Поиск
  • 21.06.2017
  • Соотечественники
  • Автор Александр Георгиевич Соколов, Юлия Вячеславовна Архипова

«Гордость и слава города Костромы»

«Гордость и слава  города Костромы»

«Гордость и слава города Костромы»


 

Она была двоюродной сестрой нашего деда —
крупного геолога и палеонтолога Михаила Ивановича Соколова (1892-1984), с которым
вместе в середине 1950-х годов занялась составлением родословной Соколовых на основе
сохранившихся семейных архивов, а также воспоминаний, письменных и устных, многочисленных
родственников. С этого мы и начнем рассказ о Калерии Густавовне, ибо она неотделима
от своего рода, своих корней…

 

* * *

Самый ранний предок Соколовых, о котором известно
из документов, — крепостной крестьянин Ефим Соколов, живший в начале XIX века в
селе Палкино Галичского уезда Костромской губернии. У него был сын Елисей.
Помещик Чагин выменял Елисея у владельца на свору борзых и увез в село Козура той
же губернии. Там он женил парня на своей крепостной Акулине Корниловне. В феврале
1850 года у Елисея и Акулины родился сын Никандр.

В 1861 году отменили крепостное право, и Никандр,
уже свободный крестьянин, в двад­цать с небольшим лет женился на Пелагее Михайловне
Терпигоревой из села Подсосенки. Их старшая дочь Екатерина Никандровна Соколова
вышла замуж за своего однофамильца, купца 2-й гильдии Ивана Васильевича Соколова,
жившего в селе Иконниково недалеко от Козуры. Он имел крупное хозяйство: пахотные
земли, маслобойный завод, мельницу, хлебный, бакалейный, мануфактурный, галантерейный,
москательный магазины. Со временем Иван Васильевич стал поставщиком двора Его императорского
величества: произведенное на Соколовском заводе толокно (мука из прожаренного, предварительно
заваренного очищенного овса) славилось не только в России, но и во многих странах
Европы, неоднократно удостаиваясь наград на международных и всероссийских выставках.
По рассказам, брат купца Василий, служивший на крейсере «Адмирал Макаров» и в
1908 году побывавший в Италии, с гордостью увидел на итальянских прилавках продукты
с маркой Ивана Соколова, которого недаром называли «толокняным королем».

Дом у Соколовых был большой, двухэтажный со
множеством комнат, семья хлебосольная. По праздникам собиралось столько гостей, что Иван Васильевич порой спрашивал
у жены: «Катя, а кто это там сидит?» Сам он славился как человек глубоко религиозный,
в делах — на редкость порядочный и совестливый.

И вот в этой семье в 1907 году объявился агроном
Густав Иванович Тороп — эстонец, крестьянский сын, принятый Иваном Василье­вичем
на службу в качестве счетовода-бухгалтера. Они быстро сработались и подружились,
более того — породнились: Густав женился на свояченице хозяина Стефаниде. В 1915
году он взял у Соколова в аренду водяную мельницу, стоявшую на берегу речки Покши, и зажил там счастливой семейной жизнью.
Бывший крестьянин превратился в элегантного господина: добротный костюм, котелок
и тросточка, выезд — тройка с бубенцами; когда он с женой подкатывал к Иконникову,
сельчане говорили: «О! Это Торопы!» Из детей первой появилась на свет Калерия, потом
два мальчика — Егор и Евгений…

Но тут грянула революция, за ней Гражданская
война, а затем и коллективизация. Ивана Васильевича в 1930 году арестовали и расстреляли,
а хозяйство экспроприировали. После этого Густав Иванович бросил все, что у него
было, и спешно уехал от греха подальше с женой и детьми. 1930-е годы семья прожила
в Калинине. В 1934 году Лера окончила школу и поступила в Московский архитектурный
институт. Выпуск состоялся накануне Великой Отечественной войны — даже выпускной
вечер отменили. Лера отправилась по распределению в Ташкент — прорабом на стройку.

Между тем фронт приближался к Калинину. Спасаясь
от бомбежек, Торопы бежали в лес, захватив с собой только документы. Но домой
вернуться уже не смогли — город был занят врагом. Тогда с большим трудом они добрались
до Костромы, где до них вскоре дошли известия о гибели обоих сыновей. У немолодых
уже Густава Ивановича и Стефаниды Никандровны осталось единственное дитя — дочь
Лера в далеком Ташкенте. Но воссоединиться семья смогла только в конце
1944 года, когда Лера наконец приехала из эвакуации к родителям.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию.