Поиск
  • 21.06.2017
  • Наследие
  • Автор Николай Дмитриевич Виноградов

Воспоминания об Аполлинарии Васнецове

Воспоминания  об Аполлинарии Васнецове

Иллюстрация: С.В. Малютин. Портрет художника Аполлинария Михайловича Васнецова. 1914 год


А.М. Васнецов. Лубяной торг на Трубе. 1926 год

Николая Дмитриевича Виноградова с Аполлинарием Михайловичем Васнецовым объединяло многое. Сначала это были взаимоотношения ученика и учителя (пусть и несостоявшиеся), затем — совместная работа по исследованию памятников архитектуры, впоследствии, в 20‑е годы, — борьба за архитектурное наследие города. Н.Д. Виноградов (1885-1980) практически всю жизнь занимался проблемами наследия. По натуре коллекционер, он еще в юности стал собирать произведения фольклорного искусства, фотографировать народные костюмы и памятники архитектуры. Не случайно после Училища живописи, ваяния и зодчества он встретился с А.М. Васнецовым в комиссии «Старая Москва», к деятельности которой в тот или иной период имели отношение практически все реставраторы, работники мос­ковских архивов, библиотек и другие специалисты. Эта организация объединяла и широкий круг самочинных исследователей, тех скрупулезных собирателей газетных вырезок и иллюстративных материалов о Москве, чьи знания могли иной раз существенно дополнить отличавшиеся высокой степенью обобщения, но не всегда исчерпывающе детализированные труды ученых. Деятельность «Старой Москвы», созданной после поражения первой русской революции, была одним из немногих проявлений демократических тенденций культурной жизни тех лет. После Октябрьской революции эта комиссия действовала и в 20‑е годы, развив небывалую активность, вовлекая в круг своих интересов все больше и больше москвичей. Хочется отметить, что «Старая Москва» во второй половине 20‑х годов была вместе с «Обществом изучения русской усадьбы» той общественной силой, которой не мешали ведомственные препоны, сковывавшие официально призванные для подобной работы органы Наркомпроса и Моссовета1. Н.Д. Виноградов с 1918 по 1924 год руководил Комиссией по охране памятников искусства и старины Моссовета. Затем, работая как реставратор (в середине 1920‑х годов он восстанавливал Сухареву башню, Красные и Триумфальные ворота, Китайгородскую стену), в 1926 году создал и возглавил при комиссии «Старая Москва» особую секцию для регистрации вновь открывавшихся исследователями древних зданий (секретарем этой секции, собиравшим всех в своей квартире, был К.А. Верещагин). Ее члены значительно расширили представления ученых о древнейших гражданских постройках — палатах XVII-XVIII столетий, которые находились в центре Москвы. Из людей, обследовавших центр Москвы силами новой секции, Аполлинарий Васнецов был самой заметной фигурой. Он взял на себя участок, расположенный вблизи его дома в Фурманном переулке (между Покровкой, Маросейкой и Мясницкой). Древние сооружения, такие, как знаменитое Малороссийское подворье, теперь отреставрированное, — итог его изысканий в те годы, а также усилий целой группы единомышленников. Аполлинарий Васнецов для всех этих людей был идеалом историка‑москвоведа, а также автором замечательных картин‑реконструкций исторической Москвы. Несмотря на то, что рядом с ним были столь заметные фигуры, как М.И. Александровский, непревзойденный знаток московских церквей, составитель самых подробных их списков (в советский период он возглавил в Комиссии по охране памятников Моссовета церковно‑археологический отдел и был одновременно постоянным участником работ «Старой Москвы»). Рядом с Аполлинарием Васнецовым был и П.Н. Миллер, в течение многих лет бессменный секретарь комиссии «Старая Москва», сохранивший все протоколы ее заседаний, организатор юбилейных торжеств в честь выдающихся москвичей, в том числе и художников, братьев А.М. и В.М. Васнецовых. В этой комиссии состоял и выдающийся зодчий‑реставратор Д.П. Сухов, замечательный исследователь старинных построек и рисовальщик. Список можно было бы продолжить. Но и среди названных «звезд» «Старой Москвы» Аполлинарий Васнецов пользовался большим авторитетом и в научном, и в творческом плане. Его самоотверженность была поразительна. Достаточно назвать такой известный по литературе факт: когда художнику было уже за сорок, он предпринял полет на… воздушном шаре только для того, чтобы исследовать с птичьего полета, как развивалась застройка Москвы2. Аполлинарий Васнецов в 1918 году был избран председателем комиссии «Старая Москва», а со следующего года он стал почетным председателем ее заседаний. К концу 1930‑х годов, когда демократичность нового общества уступила место режиму авторитарной власти, «Старая Москва» не прекратила своей работы, но фактически оказалась отстранена от участия в общественном обсуждении судьбы архитектурного наследия города — точно так же, как и официально призванные для этого органы Наркомпроса и Моссовета. Ее роль была сведена к фиксации археологических находок во время рытья котлованов, а заодно к наблюдению за сносом старинных сооружений. Письма протеста, порицание на собраниях «Старой Москвы» варварства городских властей — все это не прошло незамеченным. В конце 1929 года один из «энтузиастов» написал о комиссии весьма нелестные отзывы и обратился «куда следует». Это был И.Г. Клабуновский, по своей инициативе следивший за деятельностью «Старой Москвы». В 1930 году комиссия (а ей было предложено перестроить свою работу, ограничившись фиксацией памятников революционного движения) перестала собираться3. Но это не помешало Аполлинарию Васнецову, так же, как и Н.Д. Виноградову, исследовать в 30‑х годах археологические находки в районе трассы строившегося метро и проводить другие исследования, результаты которых уже не всегда выносились на суд публики. Родственники художника вспоминали о его трогательной незащищенности, об уходе от бытовых проблем в мир старой  Москвы. О том, как он залезал во все канавы и, рискуя репутацией, ходил через весь город промокший и запачканный, но счастливый, невзирая на насмешки обывателей4. Существенно дополняют эту картину и публикуемые воспоминания, написанные Н.Д. Виноградовым по случаю 100‑летия со дня рождения художника по заказу Музея истории и реконструкции Москвы. Мы публикуем их по рукописи, сохранившейся в архиве наследников Н.Д. Виноградова…

А.М. Васнецов. Старое устье реки Неглинной. 1924 год