Поиск

Наследие Морозовых и Кончаловских в наукограде

Наследие  Морозовых и Кончаловских  в наукограде

Наследие Морозовых и Кончаловских в наукограде


Река Протва в окрестностях Обнинска

Желание поделиться сведениями об этих памятниках культуры конца XIX века — первой половины ХХ века возникло у автора данной статьи после того, как стало известно об их сохранности, показавшейся чудом, ибо они долгое время находились в зоне строжайшей секретности, как и все, что территориально относилось к «объекту «В» (Лаборатория «В» МВД СССР, позднее Физико-энергетический институт). Постепенно здесь вырос поселок, в 1956 году получивший статус города с именем Обнинск. Лишь с 1996 года завеса секретности стала приподниматься…
Во времена моего детства и отрочества, прошедших в Малоярославце, никого не удивляло, что начиная с послевоенных лет территория в десяти километрах от города, недалеко от железнодорожного полустанка Обнинское, со всем, что на ней было, вроде бы и не существовала. Выпускники располагавшейся там школы получали аттестаты об окончании московской школы № 365, которой никогда не видели. Дети, там родившиеся, регистрировались по адресу: Малоярославец-1. И не случайно в книге о достопримечательностях Малоярославецкой земли1 не упоминаются столь интересные объекты, как Морозовская дача (обиходное название усадьбы М. К. Морозовой Турлики), детская колония С. Т. Шацкого; мало говорится и об усадьбе Бугры…
В городе моего детства издревле знали эти места как грибные и ягодные. Безлюдье, чистота, тишина… В реке Протве — много рыбы и раков. В 1940-х годах поезд Москва-Малоярославец, запряженный паровозом, покрывал расстояние в 120 километров за четыре с половиной-пять часов. Наплыва дачников не было, и редко кто выходил на низкую и очень короткую платформу полустанка Обнинское. Рядом — несколько домиков, а вокруг густой темный лес. Ни одного селения в радиусе полутора-двух километров. Узкая лесная дорога-тропа вела к светлому сосновому холму над Протвой при впадении в нее речушки Репинки к имению М. К. Морозовой с особняком в зарастающем парке, к постройкам школы-колонии С. Т. Шацкого. Неподалеку, как случайно зашедшее и заблудившееся среди сосен, — пятиэтажное здание бывшего «детдома испанцев». Здесь-то после войны и началось строительство режимного поселка ученых.
Снабжение его продовольствием было лучше, чем в Малоярославце, и потянулись в него сначала за белым хлебом, потом и за работой. А поступить учиться в вечернюю школу рабочей молодежи в секретном поселке значило открыть себе перспективную дорогу в жизни. Говорили о какой-то системе старых педагогов. Чему и как учили — дело специалистов, нам достаточно отметить известный на сегодня факт, что практически все оканчивавшие эту школу получали в дальнейшем высшее образование и становились высококлассными специалистами.

Для получения полной версии обратитесь в редакцию