Поиск

«…жил человек»

«…жил человек»

Фото: Е.И. Осипенко в театральной постановке. Четвертый слева


Семья Осипенко: Егор Игнатьевич и Мария Яковлевна с детьми Львом и Галиной. 1920-е годы. Из семейного архива Е.И. Романовой (Рязанцевой)

О талантливом самоучке из народа — актере, художнике, фотографе, педагоге Егоре Игнатьевиче Осипенко (1888–1963).

В семейном архиве внучки нашего героя Елены Ивановны Романовой (Рязанцевой) хранится пожелтевшая от времени почтовая открытка. На лицевой стороне — фотография Л.Н. Толстого, идущего по заснеженной лесной дороге (автор — В.Г. Чертков). Ниже — слова писателя: «Когда испытываешь чувство недовольства всем окружающим и своим положением, уйди, как улитка в свою раковину, в сознание покорности воле Бога и выжидай времени, когда Он позовет тебя опять делать Его дело в жизни». Адресовано: «Егору Игнатьевичу Осипенко от А. Чертковой. 20 апр. 1911 г. Ясенки (Ясная Поляна. — Е. Р.)». Написанный уборис­тым почерком текст на обороте (приводится в сокращении) гласит: «Очень была тронута, милый Егор Игнатьевич, Вашей доброй памятью о нас и шлю Вам искренний привет с пожеланием всего истинно лучшего. Сейчас у нас страдное время, все на работе. <…> Димочка, Миша и Егор почти целый день не бывают дома. Федя Перевозников ушел вчера странствовать вместе с одним из наших юношей. Эту зиму было очень много народу у нас в доме, но теперь многие поразъехались, и стало даже пусто. <…> На пост ставили народный спектакль «Раздор» Семенова. Играла наша молодежь. Была масса народу со всех деревень, т[ак] что пришлось ставить 3 дня подряд. Всего хорошего, А. Черткова». Кто же такой был Е.И. Осипенко, которого, очевидно, в Ясной Поляне прекрасно знали и даже называли «милым»? Знакомство с архивом Е.И. Романовой и поиски в государственных архивах позволили проследить жизнь этого незаурядного человека. Родился Егор (Георгий, по советскому паспорту Юрий) Игнатьевич в семье крепостных. Раннее детство прошло на хуторе Майданка Павловского уезда Воронежской губернии. Отец, безземельный крестьянин, работал по найму, к концу жизни освоил сапожное ремесло. «В это время, — вспоминал Егор Игнатьевич, — был голодный год. Я со старшим братом и матерью ходил по селам побираться, потому что отец был болен, и у нас не было куска хлеба. Когда исполнилось мне 16 лет, отец нанял меня в работники к кулаку по имени Капля. Проработав у Капли около года, я ушел». Юноша стремился к знаниям: «Я страстно полюбил книги, и учиться для меня значило жить». Скитаясь по разным хозяевам, Егор не расставался с книгой, занимался самообразованием. В Воронеже ему удалось поступить в воскресную бесплатную рисовальную школу имени Михаила и Марии Пономаревых, основанную в 1893 году воронежским кружком любителей рисования. Возглавлял школу художник‑самоучка Лев Георгиевич Соловьев. Он не только помог Егору сделать первые шаги в искусстве, но и побудил его к размышлениям о жизни, о месте человека в ней…