Поиск

Первый коми архитектор

Первый коми архитектор

Первый коми архитектор


 

А.В. Холопов. Автопортрет. 1918 годА.В. Холопов родился в деревне Кочпон1
Выльгортской волости Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии в семье
выходцев из крестьян, потомственных иконописцев, известных с XVIII века,
когда один из представителей рода, фигурирующий в документах как «отец
Зотей», создал икону «Спас Нерукотворный» для усть‑сысольского Троицкого
собора. Зотей — прадед Александра Викентьевича — обучил иконописному
искусству своего сына Павла, некоторое время жившего послушником
в монастыре. Отец будущего архитектора — Викентий Павлович Холопов
(1852-1912) — состоял в иконописной мастерской Великоустюжской
ремесленной управы, имел аттестат на право самостоятельного занятия ремеслом.
В последнее двадцатилетие XIX века он писал иконы и оформлял
церкви — Покровскую в Усть-Сысольске, Троицкую в селе
Поз­тыкерос, Преображения Господня в селе Аныб Усть-Сысолького уезда
и другие, что приносило солидный заработок. Мать, Мария Афанасьевна
(1852-1943), кроме Александра, родила еще пятерых сыновей и двоих дочерей2.

В 1891 году Александру
было выдано свидетельство: «Усть-Сысольский
уездный училищный совет сим удостоверяет, что А.В. Холопов, сын крестьянина
Усть-Сысольского уезда, Выльгортской волости, деревни Кочпонской, родившийся
1 апреля 1880 года, успешно окончил курс учения
в Усть-Сысольском городском приходском училище
»3. Из всех детей Викентия Павловича он
проявлял наибольший интерес к иконописи. Первые навыки получил
в домашней иконописной мастерской. После окончания училища вместе
с отцом побывал на Соловках, где перенимал опыт у соловецких
иконописцев. К этому периоду относится его самая ранняя работа —
«Голова старика» (1893). Хотя Александру минуло тогда лишь 13 лет, работа
«представляла [собой] один из иконографичес­ких образов
и поражала легкостью исполнения, свидетельствующей о несомненном
таланте автора
»4.

Для дальнейшей учебы юноше как происходившему из государственных
крестьян требовалось разрешение — «увольнительный приговор» —
сельской общины. На состоявшемся 26 июня 1897 года в деревне
Кочпон крестьянском сходе с просьбой об увольнении отпрыска из общины
с целью поступления в Московское училище живописи, ваяния
и зодчества (МУЖВиЗ) выступил В.П. Холопов. Резолюция схода: «Уволить
(и увольняем) крестьянского сына Александра Викентьевича Холопова из нашего
общества в вышеуказанное училище
»5.

Летом 1897 года А.В. Холопов поступил в МУЖВиЗ на
архитектурное отделение, попав к профессору Л.М. Браиловскому6,
а после окончания училища (1900) остался в нем для получения диплома
по архитектуре. В 1903 году он сопровождал профессора в поездке
в Новгород, организованной Академией художеств для копирования рос­писей
церкви Спаса на Нередице, необходимого для проведения в последующем
реставрации. Александр, вероятно, выполнял всякого рода подсобные работы, но
прошел при этом хорошую школу.

Родные А.В. Холопова. В верхнем ряду слева направо: сестры Анна Викентьевна Холопова и Клавдия Викентьевна Жеребцова. Во втором ряду: племянник Игорь Бызов, невестка Мария Феоктистовна, племянник Виталий Холопов, мать Мария Афанасьевна. Внизу — племянница Анна Холопова. 1915 год. Из архива Г.Н. КлимовойНа раннее творчество А.В. Холопова определенное влияние оказал
популярный тогда модернизм. Известны три «модернистские» работы Александра
Викентьевича — «Женский портрет», «Архитектурный мотив» и «Проект
колокольни в имении Е.Г. Арсеньевой». Последняя работа, датированная
1905 годом, наиболее выразительна: «Колокольня в своем основании имеет
крест с короткими лучами (рукавами): два из них создают дополнительные
объемы внутренних помещений, один является месторасположением крыльца.
Четвертый луч на плане не имеет внешней границы, и по эскизу проекта эта
часть здания также не просматривается. Здание двухъ­ярусное: нижний ярус по
бокам завершается двухскатной крышей, средняя его часть переходит
в звонницу, заканчивающуюся крестовым сводом. Поскольку своды
цилинд­рические, фасады здания завершаются закомарами. Для них архитектор
выбрал одну из самых красивых форм — килевидную. Над крышей здания возвышаются
три креста на куполках вытянутой луковичнообразной формы. Вход
в колокольню выпущен в виде крыльца с высокой двухскатной
крышей, опирающейся на кубышчатые столбы и имеющей крест‑завершение.
<…> «Живость» в проект вносит убранство экстерьера. «Праздничность»
фасадам придают кокошники, повторяющие форму закомар и служащие навершиями
над иконографическими образами. Присутствие росписей на фасаде здания —
проявление новых стилеобразующих тенденций, отличающих архитектуру модерна.
Центральными являются две: Спас Нерукотворный под сводами и Распятие на
фронтоне крыльца. По рисунку можно предположить, что автор планировал мозаичные
панно. Такие панно приобрели популярность в начале века. <…>
Стилеобразующая составляющая проекта также ориентирована на новые веяния
в искусстве
»7.

В 1898-1901 годах
Александр, проходя практику у себя на родине, в Усть-Сысольске,
помогал отцу в иконописной мастерской. В частности, он принял
учас­тие в конкурсе проектов росписи самого большого храма в Коми
крае — усть‑сысольского Стефановского. Варианты Холопова‑младшего были признаны
лучшими, и после утверждения их епархиальным начальством последовало
заключение договора, однако не с самим автором (еще не имевшим
официального статуса), а с Викентием Павловичем. Александр начал
работу, но через месяц пожар уничтожил полдеревни, в том числе и дом
Холоповых вместе с мастерской. Александру пришлось воссоздавать
утраченное, трудясь по 12-14 часов в сутки. Закончив, он весь полученный
гонорар отдал отцу на восстановление дома. Чтобы помочь семье, брал
и другие заказы, в том числе выполнил портрет Иоанна Кронштадтского
для усть‑сысольского Народного дома, две иконы для Стефановского храма,
вероятно, утерянные при разрушении последнего (1932).

А.В. Холопову полагалось окончить училище в 1905 году,
но из‑за охвативших Моск­ву революционных событий выпуск отменили, посему
диплом Александр получил в 1906‑м (серебряная медаль) сразу по двум
специальностям — архитектора и художника («внеклассный худож­ник‑­­ар­хитектор,
имеющий право производить постройки
»)8.

Ранее, 14 мая 1904 года, Александр Викентьевич
обвенчался с Верой Дмитриевной Новодворской — дочерью дворянина
Дмитрия Ивановича Новодворского и его жены Аллы Владимировны,
у которых он прожил год «в Арбатской части 1‑го участка
Трубниковского переулка, дом Соловьевой, кв. 16
». Вера окончила
тверскую Мариинскую женскую гимназию и в тот же год, что
и Александр, поступила в МУЖВиЗ «по наукам вольнослушательницей,
а по искусству в начальный класс
».

* * *

Викентий Павлович Холопов. Начало ХХ века. Из архива Д.Г. ХолоповойВ августе 1907 года А.В. Холопов подал в Совет
преподавателей Санкт-Петербургского высшего художественного училища при
Императорской академии художеств прошение: «Желая продолжить образование, имею честь
покорнейше просить Совет <…> о принятии меня в число учащихся
архитектурного отделения. <…> При сем прилагаю диплом об окончании
Училища живописи, ваяния и зодчества и три фото. Свидетельство
о благонадежности представлю лично
»9. Молодого
человека приняли учеником по архитектуре и с учетом уже полученного
образования определили сразу в высший — третий — класс
(мастерская профессора Леонтия Николаевича Бенуа). Параллельно
в 1907-1909 годах Холопов посещал рисовальный натурный класс.

Ко времени учебы в мастерской Л.Н. Бенуа относятся несколько
проектов А.В. Холопова, с которыми он участвовал в выставке
ученических работ. Программа выставки предусматривала четыре темы —
церковь, музей, доходный дом и павильон над источником. Холопов избрал
музей и павильон.

Жилось тогда Александру трудно. Чтобы прокормить семью, он вынужден
был много работать, нанимаясь в помощники к известным
архитекторам — например, к Ф.И. Линдвалю10. «Крайняя
материальная нужда, заставившая меня в сентябре 1908 года поступить
<…> к <…> Линдвалю, <…> не дала мне возможности
регулярно посещать мастерскую руководителя‑профессора Л.Н. Бенуа
и исполнить обязательные работы академического курса
».
В результате весной 1909 года последовало «увольнение из числа
учеников Высшего художественного училища
». Позже А.В. Холопов решил
восстановиться, указав в прошении, что «работа для заработка отнимала
у меня все время и являлась следствием моей материальной
необеспеченности, а не небрежного отношения к занятиям
»11.
12 сентября Холопова вновь допустили к занятиям. Училище он окончил
(получил соответствующие документы) 22 мая 1913 года.

Устроившись помощником к Линдвалю,
в 1908-1909 годах А.В. Холопов участвовал в строительстве здания
2‑го Санкт-Петербургского общества взаимного кредита на улице Садовой, 34, что
тоже стало для него хорошей школой.

В 1908 году Холопов создал
свой первый интерьерный проект — «Столовая». «Автор позиционировал себя как сторонник архитектурного
оформления пространства. В стенах предусмотрены ниши, в которых
находится мебель, в качестве декоративного элемента присутствуют колонны
и рельефы с изображением венков, гирлянд и купидонов,
а также небольшие панно на стенах. Внимание привлекает камин,
расположенный в центральной нише, с живописной вертикальной росписью
больших размеров в глубине. В интерьере богато использована малая
пластика. Намеченный в проекте столовой мотив живописного панно одной из
ниш развернут в отдельном эскизе. В центре изображения — сатир,
сидящий на ступеньках подножия храма. Его поза (склоненная голова, обхваченные
руками колени, поникшие плечи) свидетельствует о тяжелых раздумьях.
Несмотря на то, что сюжет восходит к античности, передан он посредством
стилизации, с помощью которой автору удалось не только выразить общий дух
античности, но и привнести романтические ощущения восприятия великой эпохи
»12.

А.В. Холопов и В.Д. Новодворская. 1897 год. Фотографии из Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ)А.В. Холопов находился тогда в гуще архитектурной жизни
столицы — в частности, выставлялся в «Салоне» известного
художественного критика, поэта и издателя Сергея Константиновича
Маковского, дебютировав там тремя эскизами, вошедшими в каталог. Журнал
«Зодчий» отмечал: «Беря за первоисточник строгий, холодный наполеоновский Empire
и разбавляя его от себя ажурными деталями», автор «дает красивые мотивы
для внутренней обработки
». Однако «две колонны с очень тяжелыми
капителями в нише (хороший мотив для наружного фасада) в небольшой
сравнительно комнате — отягощают, являясь чуждым interieur’у элементом
»13.

А.В. Холопов и В.Д. Новодворская. 1897 год. Фотографии из Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ)Другие примеры творчества Александра Викентьевича в данный
период: «Фронтиспис» с двумя сказочными персонажами — Петрушкой
и Музыкантом — и «Эскизы декораций» для театра14. «Рисунок
А.В. Холопова представляет сцену балаганного театра, переносит его в театр
настоящий, в котором присутствуют все его атрибуты: архитектурное
убранство, драпировки, мотивы трагической и комической античных масок
древнегреческих дионисий, театральной интриги. Элементы стилизации,
утонченность и живость образов, изысканность и многоплановость
рисунка — все это позволяет определить <…> работу как выполненную
в мирискуснических традициях. <…> Эскизы театральных декораций А.В. Холопова
дополняют представление о его творчестве с точки зрения увлеченности
театром и сценографией и подтверждают мирискуснические настроения
»15.

Но наш герой помнил, что происходит из семьи потомственных
иконописцев, и создавал также храмовые интерьерные разработки.
В 1908 году он выполнил ряд изображений для напольных киотов.
К настоящему времени известны три из них — «Распятие Христа»,
«Великомученик Пантелеимон» и «Святая Александра». Они, однако, больше
перекликаются с европейской живописью на библейские темы, чем
с традициями древнерусской иконописи. Назовем здесь еще отличающуюся
особой цветовой гаммой и виртуозностью рисунка икону «Богоматерь
с Младенцем», написанную А.В. Холоповым специально для венчания сестры
Ольги.

В 1911 году он представил свою работу на объявленный Петербургским
обществом архитекторов‑художников конкурс проектов витрины‑киоска Нарвской
льнопрядильной мануфактуры и занял первое место16. Холопов
широко использовал здесь классические мотивы — ионические колонны,
скульптуры атлантов и кариатид, декор, имитирующий льняное полотно
и морские волны, по которым плывет венчающий крышу фрегат; витринные окна
предлагалось разделить на прямоугольные части, что являлось дополнительным
фактором организации пространства.

Еще одним конкурсным проектом, относящимся ко времени обучения
в мастерской Л.Н. Бенуа, является проект выставочного павильона (1912)17.
«В
основе <…> — античная система ордеров, являющаяся непреложным
атрибутом академического обучения. Архитектором был выбран дорический ордер,
самый ранний, отличающийся наиболее тяжелыми пропорциями и имеющий
сравнительно простую капитель. Здание — полукруглой формы, по внешнему
контуру его окаймляют колонны, являющиеся основными несущими частями. Они
служат для выделения портала и двух боковых входов. В качестве декоративного
оформления здания использована обработка поверхности стен квадратовым рустом.
Широко использована скульптура: скульптурные изображения венчают карнизы
колонн, слева и справа от центрального входа в стене расположены две
ниши, в которых также находятся мужская и женская скульптурные
фигуры. Герб Российской империи (барельеф) повторен трижды. <…> Эскиз
свидетельствует, что автор был привержен канонам академической школы
»18.

Среди конкурсных работ А.В. Холопова отметим также созданный
в 1913 году проект пятиэтажного каменного здания — видимо,
доходного дома.

Другой работой Холопова рассматриваемого периода стало здание
Народного училища в волостном центре Выльгорта Усть-Сысольского уезда
(ныне здесь размещается Музей истории и культуры Сыктывдинского района
Республики Коми). Здание возводилось на кирпичном фундаменте из отборного леса.
Планировочная структура Г-образная, коридорная. Под прямым углом расположены
два объема с резным крыльцом и башенкой. «В правой части фасада
над тремя окнами находится фронтон со шпилем. Угловая башня имитирует форму
завершения крепостной стены с шатровым верхом. Стилистические особенности
строения близки к национально‑романтическому направлению в русской
архитектуре
»19.

* * *

А.В. Холопов среди членов Общества изучения Коми края. Первая половина 1920-х годовПо окончании училища А.В. Холопов вплоть до революции живет
в Петербурге, трудится в мастерской преуспевающего архитектора
и мастера интерьера Романа Федоровича Мельцера. В 1914 году
Александр Викентьевич принял участие в создании порученного мельцеровской
мастерской проекта Дворцового моста, занимаясь самой спорной частью
конструкции — обликом башен‑фонарей на быках разводных пролетов. Но из‑за
начавшейся войны проект в первоначальном виде не был осуществлен,
и все творческие наработки Холопова остались невостребованными.

В 1915 году А.В. Холопов откликнулся на объявление
о конкурсе проектов петербургского филиала Волжско-Камского банка.
Архитектору здание виделось 6‑этаж­ным. «В декоративном фасаде <…>большая
роль отведена окнам и центральному входу. Разнообразие, сочетание
и оформление окон являются одним из индивидуальных приемов проектирования
здания. Большинство окон имеет лучковое завершение, над боковыми окнами второго
этажа имеются сандрики, над центральным многосоставным окном — карниз
с парапетом. В оформлении входа автор смело использовал балюстрады
и пилоны, ограничивающие центральные окна, боковые ризалиты, рельефы.
Венчает здание карниз с парапетом и балюстрадой, под которым на
уровне шестого этажа пущен фриз с полуколоннами и рельефными
изображениями на античные темы в междуоконных простенках.
В экстерьере преобладает вертикальный ритм: он подчеркнут массивной
рустовкой первого этажа, вытянутыми по вертикали оконными проемами, кажущимися
более легкими на верхних этажах. Горизонтальный ритм выражен слабее, зато
именно оконные формы являются средством выделения центрального входа,
а использование привычных для архитектора пилястр оказалось подчиненным
пластике здания. Сложившееся единство функциональной конструкции
и декоративных элементов придало зданию авторскую индивидуальность
»20.

Однако постепенно Александр Викентьевич пришел
к неутешительному для себя выводу: ни проектировать, ни строить
самостоятельно в Петербурге у него не получится — не та хватка,
не те связи. Максимум, чего он добился у Мельцера, — должность
руководителя рисовально‑чертежного отделения. И Холопов переключается на
интерьерные работы, на художественное проектирование мебели.

В 1916-1917 годах по проектам и под руководством
А.В. Холопова сооружались ангары для гидропланов Морского министерства на
Крестовском острове и гид­ро­авиационный завод Мельцера (фирма во время
Первой мировой войны занялась производством гидропланов).

* * *

Здание земского начального училища. В настоящее время — Музей истории и культуры Сыктывкарского района Республики Коми. Фотография С.Е. ПавлюшинаВ 1918 году Холоповы переехали в Усть-Сысольск, где до
того никогда не было дип­ломированного архитектора. Вскоре город озаботился
спортивным досугом жителей. Началась агитационная кампания по организации
в Коми крае клуба «Заря» с целью «культивирования лыжного
и конькобежного спорта, <…> гимнастики, фехтования, хоккея,
баскетбола; летом на спортивной площадке — легкой атлетики, футбола, лаун‑тенниса,
велосипедной езды, на реке — гребного и парусного спорта
»21.

Александр Викентьевич принял учас­тие в конкурсе проектов
будущего Дворца спорта. В здании планировалось разместить большой
спортзал, павильоны с аренами, крытые галереи с легкоатлетичес­кими
дорожками; близость реки Сысолы подразумевала устройство на ней в зимнее
время катка. Проект Т-образного дворца выполнялся Холоповым «по
строгим законам симметрии, имеет протяженный фасад с двумя симметричными
крыльями в виде крытых галерей, заканчивающихся павильонами. Возвышающаяся
над общим уровнем здания центральная часть задавала всему строению вертикальный
ритм, поддержанный чередой вертикальных опор — пилонов, высоких оконных
проемов. Пирамидальный шпиль, завершающий центральную башню, дополнялся двумя
шпилями над павильонами. Выделялся и центральный портал, являющийся одним
из канонов классических традиций. Взгляд столичного архитектора подразумевал
и частичное обустройство набережной, включающее площадку перед входом,
лестничные спуски с ограждениями. Построить здание планировалось на берегу
реки Сысолы, вблизи центра города
»22.

В 1921 году Коми край официально преобразовали в Коми
автономную область. Столичный статус Усть-Сысольска (с 1930 года —
Сыктывкар) требовал превратить уездную «деревню» в настоящий город, для
чего в области ввели штатную должность архитектора. Занял ее А.В. Холопов,
одновременно приступив к разработке двух масштабных проектов — Народного дома и
Дома искусств.

Здание «Северолеса». Фотография 1940 года. Из фондов Архангельского областного краеведческого музеяВо внутренней планировке Народного дома «были
выделены помещения под театр (зрительный зал со сценой, гримерные комнаты),
библиотеку‑читальню с книгохранилищем, чайную с кухней.
В проекте объединены несколько построек: само здание с основными
помещениями, дом‑флигель, внутренний двор, огражденный забором с архитектурно
выделенным входом. Главное здание симметрично, Т-образной формы,
с протяженным фасадом. Его двухэтажная центральная часть заканчивается
башней с пирамидальным шпилем, имеет выделенный центральный портал,
ограниченный двумя ризалитами и балконом с балюстрадой. Декор здания
умерен и сосредоточен у главного входа. В случае реализации
проекта здание могло стать ярким образцом провинциальной деревянной архитектуры
модерна в ее северном, более скупом на внешнее декорирование, варианте. Народный
дом стал первым проектом, созданным А.В. Холоповым <…> для массового
строительства
»23.

Проект Дома искусств предусматривал перестройку здания клуба
«Звезда» — одного из немногих каменных зданий Усть-Сысольска, бывшего
купеческого особняка. А.В. Холопов замыслил надстроить над ним второй этаж
и осуществить перепланировку. Значительную часть Дома искусств должен был
занять театр со всей необходимой инфраструктурой. Проект обсуждался на
страницах краевой газеты «Югыд туй» («Светлый путь»). По мнению читателей,
зданию полагалось «по своему величию явиться не только храмом культуры
и искусства, но и украшением города
»24.
К сожалению, как и многие проекты А.В. Холопова, этот не удалось
реализовать в авторской редакции — от камня в итоге отказались,
в ход пошло дерево.

Здание «Экспортлеса». Фотография 1940 года. Из фондов Архангельского областного краеведческого музеяУдивительно следующее: тогда
же Александр Викентьевич занялся… проектированием церквей! Первый эскиз —
имитация древней формы в виде жилого дома с прирубами, двухскатной
крышей и главками с крестами — был разработан для одной из окраин
Усть-Сысольска — селения Кируль. Второй — «Церковь на
500 человек с колокольней» — предназначался для областного
центра. В нем «автор использовал,
наряду с четырехгранной, восьмигранную форму сруба (традиционный храм
восьмерик на четверике), отказался от характерного для этого типа церквей
шатра. Основной объем сооружения дополнен приделами с четырех сторон,
к одному из них пристроена колокольня. Трехъярусность и множество
глав луковичной формы, пирамидальный шпиль над колокольней, вертикальные резные
опоры, поддерживающие кровлю крыльца — все это в сочетании
с другими элементами должно было отразить идею православного русского
храма XX века, заключающего в себе преемственность и новаторство
». По мнению исследователя, «в 1921 году А.В. Холоповым была предпринята попытка
целенаправленного изменения архитектурного облика города. Взгляд архитектора на
Усть-Сысольск опирался на его опыт работы в Петербурге, спроектированные
им здания должны были поднять на новый уровень сферы образования, науки
и культуры. Все проекты резко отличались от предыдущей застройки города по
социокультурному назначению зданий, их индивидуальному архитектурному решению,
удобству внутренней планировки для функционирования в них профильных
учреждений. <…> Понимая невозможность в уездной среде подняться до
ансамблевых проектов, он, тем не менее, задумывал здания, которые, даже
находясь в отдалении друг от друга, в случае их осуществления были бы
выполнены в едином ключе и могли ассоциироваться как основы для
ансамбля
»25.

 

 

 

1Сейчас — в черте города Сыктывкара, столицы
Республики Коми.

2Кочерган Л.И. Жизнь на сломе эпох. Коми архитектор А.В. Холопов. Сыктывкар, 2012.

3РГАЛИ. Ф. 680. Оп. 2. Д. 1496. Л. 6.

4Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 14.

5РГИА. Ф. 789. Оп. 13. Д. 139. Л. 7.

6Браиловский (Брайловский) Леонид Михайлович (1867-1937) —
архитектор, художник, сценограф, декоратор, педагог. Преподавал также
в Строгановском училище.

7Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 24-25.

8РГАЛИ. Ф. 680. Оп. 2. Д. 1496. Л. 29, 32.

9РГИА. Ф. 789. Оп. 13. Д. 139. Л. 2.

10Линдваль Федор Иванович (1870-1945) — ученик
Л.Н. Бенуа, шведский подданный, член Петербургского общества архитекторов,
академик архитектуры.

11РГИА. Ф. 789. Оп. 13. Д. 139. Л. 20, 22.

12Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 41.

13Лукомский Г.К. Архитектура на
выставке «Салон» // Зодчий. 1909.
№ 7. С. 63.

14Архитектурно‑художественный ежегодник. СПб., 1911.
С. 115-116.

15Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 54-55.

16Ежегодник Общества архитекторов‑­ху­дож­ников. СПб.,
1912. С. 169.

17Там же. СПб., 1913. С. 219.

18Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 35.

19Рощевская Л.П. Архитектура и строительство в Коми крае в конце XIX —
начале XX веков. Очерки истории. Сыктывкар, 2005. С. 68.

20Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 44.

21Зырянская жизнь. 1920. 6 марта.

22Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 74.

23Там же. С. 80.

24Югыд туй. 1923. 1 мая. С. 7.

25Кочерган Л.И.
Указ. соч. С. 85.

 

 

 

 

 

Приобрести 09 номер 2015 года в формате pdf
(стоимость 50 рублей, размер файла 4115 кб)

Приобрести полную версию статьи в формате pdf
(стоимость 15 рублей, размер файла 755 кб)