Поиск
  • 21.06.2017
  • Мастера
  • Автор Виктор Леонидович Державин

Познавший душу камня

Познавший душу камня

Иллюстрация: Б. Патерсен. Казанский собор. Гравюра. 1811 год


Перемещение колонн для Исаакиевского собора. Гравюра

О талантливом выходце из народа, каменотесе, строителе Санкт-Петербурга Самсоне Ксенофонтовиче Суханове (1768 – после 1840).

Жизнь вологодского крестьянина Самсона Суханова наполнена поистине невероятными приключениями, событиями, деяниями. Однако далеко не все знают и помнят сегодня его имя… Родился Самсон в нищей крестьянской семье — в деревне Завотежица (ныне Архангельской области). Его отец, Ксенофонт Сидорович, по причине слабого здоровья не мог содержать семью, поэтому мать, Ирина Тимофеевна, батрачила. С 9 лет мальчик подался «в люди». Сначала ходил по домам, выпрашивая подаяние, а вскоре нанялся к зажиточному соседу. Рос он не по годам, как бы оправдывая полученное при крещении имя библейского силача, а его сметливости и острому уму все диву давались. Немолодые родители Самсона души не чаяли в сыне, уповая обрести в нем к старости опору и утешение. Между тем юноша рвался повидать белый свет. Получив в конце концов родительское благословение, он отправился на Каму, где у пристани Дедюхино поступил в бурлацкую артель. Начались скитания по Северу России. Заработал в первое лето Самсон невиданные деньги — целых 7 рублей, 5 из которых отправил родителям. Походил на барках по Каме и Волге, а на следующий год перебрался на Двину — доставлял водой иноземные товары в Великий Устюг. С товарищами Самсон всегда был открыт и приветлив; нравилось ему петь, играть на свирели да сказы сказывать, за что полюбили его в артельских компаниях. На зиму обычно он возвращался в родную деревню, где до весны занимался различными работами — мастерил колеса для водяных мельниц, точил веретена, шил сапоги и тому подобное. В 1784 году 16‑летний Самсон в Архангельске завербовался в промысловую артель, собиравшуюся на Груманте (Шпицберген) бить морского зверя. Покинув горло Белого моря и миновав скалистые берега северного Мурмана, поморская ладья у Нордкапа попала в жесточайший шторм и чуть не разбилась о камни. Закупив у норвежцев рыбу и набрав пресной воды, судно ушло в открытое море, но неподалеку от Шпицбергена оказалось в ледовом плену. Много дней охотники боролись со стихией, пока ветер не переменился и не унес ледяные глыбы в море. В конце августа ладья вошла в Магдалена‑фьорд на северо‑западе Шпицбергена. Этот крупный залив русские промышленники именовали Марининой губой. Разгрузившись здесь и собрав нехитрую становую избу, приступили к охоте на оленей, чтобы запастись на зиму мясом. С наступлением праздника Покрова Богородицы весь Грумант накрыла полярная ночь, поэтому морские разъезды прекратились и начался промысел песцов посредством капканов. Однажды пос­ле осмотра последних Самсон встретился с огромным медведем. Бывший с Самсоном товарищ бросился бежать, Самсон же смело пошел на медведя с рогатиной и смертельно поразил могучего зверя в бок. Но и на лице нашего героя на всю жизнь осталась медвежья метка… Вскоре Самсон завалил и второго медведя…

Монумент Минина и Пожарского в Москве. Литография Ф. Бенуа. 1850-е годы