Поиск

Дело профессора Сент-Илера

Дело профессора Сент-Илера

Дело профессора Сент-Илера


Тайна зарождения идей

Родился Константин Карлович в Петербурге. И зоологом, и педагогом он был потомственным. Его отец Карл Карлович Сент-Илер, магистр зоологии, являлся автором учебников «Краткая зоология» и «Элементарный курс зоологии с приложением задач и летних занятий по зоологии». После окончания университета Сент-Илер-старший преподавал естественные науки в гимназии, затем — на женских педагогических курсах, а позже двадцать лет состоял директором Санкт-Петербургского учительского института, где преподавал педагогику и зоологию1.
Дед, по семейному преданию, был выходцем из Франции, попавшим в плен во время Отечественной войны 1812 года. Однако никаких сведений о родстве «русских» Сент-Илеров со знаменитыми французскими естествоиспытателями — Жоффруа и Изидором Сент-Илерами — обнаружить не удалось.
Наш герой учился в Петербургском университете, который окончил с золотой медалью, остался здесь для подготовки к ученой степени магистра зоологии и несколько лет проработал ассистентом у крупнейших ученых того времени — Н. Е. Введенского, А. С. Догеля, А. О. Ковалевского. Он неоднократно посещал лучшие зарубежные лаборатории (И. И. Мечникова — в Пастеровском институте, немецкого гистолога В. Флеминга), морские биологические станции в Роскоффе, Виллафранке и Неаполе), работал также на Соловецкой станции.. После защиты докторской диссертации по цитогистологии получил профессуру в Юрьевском (бывшем Дерптском, ныне Тартуском) университете, где заведовал сначала зоологическим музеем, а затем кафедрой зоологии. Сведений о жизни Сент-Илера в этот период у нас мало. Так уж повелось, что о «трудах и днях»  ученого судят главным образом по его «профессиональным» свершениям. Остальное остается за скобками. А о том, каким образом приходит к людям науки та или иная идея, как они выбирают свой путь, чаще всего не ведают и они сами. И тут неизбежно и безудержно разворачивается фантазия. Не исключено, что места влияют на людей не меньше, чем люди на места. Кто знает, может быть, именно работа в Юрьевском университете, самом старом университете Европы, богатом знаменитыми выпускниками и педагогическими традициями, привела Сент-Илера к главной идее его жизни – идее создания морской биологической станции. Вот что пишет об этом университете  историк биологии В. Е. Борейко: «Ветер странствий, раздутый Лазаревым и Беллинсгаузеном, волновал сердца и умы, распахивал двери аудиторий. <…> Новые моря и земли звали воспитанников Дерпта. И каждый год после окончания учебного курса лучшие студенты и преподаватели отправлялись в кругосветные плавания. Один из них, отважный барон Эдуард Толль, искал легендарную землю Санникова, а нашел свою смерть в ледяных торосах. Другому — Эмилю Ленцу — повезло более, он создал науку океанографию и стал ректором Петербургского университета. Российский академик, биолог и географ Карл Бэр, дерзкий мечтатель, основатель Аскании-Нова, Фридрих Фальц-Фейн – их тоже напутствовала Академия Густавиана (первоначальное название Юрьевского университета. — А. Г.)».
Как мы увидим позже, «ветер странствий» волновал и Сент-Илера. Но  основной его специальностью была все же гистология – изучение тканей живого организма, предполагающая в первую очередь спокойную работу в лаборатории.

«Беломорцы»

Преподаватели и студенты Санкт-Петербургского университета на Соловецкой биологической станции. Крайний справа — К. К. Сент-Илер. Фотография 1893 года (из архива С. И. Фокина)Однако благополучный сорокалетний профессор, заведующий университетской кафедрой, не захотел успокоиться в тиши лаборатории. Мы не знаем, что руководило им — горение истинного педагога, любовь к морю, искренний детский восторг перед живой природой или все это вместе. Так или иначе, он затеял дело, во многом определившее его человеческую и научную судьбу (осмелимся предположить, что и судьбу дальнейших биологических исследований на Белом море). Речь идет о создании новой биостанции с педагогическим уклоном – первой в России, ставившей основной целью обучение и стажировку студентов. По всей вероятности, именно под влиянием К. К. Сент-Илера в 1906/1907 учебном году студенты-естественники подняли перед университетским руководством вопрос «об устройстве постоянных систематических экскурсий под руководством преподавателей <…> для ознакомления с природой в ней самой»2. Ибо «естествоиспытатель не может считать свое образование законченным, если он не знаком с жизнью моря»3.

Летом 1906 года Константин Карлович с двумя студентами выехал на Белое море, обследовал Унскую губу вблизи Пертоминского монастыря и нашел это место весьма подходящим для устройства биологической станции. Правда, видовое разнообразие морского населения губы было небольшим, зато многие организмы встречались в огромных количествах – особенность крайне ценная для проведения практических занятий со студентами. После затяжных бюрократических процедур специальная экскурсионная комиссия, образованная в Юрьевском университете, приняла решение о выделении денег, и в 1908 году на Белое море отправилась первая экскурсия (теперь бы мы назвали ее экспедицией) под руководством Сент-Илера.

Константин Карлович писал о своих поездках совершенно очаровательные отчеты, какие умели писать только натуралисты старой школы. Благодаря этим отчетам, издававшимся отдельными оттисками и перепечатывавшимся в Трудах  Императорского Юрьевского университета, мы можем теперь не только восстановить ход событий, но и в значительной мере понять, почувствовать, что за человек был К. К. Сент-Илер.
Готовил он студентов к поездке весьма основательно. Прежде всего были прочитаны лекции по истории исследований Белого моря, описаны его фауна, методы лова животных, условия работы и жизни на беломорском побережье и многое другое. Для экскурсантов организовывались и практические занятия. Тщательно проработали бытовую сторону жизни: рассчитали затраты, выбрали казначея и эконома. На каждый день по очереди назначался дежурный, на котором лежали мелкие хозяйственные заботы — приготовление обеда, выдача провианта и так далее.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию.