restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır

Поиск

Забытый герой забытых сражений

Забытый герой забытых сражений

Фото: Молебен на торговой площади в селе Сергиевском (предположительно 11-го Псковского или 12-го Великолуцкого полка). Июль 1914 года. Фотография предоставлена краеведческим музеем города Плавска Тульской области


Русские солдаты в госпитале. Фотография П. Оцупа. 1915 год

Об участнике Первой мировой войны Прокофии Мироновиче Панфилове (1889–1950?).

В 1974 году в Москве вышла книга историка Н.Н. Яковлева «1 августа 1914», имевшая большой успех — в частности, потому, что тогда еще были живы тысячи участников и свидетелей Первой мировой войны. Память о той войне продолжала существовать, причем в значительной степени на уровне семейных преданий: у кого‑то остались фотографии, письма с фронта, дневники, кто‑то находил среди старых вещей Георгиевский крест или трофейный  штык‑нож, кто‑то в детстве наслушался дедовских рассказов… Наша семья не являлась исключением — оба моих деда воевали в «германскую». Об этом я узнал от отца — Григория Кузьмича Чичерюкина (1921-1996). Прочитав книгу Яковлева, он поведал мне, что и его родитель — Кузьма Ефремович Чичерюкин (1898-1943) — сражался на фронтах  Первой мировой, прошел якобы даже горнило знаменитого Брусиловского прорыва; одна из сес­тер моей бабушки Ксении Ивановны Чичерюкиной, в девичестве Лычагиной (1900-1971), вышла замуж за георгиевского кавалера дядю Проню, другая — за матроса‑балтийца дядю Васю. О дяде Проне — Прокофии Мироновиче Панфилове — отец отзывался с большим пиететом. По его словам, это был физически очень сильный и крепкий человек: легко ломал на куски сахарные головы, гнул подковы. Однажды в конце 1920‑х годов, уже после переселения из родной Рязанщины в Москву, дядя Проня на спор впрягся вместо лошади в груженую телегу и вкатил ее на пригорок. В отрочестве отец не раз слышал, как Кузьма Ефремович, дядя Проня и дядя Вася, беседуя между собой, вспоминали бои и походы тогда еще не столь давней войны. Дядя Проня и мой дед сходились на том, что в штыковой атаке на равных русским могли противостоять только немцы, остальные противники — австрийцы, венгры, поляки, чехи — были послабее. Запомнились отцу два эпизода из фронтовой биографии дяди Прони. Вроде бы в самом начале войны его взяли в плен. Колонну пленных русских солдат повели в тыл. Когда переходили по мосту реку, дядя Проня оттолкнул конвоира, перемахнул через перила и бросился в воду. Поднялись крики и стрельба. Но беглец, стараясь не выныривать, доплыл до прибрежных зарослей и там затаился под водой, дыша через сломанную камышинку. Конвоиры бегали по берегу с собаками до вечера — тщетно. Дождавшись темноты, дядя Проня выполз на сушу и направился в сторону откатившегося фронта. Шел, по всей видимости, несколько дней. Пересек фронт и сразу же попал в лазарет — тиф. Поправившись, вернулся в свою часть — уже кавалером Георгиевской медали «За храбрость»…