Поиск

Как пытались создать «Московский Ватикан»

Как пытались создать «Московский Ватикан»

Как пытались создать «Московский Ватикан»


 

Москва в конце 1930-х годовИзвестно, что во время Великой
Отечественной войны и в послевоенные годы имело место поступательное
развитие отношений между советским правительством и Русской Православной
Церковью. Поворотным этапом явилась встреча 4 сентября 1943 года
И.В. Сталина с тремя наиболее влиятельными митрополитами — Сергием
(Страгородским), Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем). Вскоре был
учрежден Совет по делам Русской Православной Церкви (СД РПЦ) под руководством
Г.Г. Карпова — специальный орган при Совете Народных Комиссаров,
призванный на практике осуществлять государственную политику в отношении
Церкви.

Руководство СССР намеревалось использовать Церковь
и в своих внешнеполитических интересах. Обострение отношений
с Папским престолом привело к идее создания своего рода
альтернативы — так называемого «Московского Ватикана» — с целью
более эффективного воздействия на православный мир.

С 1943 года И.В. Сталина начинает волновать вопрос
противоборства геополитических интересов в Европе. Одним из факторов
усиления международного влияния СССР могла бы стать деятельность Церкви.
Предполагалось, что Русская Православная Церковь должна приобрести наивысший
авторитет среди Православных Церквей, а Москва тем самым — явиться
центром православного мира. Осуществление данного замысла казалось возможным
благодаря имевшимся у РПЦ связям во многих странах — Китае, Японии,
Северной и Южной Америках, Палестине, Корее, Бельгии, Венгрии
и других1.

Еще за три месяца до встречи с иерархами, 5 июня
1943 года, И.В. Сталин подписал секретное постановление Государственного
Комитета Обороны «Об утверждении мероприятий по улучшению зарубежной работы
разведывательных органов СССР». Согласно постановлению, в сферу интересов
Советского Союза включались и религиозные организации2. Таким
образом, международная деятельность Московской Патриархии начинает
активизироваться в тесном контакте с государством, отчего сразу же
стала ощутимой и зависимость Церкви от последнего.

Церковь Архангела Гавриила (Антиохийское подворье)Одной из задач РПЦ было усиление взаимодействия с Поместными
Православными Церквами, в частности, с Иерусалимской Патриархией.
Священный Синод в октябре 1943 года «определил необходимым привести
надлежащее выяснение об имуществе и зданиях, ранее принадлежавших Русской
Православной Духовной Миссии в Палестине, после чего возбудить ходатайство
о возвращении их»3.

В 1945 году на проходивший в Москве Поместный Собор,
созванный для выбора Патриарха и принятия Положения об управлении Русской
Церковью, были приглашены главы Поместных Православных Церквей. На Соборе
присутствовали представители восьми автокефальных Православных Церквей.
С их стороны, помимо заявлений о признательности правительству СССР,
звучали и обещания вести борьбу с Ватиканом4. Для
распространения своего влияния на православные патриархаты советское
правительство предоставляло материальные дотации.

Важным шагом в деле активизации контактов Московского
Патриархата с Поместными Православными Церквами явилась поездка
новоизбранного Святейшего Патриарха Алексия (Симанского) на Ближний Восток,
предпринятая в июне 1945 года. Официальная причина —
традиционное паломничество по святым местам, однако в ходе поездки имел
место и разговор с главами Поместных Православных Церквей
о совместных действиях против влияния Ватикана5.

В тот же период в секретном письме В.М. Молотова обсуждалась
возможность восстановления в столице православных патриарших подворий,
функционировавших при некоторых московских храмах еще до революции. Это
выглядело вполне логичным, учитывая, что и Русская Православная Церковь,
со своей стороны, также претендовала на недвижимость, некогда принадлежавшую ей
на Святой земле. Традиционные связи православных иерархов в сочетании со
значительными денежными средствами, поступавшими от советского правительства
главам Поместных Православных Церквей, позволяли чиновникам СД РПЦ надеяться на
сочувствие советскому государству со стороны православного Востока:
«Возглавляемые ими патриархаты и церкви всегда будут поддерживать
Московскую Патриархию в международных церковных вопросах»7.

В сентябрьском номере «Журнала Московской Патриархии» за
1946 год говорилось «об исключительном оживлении в лоне Православной
Вселенской Кафолической Церкви под фактическим водительством Русского
православия: «Москва — третий Рим, а четвертому не бывать»»8.
Тогда же возникает идея проведения Вселенского собора в Москве по основным
вопросам общей «политической» тематики относительно католического
и экуменического движений. В процессе подготовки к Собору было
выработано решение о передаче бывших Иерусалимского, Сербского, Антиохийского,
Александрийского подворий своим церквам в Москве, Киеве и Ленинграде.
Предусматривалось оказание финансового содействия ряду Поместных Православных
Церквей9.

Храм апостола Филиппа (Воскресения словущего) на Арбате (Иерусалимское подворье)С 13 ноября по
7 декабря 1946 года на Ближнем Востоке находилась делегация
Московской Патриархии во главе с митрополитом Ленинградским Григорием
(Чуковым). Она посетила Тегеран, Дамаск, Бейрут, Иерусалим, Каир, Александрию
и вела там активные консультации с представителями православных
патриархатов. 24 декабря Священный Синод заслушал доклад митрополита
Григория10. Очевидно, обсуждался и вопрос о передаче
подворий Поместным Православным Церквам в крупных городах СССР, поскольку
в тот же день Патриарх Алексий направил в СД РПЦ письмо следующего
содержания:

«По докладу митрополита Ленинградского Григория о поездке
церковной делегации от Московской Патриархии на Ближний Восток для успеха
нашего дела нам необходимо:

1) предоставить патриархам Антиохийскому, Иерусалимскому
и Александрийскому храмы для устройства их «Подворий» в Москве,
Ленинграде и Киеве. Об этом патриархи усиленно просят, это им было обещано
еще в 1945 году и это является гарантией укрепления и наших
храмов в их патриархатах;

2) неотложно назначить священников в Тегеран
и Иерусалим для руководства находящимися там русскими православными
общинами. Об этом установлена договоренность с патриархами Антиохийским
и Иерусалимским».

Далее в письме обосновывалась целесо­образность выдачи виз
упомянутым священникам, выделения средств на содержание храмов Московского
Пат­риархата за границей и оказание помощи другим православным
патриархатам, содействия в получении советских паспортов некоторым
находящимся в Каире и Иерусалиме эмигрантам. Специально упоминалась
одна жительница Иерусалима, «предполагающая получить визу для проезда
в Константинополь, чтобы оформить там передачу нам своего дома»11.

13 января 1947 года
Патриарх Алексий сообщает Г.Г. Карпову о намерении провести
с 1 по 10 октября в Москве Собор Православных Церквей.
Ставился вопрос размещения участников Собора в гостинице, посещения ими
Троице-Сер­гиевой лавры. Патриарх специально отмечал, что «ко времени приезда
патриархов следует заблаговременно приготовить передачу обещанных
подворий — Иерусалимского в действующем и теперь храме, так
и называемом «Иерусалимским» (очевидно, имеется в виду храм апостола
Филиппа — Воскресения Словущего — на Арбате, где с 1818 по 1919 год
размещалось подворье Иерусалимского Патриархата. — А. Д.)
и Сербское в закрытом пока храме, так называемом «Рождества
в Путинках»»12.

Храм Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах (Болгарское подворье)Вскоре (незадолго до 5 февраля 1947 года) патриарх
Алексий в очередной раз обращается в СД РПЦ о выделении
помещений для подворий Православных Церквей «в связи с данным Патриархией
обещанием Сербскому, Антиохийскому, Иерусалимскому и Александрийскому
Патриархам». Сербскому Патриархату предполагалось выделить уже упомянутый храм
Рождест­ва Пресвятой Богородицы в Путинках, Иеру­салимскому —
Воскресенскую церковь в Филипповском переулке, Александ­рийскому —
Скорбященскую церковь на Большой Ордынке. Специально оговаривалось, что
«указанные храмы будут отремонтированы за счет Патриархии и должны быть
приведены в полный порядок ко времени совещания Автокефальных Православных
Церквей». Патриарх Алексий также отметил: «Взамен передаваемого под
Иерусалимское подворье храма Воскресения в Филипповском переулке желательно
иметь для перевода причта и общины новый храм. Таковым мог бы быть храм
бывшей Марфо-Мариинской обители (улица Большая Ордынка) как требующий лишь
небольшого ремонта»13.

О своей просьбе Патриарх напомнил СД РПЦ 18 марта
1947 года. Он ходатайствовал об открытии для подворья Александрийского
Патриархата храмов Архангела Гавриила и великомученика Феодора на Чистых
прудах и предоставлении для подворья Иерусалимского Патриархата храма
Воскресения Словущего в Филипповском переулке. Правда, для перевода
разместившегося там причта и прихожан на сей раз Святейший просил храм
Большого Вознесения у Никитских ворот. Подворью Сербского Патриархата по‑прежнему
предлагалось отдать храм Рождества Пресвятой Богородицы в Путинках,
а для подворья Антиохийского Патриархата открыть храм в Ленинграде14.

«5 июня 1947 г.
Г.Г. Карпов доложил в Совет Министров СССР о ходатайстве Патриарха
Алексия о предоставлении пат­риархам Иерусалимскому, Антиохийскому,
Александрийскому и Сербскому хра­мов‑­подво­рий в Москве. При этом
сообщалось, что в марте 1945 г. было получено согласие председателя
СНК СССР Сталина на удовлетворение просьбы Патриарха»15.

Храм апостола Филиппа (Воскресения словущего) на Арбате (Иерусалимское подворье)Однако провести в Москве Собор всех Автокефальных Православных Церквей
в итоге не удалось. 15 июля 1947 года Пат­риарх Алексий
направляет в СД РПЦ письмо весьма нерадостного содержания: «В результате
обмена мнениями по вопросу о Совещании глав Православных Церквей по
церковным вопросам выяснилось, что в связи с заявлениями 1) Патриарха
Александрийского; 2) Патриарха Иерусалимского; 3) Архиепископа Кипрского
о том, что они по тем или иным причинам не могут прибыть к участию
в Совещании в Москве осенью этого года, необходимо Совещание
перенести на более позднее время, примерно на весну 1948 года,
а в настоящее время озаботиться созданием организационного комитета
в составе по одному-два человека от каждой Церкви для детальной разработки
вопросов Совещания, о чем сообщить каждому главе Автокефальной Церкви»16.
21 июля СД РПЦ докладывает Совету Министров СССР о позиции глав
Поместных Православных Церквей, приглашенных на Совещание. Приглашение приняли
и об этом письменно заявили Патриархи Антиохийский Александр, Сербский
Гавриил, Румынский Никодим, Грузинский Каллистрат, глава Болгарской
Православной Церкви митрополит Стефан и глава Албанской Православной Церкви
архиепископ Христофор. Патриархи Александрийский Христофор, Иерусалимский
Тимофей и глава Кипрской Православной Церкви архиепископ Леонтий приехать
отказались. Москва представлялась им не столь авторитетным местом. Так,
Патриарх Александрийский Христофор предлагал «или Иерусалим <…> или
Святую Гору (Афон, Греция)». Еще 6 июля Иерусалимский Патриарх Тимофей
отправил Патриарху Алексию телеграмму о неготовности «к участию
в предположенном Совещании»17.

Скорбященская церковь на Большой Ордынке. Фотография А.С. ЛискинаКонстантинопольский Патриархат не желал терять формального
лидерства в православном мире. На Константинопольскую Церковь, в свою
очередь, ориентировались Элладская и Кипрская, телеграфировавшие
в Москву: «К сожалению, не принимаем приглашения на Всеправославный Собор,
каковое полномочие имеет одна лишь Вселенская Патриархия Константинопольская
как первая на православном нашем Востоке Церковь»18.

«Патриарх Антиохии и всего
Востока в беседе с посланником СССР в Сирии и Ливане
Д.С. Солодом (2 июля 1947 года) рассказал, что он получил письмо от
Пат­риарха Александрийского Хрис­тофора, в котором последний свой отказ от
участия в московском Совещании мотивировал «опасением наличия
большевистского влияния на московское Совещание, тревожностью международной
обстановки, наличием существенных разногласий в мире и неправомочностью
Патриарха Алексия на созыв подобного Совещания»»19. Фактически до
советского правительства доводилась информация об отрицательном к нему
отношении со стороны Александрийского Патриарха.

Храм Рождества Богородицы в Путинках. Фотография А.С. ЛискинаЕстественно, в подобной
обстановке не приходилось думать о восстановлении по­дворий Иерусалимского
и Александрийского Патриархатов в Москве. 1 августа
1947 года Г.Г. Карпов направляет письмо в Совмин СССР
с пожеланием предоставления подворий Антиохийской, Сербской
и Болгарской Православным Церквам. В удовлетворении ходатайства
относительно устройства подворий Иерусалимского и Александрийского
Патриархатов сочли нужным отказать20.

Об окончательном решении по данному вопросу Г.Г. Карпов сообщал
17 декабря Патриарху Алексию: «Совет по делам Русской Православной Церкви
<…> уведомляет Вас, что в соответствии с Вашим ходатайством
разрешается организация в городе Москве храмов‑подворий Антиохийского
и Сербского Патриархатов и Болгарской Православной Церкви». Подворье
Антиохийского Патриархата разместить в церкви Архангела Гавриила
у Чистых прудов, Сербского — в действовавшем храме святых
апостолов Петра и Павла (Петропавловский переулок, 4/6). Для организации
храма‑подворья Болгарской Православной Церкви открыть Скорбященскую церковь на
Ордынке21.

В связи с невозможностью проведения
Всеправославного Собора СД РПЦ с согласия правительства постановил
ограничиться созывом в Москве так называемого Совещания глав Православных
Церквей, приуроченного к празднованию 500‑летия автокефалии Русской
Православной Церкви. Оно проходило с 8 по 18 июля 1948 года.
Участвовали делегации 11 Поместных Православных Церквей. Ни Иерусалимский
Патриарх, ни его представители не смогли прибыть из‑за войны в Палестине
и осады Иерусалима.

 

 

 

1Шкаровский М.В. Русская
Православная Церковь при Сталине и Хрущеве (Го­су­дарственно‑церковные
отношения в СССР в 1934-1964 годах). М., 1999. С. 285.

2Кнышевский П.Н. История
тотального шпионажа //
Государственная безопасность и демократия. 1993. № 2. С. 45.

3Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).
Ф. 6991. Оп. 1. Д. 3. Л. 21.

4Шкаровский М.В. Указ. соч.
С. 288.

5Васильева О.Ю. Кремль против
Ватикана. Полковник Карпов под руководством генералиссимуса Сталина атакует
папу римского // Новое время. 1993.
№ 30. С. 40.

6ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 3. Л. 21 об.

7Васильева О.Ю. Указ. соч.
С. 39.

8Антоний (Марценко), архиепископ. Мои
впечатления при возвращении на Родину //
Журнал Московской Патриархии. 1946. № 9. С. 56.

9ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 65. Л. 1-4.

10Григорий,
митрополит.
Поездка на Ближний
Восток // Журнал Московской
Патриархии. 1946. № 12. С. 4-7.

11Письма Патриарха Алексия I в Совет по делам
Русской Православной Церкви при Совете Народных Комиссаров — Совете
Министров СССР. 1945-1953 гг. Т. 1. М., 2009. С. 214-215. №  176.
«14 января 1947 г. Г.Г. Карпов направил в ЦК ВКП(б) на имя
И.В. Сталина и А.А. Жданова и в Совет Министров СССР на имя
В.М. Молотова и К.Е. Ворошилова подробный доклад о результатах
поездки церковной делегации на Ближний Восток» (Там же. С. 215).

12Письма Патриарха Алексия I… С. 223-225. № 184.
«Прочим Патриархам: Антиохийскому и Александрийскому можно предоставить
подворья — первому в Киеве, второму в Ленинграде или обратно»
(Там же. Прим. документа).

13Письма Патриарха Алексия I…
С. 235. № 194. Документ датируется по резолюции.

14Там же. С. 253. № 213.

15Там же. С. 236. Комм. 1.

16Там же. С. 279. № 241.

17Там же. С. 279. Прим. 1.

18ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 34; Письма
Патриарха Алексия I… С. 279-280. Прим. 1.

19Письма Патриарха Алексия I… С. 280. Прим. 1.

20ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 150. Л. 28-28 об. См.
также: Письма Патриарха Алексия I…
С. 236. Прим. 1.

21Письма Патриарха Алексия I… С. 236. Прим. 1. Комм. В документе
подробно описывается порядок передачи зданий для будущих подворий.

 

 

Приобрести 09 номер 2015 года в формате pdf
(стоимость 50 рублей, размер файла 4115 кб)

Приобрести полную версию статьи в формате pdf
(стоимость 15 рублей, размер файла 295 кб)