Поиск
  • 21.06.2017
  • Знакомьтесь: музей
  • Автор Татьяна Владимировна Визбул, Александра Михайловна Алферова

Город и музей

Музеи — это не только культурно-просветительские
учреждения в общепринятом понимании, но и научные центры изучения родного края.
История Зеленограда заключена в фондах Государственного Зеленоградского историко-краеведческого
музея (ГЗИКМ), которые сегодня имеют традиционную структуру, включающую коллекции:
археологическую (каменный век и Средневековье), бытовую (XVIII — начало ХХI века),
научно-техническую (посвященную развитию производства в городе, создававшемся как
крупнейший центр микроэлектроники), военно-историческую, художественную, письменных
источников. К рассказу о музее и о его месте в городском сообществе мы сейчас и
обратимся. Но сначала — краткий экскурс в прошлое Зеленограда.

* * *

Современные «наукограды» представляют собой
явление во многом уникальное — хотя бы потому, что несколько поколений сформировались
в таких городах и, в свою очередь, сформировали их историко-культурную среду. Кстати,
несмотря на то, что города «научного» типа, создававшиеся в середине ХХ века, еще
довольно молоды, их нельзя считать «городами без прошлого» — и об этом тоже должны напоминать музеи…

Итак, Зеленоград: 10-й административный округ
столицы, расположенный в 40 километрах от центра между Ленинградским шоссе и Октябрьской
железной дорогой. Он возник в 1958 году в качестве города-спутника Москвы,
а в 1962-м получил статус всесоюзного центра микроэлектроники. Зеленоград задумывался
и созидался талантливыми архитекторами и строителями как «город будущего», «город-сад».
Название он обрел в 1963 году одновременно с утверждением своего первого генерального
плана.

Коллектив мастерской по проектированию Зеленограда,
возглавляемой архитектором И. А. Покровским, стремился найти для нового города
нетривиальные композиционные решения, избежать однообразия и монотонности массовой
застройки. Следует отметить, что многие новые серии жилых домов возводились сначала
в Зеленограде, далее, зачастую «исправленные и дополненные» практикой строительства
и эксплуатации, — в других районах Москвы, а затем по всей стране. Зеленоград, таким
образом, служил своего рода «всесоюзной экспериментальной стройплощадкой».

Украшением города являлась его «зеленая архитектура»:
помимо максимального сохранения природной среды, здесь было создано множество парков,
аллей, газонов и цветников. Зеленоград очень нравился как его жителям, так и приезжим.

С конца прошлого века в облике Зеленограда
произошло немало изменений. В их числе — существенное расширение границ города за счет
присоединения территорий за линией Октябрьской железной дороги (1987), комплексная
реконструкция 4-5-этажной застройки. Новое строительство поставило перед архитекторами
проблему сохранения исторически сложившегося архитектурного облика Зеленограда.
С этой целью в планировке современных микрорайонов предусмот­рены сквозные бульвары,
выводящие в зону отдыха вдоль берега реки Горетовки, где спроектированы искусственные
водоемы. Одновременно разрабатывались новые типы жилых домов из монолитного железобетона,
что дало возможность добиться более гибкой планировки и разнообразия архитектурных
решений. Появились в Зеленограде и храмы: возобновлен (1989) Никольский, построены
деревянные церкви святителя Филарета, митрополита Московского, и преподобного Сергия
Радонежского (авторы проектов И. А. Пок­ровский и Ю. А. Сведловский), а также часовня
праведного Лазаря Четверодневного на кладбище в Рожках.

Поначалу в Зеленограде, как и в любом новом
городе, наблюдалась острая нехватка «наслоений прошлого». Перед архитекторами стояла
непростая задача — сделать городскую среду не менее привлекательной, чем среда обитания
старых городов, то есть усилиями людей заменить работу времени. Это отчасти достигалось
насыщением центра — и функ­циональным, и эмоциональным, его «обживанием», художественно-пластическим
осмыслением2. По общему признанию, хотя удалось не все, многие составляющие здешнего
историко-культурного ландшафта гармонично вписались в современную городскую среду.
Прежде всего это касается водоемов — как природных, так и искусственных, а также
системы исторических дорог, направления которых были сохранены в генпланах Зеленограда.

 

* * *

"Зеленая архитектура"

Так или иначе Зеленоград, повторяем, — явление
уникальное, среди многих своеобразных черт которого следует особо отметить историко-краеведческую
и просветительскую деятельность городского музея. Сложившуюся систему нравственных
ценностей населения и, следовательно, преобладающую идею создания музея во многом
определил тот факт, что город возник на земле, где в ноябре — декабре 1941 года
проходил последний рубеж обороны столицы3. В черте города и его ближайших окрестностях
расположено около 20 братских воинских захоронений. 3 декабря 1966 года из
братской могилы на 40-м километре Ленинградского шоссе был взят прах одного из воинов
и торжественно перезахоронен в Александровском саду; 8 мая 1967 года там состоялось
торжественное открытие памятника «Могила Неизвестного солдата». Все это обусловило
первоначальный характер зарож­дающегося музея как воинско-мемориаль­ного.

Однако на территории Зеленограда есть немало
памятных мест, связанных с куда более отдаленным прошлым: следы древних славянских
курганных могильников, живописные окрестности деревни Кутузово с долиной реки Горетовки,
земли не так давно исчезнувших деревень, колея первой в России Николаевской (сейчас
Октябрьской) железной дороги… Еще один источник исторической памяти — топонимика.
В Зеленограде на первых стадиях его существования местные топонимы имели хождение
только в лексиконе старожилов, не получив отражения в названиях улиц, площадей,
микрорайонов. В 1990-х годах общественность — не в последнюю очередь под воздействием
деятельности музея — задумалась о возрождении ранее существовавших топонимов. Несколько
лет назад районы и муниципальные образования получили наименования, соответствующие
либо названиям деревень, располагавшихся ранее на их месте (Матушкино-Савелки, Крюково),
либо героическим событиям ноября-декабря 1941 года (Панфиловский район). Нескольким
объектам присвоили имена героев Великой Отечественной войны, проживавших в Зеленограде.
Эта тенденция отнюдь не иссякла…

 

* * *

В первой экспозиции музея. Т. В. Визубл обсуждает будущую экспозицию в старом помещении с художниками А. А. Акоповым (слева) и В. А. Морковиным. Лето 1977 года

Однако вернемся немного назад. Как мы уже
видели, создание историко-краеведческого музея в Зеленограде вовсе не являлось случайностью
— скорее, насущной необходимостью. Кроме перечисленных обстоятельств, здесь сыграло
свою роль и преобладание в городе высокообразованного населения, и высокий уровень
развития военно-патриотической работы, и наличие среди местных старожилов немалого
числа людей, неравнодушных к истории своего края. Все это в конце 1960-х годов привело
к принятию зеленоградской общественностью и Советом ветеранов Великой Отечественной
войны решения о необходимости организации в городе общественного музейного учреждения.
Его первоначальный военно-исторический профиль (музей боевой славы) вскоре был расширен
до историко-крае­ведческого. При музее образовался Совет, в который входили
ветераны, старожилы, работники учреждений культуры и образования, научная интеллигенция,
студенты и школьники. Членами Совета велась активная поисковая работа, осуществлялось
комплектование музейного фонда, налаживались отношения с музеями и архивами
Москвы и области. О том, как все это было, далее вспоминает нынешний директор
ГЗИКМ Татьяна Владимировна Визбул.

 

* * *

«В марте 2009 года музею города Зеленограда
исполнится 40 лет. Строгих документальных подтверждений этой даты нет, однако в наших
фондах имеется запись, что 4 марта 1969 года одна из первых директоров музея Анна
Александровна Уманская «приняла без акта от Павлова Н. М. и Солонникова помещение
музея»4. Историк по образованию, участник Великой Отечественной войны, она определила
для себя два главных направления: комплектование вещественных экспонатов и поиск
людей, воевавших на нашей земле. Большую помощь оказал ей Аркадий Иванович Шишков
— учитель физики крюковской школы, и его сестра Надежда Ивановна Шишкова, которая
в 1964-1966 годах занялась как раз поисками участников сражений в районе станции
Крюково — воинов 7-й и 8-й гвардейских дивизий. Она писала иногда до 100 открыток
в день, отправляя их во все концы страны. И уже в 1965 году, к 25-летию битвы за
Москву, эти люди были объединены в Совет музея. Происходили трогательные встречи
на местах легендарных сражений — у Дубосеково, Истры, Волоколамска, Крюково. Надежда
Ивановна собирала фотографии, книги с автографами, карты-схемы боев, воспоминания,
выявляла новые адреса. Все это она передавала А. А. Уманской. Так постепенно пополнялся
музейный фонд.

Музей располагался тогда в обычной трехкомнатной
квартире жилого дома: в одной комнате — реликвии войны, в другой — экспонаты по
истории деревень и сел, в третьей, самой маленькой, — современность молодого города,
его панорамные фотографии, где на переднем плане были видны еще существовавшие на
тот момент деревни Матушкино и Савелки. Вокруг Уманской сформировался коллектив
единомышленников. В их числе был Игорь Васильевич Толстобров — краевед, археолог,
реставратор по металлу, автор первых листовок-обращений к жителям с прось­бой передавать
в музей предметы труда и быта. Большую помощь оказали и жители бывших деревень.
Анна Александровна объезжала окрестности и собирала этнографический материал. Шефскую
помощь ей оказывало одно из предприятий Зеленограда — НИИ микроприборов (НИИМП),
благодаря чему музей обзавелся столами, стульями, шкафами, пишущей машинкой и даже
городским телефоном с выходом на Москву. Вся деятельность музея, естественно, курировалась
Зеленоградским РК КПСС. Опека была жесткой, но, что называется, хозяйской.

Так продолжалось несколько лет, пока в трехкомнатной
квартире не стало тесно. Музей посещали уже не только зеленоградцы. Встал вопрос
о выделении ему новых площадей. 25 апреля 1975 года исполком Зеленоградского горсовета
депутатов трудящихся постановил: «1. Перевести историко-краеведческий музей в новое
помещение. 2. Просить руководство проектной мастерской № 3, а также различные предприятия
города оказать шефскую помощь в проведении необходимых работ по открытию музея»

Первая экспозиция зала музея в новом помещении. Фотография 1990 года.

Нам предлагалось занять половину первого этажа
жилого пятиэтажного дома. Но до переезда было еще далеко: предстояло освоить, отремонтировать,
приспособить новое помещение. На это ушло три года. А летом 1977 года А. А. Уманская
предложила возглавить музей мне, так как близился срок ее выхода на пенсию. Кроме
директорской, у нас имелась еще ставка уборщицы — и все. Наконец мы переехали. В
одном экспозиционном зале разместили предметы по истории Великой Отечественной войны,
в другом — по истории края, в третьем, самом маленьком, — по истории Зеленограда
(сделать этот зал по-настоящему содержательным тогда было невозможно из-за закрытости
города). К осени 1978 года мы освоили все экспозиционные площади, и началось полноценное
функционирование музея. Вскоре нам потребовался еще один сотрудник, так как число
посетителей и объем культурно-массовой, фондовой и хозяйственной работы быстро возрастали.
В конце концов мне дали ставку фондохранителя, и вскоре я нашла подходящего человека
— Татьяну Георгиевну Краснову, бывшего сотрудника ГИМ.

Напомню, что музей с самого начала являлся
общественным. Бюджетное финансирование отсутствовало. Мы существовали за счет шефствующих
предприятий: НИИМП арендовал помещение, выделял средства на коммунальные услуги,
установку и содержание сигнализации, оплачивал ставку директора и уборщицы;
другие организации финансировали изготовление экспозиционного оборудования, оплачивали
труд фондохранителя, предоставляли транспорт и так далее. Постепенно возникла необходимость
дальнейшего расширения площадей. Горсовет выделил нам и вторую половину первого
этажа жилого дома, которую до того занимало строительное управление. В начале
1980-х годов у нас появились два новых зала: Ленинский и выставочный, где устраивались
сменные экспозиции зеленоградских и московских художников, выпускников художественных
училищ, коллекционеров.

Музей немыслим без множества добровольных
помощников. Расскажу здесь лишь о некоторых из них.

Борис Васильевич Ларин, автор макета деревни
Матушкино, — коренной житель этих мест. Он изготовил макеты саней-розвальней, кареты
и телеги с лошадью. Но на этом не успокоился и приступил к изготовлению диорамы
с изображением боя 354-й стрелковой дивизии на перекрестке 40-го километра Ленинградского
шоссе у деревни Матушкино. С помощью художника В. Киселева и ветеранов дивизии
— участников боевых действий под Крюково — макет был успешно изготовлен.

Долгие годы с нами сотрудничал А. Н. Неклюдов.
Он работал на одном из предприятий города и попутно, на общественных началах, занимался
местной археологией. Вместе со специалистами из Института археологии АН СССР
и местными школьниками-кружковцами проводил раскопки; археологические находки накапливались
в нашем и солнечногорском музеях. Каждый год Александр Николаевич приносил в музей
(первоначально А. А. Уманской, а потом и мне) памятники каменного века. Отчеты
о своих экспедициях он сдавал в Институт археологии АН СССР, где получал открытый
лист на проведение дальнейших раскопок. В 1992 году Александр Николаевич перешел
на работу в наш музей и ныне возглавляет отдел археологии и краеведения.

Нельзя не сказать и о Екатерине Елисеевне
Трошиной — впоследствии инокине Александ­ре. Возглавив вновь образованный приходской
совет, она много сделала для восстановления возвращенного верующим в конце
1980-х годов Никольского храма — самого старого здания на территории Зеленограда
(1827). Сначала она приходила в музей с целью изучения истории храма, потом организовала
трудовую бригаду добровольцев по расчистке храмовой территории.

Еще один преданный помощник — Федор Иванович
Беляков. Он родился в деревне, и хотя долгое время прожил в городе, душой и сердцем
тянулся к своему прошлому. Это и сблизило его с музеем. Он сам пришел к нам
и предложил содействие. Собрал и наладил ткацкий стан, изготовил макеты курной избы,
ветряной мельницы, различных сельскохозяйственных орудий и предметов быта.

Отдельная страница истории музея — дружба
с замечательным миниатюристом Вячеславом Петровичем Филипповым (ныне покойным),
изготавливавшим из пенопласта фигуры российских воинов, начиная с пехотинцев Петра
I и кончая солдатами Великой Отечественной, — с точным воссозданием обмундирования
и вооружения. В музее имеется уникальная коллекция филипповской военно-исторической
миниатюры.

Интересные взаимоотношения сложились у нас
с художниками города. Они часто выстав­ляются в музее, дарят нам свои работы с видами
Зеленограда и его окрестностей. Многим из них удалось запечатлеть на полотнах то,
что к нашему времени уже ушло в прошлое: деревянные дома, сельские ландшафты, индустриальные
пейзажи. Появились в музее и портреты зеленоградцев разных поколений. В
1992 году по нашей инициативе началось формирование картинной галереи. Сейчас в наших
фондах хранится более 200 работ зеленоградских художников, в том числе и широко
известных.

Чуть раньше, 21 августа 1990 года, Зеленоградский
городской совет принял решение: «Историко-краеведческому музею, имеющему диплом
Министерства культуры РСФСР о присвоении звания народного, придать статус городского
историко-краеведческого музея, включив его настоящим решением в ряд объектов муниципальной
собственности». А через два года постановлением Правительства Москвы музей
был передан в ведение столичного Комитета по культуре и возведен в ранг государственного
учреждения культуры.

Конечно же, мы считаем, что музею нужно новое,
специально построенное здание — с большими залами и рекреациями. Мы мечтаем
о просторном фондохранилище, где возможно было бы разместить специальное оборудование.
Нам необходимы комнаты для занятий с детьми, киноконцертный зал, научная библиотека,
реставрационная мастерская и так далее и так далее. Ибо музей — визитная карточка
города.

Музей и город неразделимы и живут одной жизнью.
Мы востребованы городом. Всего не перечислить. Скажу только, что мы регулярно общаемся
с представителями зеленоградских СМИ, работаем в тесном контакте со школами, библиотеками,
ветеранами Великой Отечественной войны, художниками, городским профессиональным
театром «Ведогонь». Пространство музея — место общения историков, литераторов, музыкантов,
живописцев. Мы ведем научно-исследовательскую работу, занимаемся издательской деятельностью
— выпускаем сборники «Очерки истории края», буклеты, альбомы, каталоги. Музей учит,
просвещает, воспитывает…»

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию.

>