игнатовича, а также его поиски в области цветной фотографии 1950-1960 годов довольно долго оставались вне поля зрения
и лишь в последнее десятилетие вновь начали привлекать интерес исследователей.
Многие военные фотографии Игнатович сделал во время своего пребывания в составе партизанского соединения. На этих снимках главное — люди. Портреты, крупные планы, «выхваченные» из потока времени, как бы остановленные мгновения — десятки незабываемых живых лиц…
Сын полка. 1942 год. 0-117210В 1950-х годах Борис Всеволодович с присущим ему жаром занялся цветной фотографией. Он снимал среднерусские пейзажи, архитектуру, портреты. Его не пугали технические трудности; беспокоил другой вопрос: «Идти ли путем Запада с его сверхнатуралистическим анилином или искать своих путей в согласованных цветовых решениях?» Обретенный после долгих поисков ответ гласил: «Я стою за эту «умиротворенную» гамму цвета, во многом идущую от традиций нашей русской живописи».
Б. В. Игнатович коллекционировал старую фотоаппаратуру, объективы, линзы, вдумчиво, уважительно относясь к самой технологии фотографии. В крошечной лаборатории, на оборудовании, сделанном в основном собственными руками, он подчас творил чудеса. Технологические вопросы — тема, часто обсуждавшаяся им с учениками и единомышленниками. Техническую культуру и грамотность, чувство техники Игнатович ценил
в людях так же высоко, как и художественную одаренность.
За свой долгий творческий путь в фотографии Борис Всеволодович работал в разных стилях: от строгого документализма, фотографического конструктивизма до пикториальных приемов, которые он начал применять в конце 1930-х годов и продолжил в снимках военных лет, сочетая эти приемы с необычными световыми эффектами. Тем не менее мастер всюду сохранял свой неповторимый почерк, стиль, ощущение жизни. Он был настоящим «романтиком в фотографии», умея видеть и снимать пребывающее вне времени и пространства: сущность людей, вещей, событий…

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию

 
sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis