Поиск

«Гуляем, бачка!»

Б. М. Кустодиев. Зима. Масленичное гуляние. Холст, масло. 1919 год«Масленица — масляная неделя, сырная, неделя
до Великого поста; ее чествуют; веселою, широкою, разгульною, честною; пекут блины;
катанье с гор и на лошадях, и потехи разного рода» — так разъяснял значение этого
слова в XIX веке В. И. Даль.

Масленица издревле считалась общенародным
праздником, не имевшим возрастных, сословных, социальных и других ограничений. Ее
встречали в деревнях и городах. Однако, имея общую обрядовую основу, она сохраняла
отличительные черты, характерные для той или иной местности Российского государства.

Отмечали встречу Масленицы и жители такого
многонационального и многоконфессионального города, как Казань. К середине XIX века
в этом университетском городе проживало около 60 тысяч жителей разного вероисповедания,
более 30 тысяч православных, 15 тысяч не православных (из них около тысячи католиков
и протестантов), 10 тысяч мусульман и 4 тысячи старообрядцев.

Являясь столицей губернии и одним из крупнейших
поволжских торговых центров, город поражал гостей и его жителей масштабом разгула
в течение всей масленичной недели. Оно и не случайно: ведь сюда на зиму съезжались помещичьи семьи не
только из уездов, но и из ближайших губерний. Жизнь высшего казанского общества
середины XIX века отличалась размеренностью, довольством и обилием всяческих развлечений.
Как писал в своей книге «Казань и ее жители» (издана на французском языке в
1841 году в Санкт-Петербурге) бывший преподаватель английского языка Казанского
университета Э. П. Турнерелли, «для тех, кто чувствует себя счастливым
лишь на пирах да на празднествах, кто любит разъезжать по балам, делать и принимать
визиты, для тех, наконец, кому для счастья нужны шумные удовольствия, Казань — настоящее
Эльдорадо; я смело могу сказать, что нет другого города в мире, где чаще устраивались
бы собрания для веселья, где обнаруживалось бы большее соревнование в устройстве
пиров и удовольствий». «Зимы даны на радость губернским городам, — отмечалось в
«Казанских губернских ведомостях» (1845. № 51). <…> Начинаются катанья,
которые в это время заменяют принятые летом ежедневные прогулки; вот приходят
шумные святки со своими маскарадами, а там наступает разгульная масленица».

Праздничные гулянья проходили по Воскресенской,
Большой Казанской, Проломной и другим казанским улицам. В масленичные дни публика
особенно любила гулять в Черноозерском саду и кататься на коньках. В Николаевском
сквере пестрели карусели и балаганы. Кулачные бои, называемые в народе «мамаевым
побоищем», устраивались на озере Кабан, реке Казанке и Арском поле.

Масленица в Казани проходила в привычных русских
традициях, с соблюдением обычаев. Но многонациональность накладывала свой отпечаток
на празднества, придавая им особый колорит: ведь веселью предавались все жители
города вне зависимости от вероисповедания. Ниже приводится заметка о праздновании
масленицы в Казани из газеты «Справочный листок города Казани» от 21 февраля
1867 года. Несколько слов о самой газете. Она издавалась три раза в неделю
всего один год под редакторством адъюнкта (впоследствии — профессора) Казанского
университета, юриста и краеведа С. М. Шпилевского. Он был инициатором создания Общества
археологии, истории и этнографии при университете. За книгу «Древние города и другие
булгаро-татарские памятники в Казанской губернии» (1877) получил премию Императорской
Академии наук, а за труды по археоло­гии — Большую золотую медаль Императорского
Русско­-го археологического общества. В 1885-1904 годах — директор Демидовского
юридического лицея (Ярославль).

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию.