Поиск

Российская колонизация Мурманского берега

Российская колонизация  Мурманского берега

Иллюстрация: Финские и норвежские поселения на Мурманском берегу. Картина С.П. Локко. 1990-е годы


Финские и норвежские поселения на Мурманском берегу. Здесь и далее картины С.П. Локко. 1990-е годы

Обзор основных событий и фактов (XVI — начало XX века).

14 мая 1826 года в Санкт-Петербурге была заключена конвенция между Российской империей и Объединенными королевствами Швеция и Норвегия о разграничении между договаривающимися сторонами восточной части Лапландии, как тогда называли Кольский (Лапландский) полуостров, где на протяжении столетий норвежцы, лопари (лапландцы) и русские вели добычу рыбы, пушного и морского зверя. Документ этот с самого начала воспринимался (и сейчас воспринимается) пат­риотическими кругами России крайне негативно. Ведь, согласно ему, мы лишались едва ли не самых богатых рыбных угодий в Северном полушарии — побережья и акватории  Варангер‑фьорда, издревле облюбованных промышлявшими здесь летом поморами. Единственное, в чем норвежцы уступили, — согласились отодвинуть границу от владений возрожденного в XIX веке Свято-Троицкого Трифонова Печенгского монастыря на запад. Россия потеряла около сотни верст береговой полосы и три незамерзающих залива. Даже пронорвежски настроенный российский консул Д.Н. Островский отмечал, что соглашение 1826 года «составляет самый чувствительный укор для русского самолюбия». Так или иначе, подписание конвенции во многом определило основные параметры освоения обширной северной области, называемой Мурманским берегом,  или просто Мурманом.

* * *

Еще в XII-XIII веках новгородцы начали проникать в Лапландию. Первым постоянным их поселением здесь стала Кола, основанная в 1517 году. «Окруженная горами, находящаяся у моря, она оказалась удобна, во‑первых, как гнездо для набегов, а, во‑вторых, как превосходное место для укрывательства от нападений кочевых инородцев. Изобилие белой рыбы и семги, выдры и бобров, близость океана с его неисчерпаемыми богатствами привлекали сюда поселенцев. Из Колы <…> вывозили в Великий Новгород ценных зверей: куниц, лисиц, выдр и бобров. Республика включила далекий и неведомый край в круг своих владений». Кола быстро росла благодаря торговле с Антверпенской компанией. Вскоре она превратилась в основной торговый порт региона (рыба, пушнина), а к концу XVI — началу XVII века сделалась вдобавок довольно мощной крепостью. В 1533 году на берегах реки Манны — притоке Печенги — близ границы с Норвегией был основан Свято-Троицкий Трифонов Печенгский монастырь. 1 нояб­ря 1556 года царь Иван Грозный пожаловал его «морскими губами Мотоцкою (Мотовский залив. — Н.В.),  Илицкою и Урскою, Печенгскою, Пазрекскою и Нав­денскою (Пазрецкий и Нявденский заливы. — Н.В.), всякими рыбными ловлями», распространил «владения монастыря на <…> морские берега, острова, реки и малые ручейки, верховья рек, тони (рыболовные участки. — Н.В.), горы и пожни (сенокосы. — Н.В.), леса, лесные озера, звериные  ловли», а также подчинил обители «всех лопарей с их угодьями». Через несколько десятилетий после основания монастырь стал собственником обширных земель на Мурманском берегу, вел китовый и рыбный промыслы, самостоятельно торговал с Голландией, вывозил рыбу, тресковый жир и другое сырье в Северную Норвегию и Архангельск, числился среди крупнейших на Севере судовладельцев, имел свои верфи, владел лесными складами в устье Печенги и мельницей на реке Княжухе, занимался вываркой соли (солеварни находились на полуострове Рыбачьем), держал многочисленные стада. «О кольских промыслах стало скоро известно во всей Двинской области, и постепенно на Мурман начали стекаться жители приморских поселений Мезенского, Архангельского, Онежского и Кемского уездов. На промысел отправлялись обыкновенно отдельными партиями с атаманом во главе. Эти партии, называвшиеся ватагами, располагались в каком‑либо удобном для стоянки судов заливе, где промышленники устраивали так называемые становища, строили избы (станы), в которых хранили свои запасы и укрывались во время непогоды». Со временем на берегах Баренцева моря образовалась целая система сезонных становищ — сначала небольших, а затем разросшихся. Во второй половине XIX века появились и постоянные селения…