Поиск

«Я, пишущий эти строки…»

«Я, пишущий эти строки…»

«Я, пишущий эти строки...»


Московская Воскресенская, что в Таганке, церковь. Фотография 1881 года. Иллюстрация из книги Найденова Н. А. "Москва. Соборы, монастыри и церкви"

Елена Михайловна Железникова — потомок коренных
москвичей Залогиных. Их предок — купец 1-й гильдии Василий Иванович Залогин, потомственный
почетный гражданин города Москвы, удостоившийся этого звания в 1832 году в связи
с празднованием 20-й годовщины Отечественной войны 1812 года,
за участие в которой его отец, крепостной Иван Залогин, получил вольную. Елена Михайловна
бережно хранит отпечатанную в 1888 году книгу. На титуле значится: «Историческое
описание Московской Воскресенской, в Таганке, церкви с ее причтом и приходом. Составил
священник Николай Крас­новский. Издано на средства церковного старосты
Дмитрия Павловича Силина. Москва. Типография Общества распространения полезных книг.
Моховая, дом Терлецкой».

В преамбуле книги автор излагает причину,
побудившую его взяться за перо: «Потребность знать о храме — о протекшей его жизни,
а также о причте и приходе, вполне естественна в прихожанах, и они с полным правом
могут предъявлять настоятелю храма требование, чтобы он сказал, что известно ему
о храме».

Церковь, о которой идет речь, находилась на
Таганской площади. Строилась она в середине XVII века, в конце XVIII перестраивалась,
пережила пожар Москвы 1812 года и была уничтожена в 1930-х. Перед войной на этом
месте соорудили трамвайный круг, а сейчас здесь находится станция метро «Марксист­ская».
Территория прихода включала в себя Семеновскую (ныне Таганскую), Пустую (ныне Марксистскую),
Воронцовскую улицы и улицу Большие Каменщики.

Собственно исторический очерк начинается с
сообщения о том, что в 1659 году, по данным переписных книг, «прибыла вновь церковь
Воскресения Христова, что за Таганными вороты, в Новой слободе». То есть первоначально
она располагалась за чертой города. Причиной ее появления было быстрое разрастание
поселений и ремесленных слобод за пределами Земляного Вала, происходившее в
XVII веке, а непосредственным поводом, вероятно, — окончание страшного «морового
поветрия» 1654 года.

В XVII веке многие московские церкви строились
из дерева. Но отец Николай Красновский предположил, что Воскресенский в Таганке
храм являлся каменным изначально. Местность представляла собой ряд ремесленных слобод,
заселенных мастерами таганного дела, гончарами и каменщиками, о чем свидетельствуют
сохранившиеся до сих пор названия: Гончарные переулки, улицы Большие и Малые Каменщики.
Автор книги сообщает, что при перестройке храма в 1877 году обнаружилось надгробие
старосты Каменного приказа Дмитрия Михайлова Старцева, который, очевидно, и возглавлял
артель, возводившую храм. В 1697 году освящается придел мучеников Адриана и Наталии.
В книге приводится устное предание о том, что он строился на средства прихожан
«в память последнего Патриарха Российского Адриана и царицы Натальи Кирилловны».
В течение XVIII века здание постепенно разрушалось, и к началу XIX столетия
возникло новое — уже «в итальянском стиле».

Говоря об «устроении храма в Таганке» в середине
XVII века, отец Николай отмечает, что это было время раскола. «Гнездо противников
книжному исправлению находилось за Яузою». Отсюда во время раскольнического бунта
двинулись в Кремль беспорядочные толпы народа и стрельцов и возвратились с криком:
«Победихом и препрехом», а после этого три часа звонили все колокола всех заяузских
храмов, «следовательно, и нашего».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию.