Поиск
  • 21.06.2017
  • Реплика
  • Автор Михаил Михайлович Попов

Москва рекламная

Москва рекламная

Москва рекламная


Недавно, проезжая по набережной Яузы в районе поворота к Преображенской площади, я поискал взглядом привычную вывеску ресторана, носящего звучное, но предельно неуместное название «Грааль» (комментарий по поводу этой поразительной вывески был помещен в № 3 «Московского журнала» за 2005 год). На сей раз я увидел нечто нейтральное: «Паста Фреско». Этот случай навел меня на мысль, что неплохо было бы пройтись по другим «памятным местам» и произвести, так сказать, ревизию итогов моих многолетних публикаций на страницах журнала.
Очень быстро выяснилось, что «Граалем» дело не исчерпывается. Два важных изменения удалось обнаружить на Красносельской улице и на Комсомольской площади. В первом  случае вместо неуважительного названия кафе «Япошка» появилось нечто значительно более толерантное, хотя и с сохранением этнического колорита — «Япоша». Во втором случае реформа оказалась куда более радикальной. Гомерически глупую вывеску ночного клуба «Третий Рим — развлекательный центр» просто уничтожили — осталась пока лишь крепежная арматура, поддерживавшая этот дурацкий лозунг (и о «Япошке», и о «Третьем Риме» речь шла в № 1 «Московского журнала» за этот год).

В продолжение японской темы: ресторан под названием «Саппоро», еще совсем недавно находившийся на проспекте Мира почти у пересечения с Садовым кольцом (сомнение по поводу уместности этого названия было высказано мной в № 10 «Московского журнала» за 2007 год), превратился  в детский магазин.
Радикально сменило имидж и кафе «Разбойник», что на Садовой-Спасской улице рядом с банком «Менатеп» (см. «Московский журнал». 2007. № 10). Теперь это просто безобидная кондитерская.
Канула в небытие самая первая рекламная вывеска, с которой началась вся серия публикаций на эту тему, — ресторана «Луксор» в здании гостиницы «Метрополь». Видимо, сверившись с древнеегипетской историей и географией, хозяева отеля поспешили исправиться.
Дискотека под бодрящей вывеской «Тадж-Махал» (напомним, что так называется средневековая индийская усыпальница), располагавшаяся на Черкизовской улице, превратилась в магазин «Продукты».
Ювелирный магазин «Фианит» (Николоямская улица, совсем рядом с редакцией «Московского журнала»), взявший по явному недоразумению имя искусственного камня, частенько использующегося в подделках, теперь служит городу в более достойном качестве —  аптечного пункта.
Нет, я далек от мысли, что все эти изменения есть прямой результат «работы» журнальной рубрики «Москва-рекламная», но вместе с тем нельзя же утверждать, что перечисленные перемены к лучшему произошли исключительно сами собой! Кроме того, следует заметить: места уничтоженных рекламных уродцев нередко тут же занимают новые. Впереди еще непочатый край работы. Итак…

Кафе «От винта» (Комсомольская площадь)

Избавившись  от вывески «Третий Рим  — развлекательный клуб», площадь обзавелась другой рекламной несуразицей. Кафе находится практически  в здании Казанского железнодорожного вокзала. Но, по-моему, «От винта!» кричат  летчики обслуживающему персоналу на аэродроме перед запуском двигателя. Все же уместнее эта вывеска смотрелась бы где-нибудь в аэропорту «Шереметьево».

Кафе «Нет нэйм» (Сухаревская площадь)

Название — сразу на двух языках. «Нет нэйм». То есть безымянное. Москва, конечно, многонациональный город, я ничего не имею против, скажем, меж­этнических браков, но против межъязыковых словообразований у меня предубеждение.

Ресторан «Сирена» (Спасская улица)

Что не так? Дело в следующем: на вывеске изображена не сирена, а русалка. А это не одно и то же. Сирена, как нам известно из древнегреческой мифологии, — скорее птица, чем рыба. Большая черная неприятная птица с женской головой. Русалка —  мифологический персонаж отечественного производства. Функ­ции у русалки и сирены в общем довольно похожие — они должны сбивать с толку и губить неосторожных мужчин, но разница все же существенная. Что мешало нарисовать на вывеске женщину не с рыбьим, а с черноперым хвостом?