Поиск

Брехтовская летопись Москвы

Брехтовская  летопись Москвы

Фото: Красная площадь. Мавзолей В.И. Ленина. Открытка 1926 года


Сцена из спектакля театра Мейерхольда «Баня» по пьесе В.В. Маяковского в постановке Всеволода Мейерхольда

Москва 1930–1950-х годов в творчестве Бертольда Брехта (1898–1956).

Бертольт Брехт (1898-1956) — известный немецкий поэт, прозаик, драматург и теоретик театра — неоднократно бывал в Москве. Московские впечатления отразились в его стихотворениях, «Рабочем журнале», письмах, дневниках. Писателю выпала редкая для зарубежного мастера возможность сравнить Москву 1930‑х, предвоенной поры, и середины 1950‑х годов, запечатлев словом облик города разных лет. Лейтмотивом высказываний Брехта о советской столице звучат строки, написанные 30 мая 1941 года: «Дни в Москве стали для меня необычайно ценными…». Именно здесь этот замечательный художник XX столетия нашел подтверждение своим мыслям о путях переустройства мира. Действительно, многие места в городе связаны с именем Брехта. Так, в 1932 году он приезжает сюда по приглашению Московской киноорганизации после недавно состоявшейся премьеры фильма З. Дудова «Куле Вампе», отснятого по брехтовскому сценарию. В дневнике, который Брехт вел в это время, есть раздел под названием «Московское путешествие». В нем писатель рассказал, как встретили его на вокзале литераторы, режиссеры — С. Треть­яков, Б. Райх, А. Лацис, Э. Пискатор, фотографы; как с Третьяковым проехал он на автомобиле по городу, осмотрел достопримечательности, побывал в Мавзолее Ленина и подпольной типографии, навестил московских знакомых, а в Теат­ре имени Вахтангова попал на спектакль «Турандот». Но, быть может, самым приятным для Брехта оказалось посещение Камерного театра, поскольку здесь Александр Таиров поставил «Оперу нищих» по его «Трехгрошовой опере». Московский спектакль, премьера которого прошла в конце января 1930 года, явился первым опытом освоения не только знаменитой пьесы, но и вообще драматургии Брехта на советской сцене. В 1935 году писатель совершил новое путешествие в Москву, где провел больше двух месяцев. К тому времени столица превратилась в один из центров немецкой антифашистской эмиграции. Здесь жили литераторы И. Бехер, Э.  Вайнерт, А. Курелла, режиссер Э. Пискатор, многие актеры, музыканты. В честь Брехта они устроили концерт в клубе имени Тельмана. Сам клуб находился тогда в здании, примыкавшем к Театру Революции. Отметим, что в этот приезд Брехт виделся не только с представителями творческой интеллигенции (писателями С. Кирсановым, С. Третьяковым, М. Кольцовым, руководителем Реалистического театра Н. Охлопковым), но и с деятелями  Ком­нтерна — Б. Куном и В. Кнориным. Печальной получилась встреча Брехта с Москвой в мае 1941 года. Он чувствовал, как зловеще накалялась политическая атмосфера в Европе, знал и об опасности, грозившей семье антифашиста, тем более что его жена, известная актриса Елена Вайгель, была еврейкой. И писатель решает переселиться в Америку. Путь в США лежал через Москву. Профессор Б. Райх, посетивший Брехта в московской гостинице «Метрополь», описал, как выглядело его временное прибежище: «Типичный люкс — высокая, вместительная, помпезная комната. Повсюду разбросаны какие‑то сундуки, узлы, чемоданы разных размеров и фасонов. В качалке покойно покачивается мальчик с серьезным взглядом. Это Штеф — сын Брехта. В углу уютно устроилась маленькая дочь Барбара. Хели в этот момент что‑то вынула из чемоданчика и накрыла какой‑то скатертью стол… Брехт сидел у стола и дымил. Я смотрел и думал: «Ни дать ни взять — семья переселенца»…