Поиск

«Все в ней было приятно и даже очаровательно»

«Все в ней было приятно и даже очаровательно»

Иллюстрация: Д.-У. Чампни. Кукольный театр в дворянском интерьере. 1874 год


И.-Е. Вивьен де Шатобрен. Вид усадебного дома в Остафьеве со стороны парка. 1817 год

Страницы биографии сестры поэта Екатерины Андреевны Вяземской (1789—1810).

Княжна Е.А. Вяземская, в замужестве княгиня Щербатова, прожившая короткую жизнь, не значилась в числе знаменитых росcиянок XIX века, но оставила свой след в истории семьи Вяземских-Карамзиных и их окружения. Она приходилась родной сест­рой поэту и литературному критику князю Петру Андреевичу Вяземскому (1792-1878) и единокровной сестрой Екатерине Андреевне Колывановой (1780-1851) — впоследствии жене историка и писателя Николая Михайловича Карамзина (1766-1826). Родилась Екатерина Андреевна в Моск­ве. Ее отец, князь Андрей Иванович Вяземский (1754-1807), видный вельможа екатерининского времени, командовал Белозерским полком, принимал участие в русско‑турецкой войне, управлял Нижегородским и Пензенским наместничест­вами. При Павле  I состоял на службе в московских департаментах Правительствующего Сената. Незадолго до выхода в отставку был назначен почетным опекуном Московского Воспитательного дома. Окончил службу (1800) действительным тайным советником. А.И. Вяземский являлся одним из образованнейших людей своего времени — владел несколькими иностранными языками, увлекался точными науками, вместе с тем любил литературу и искусство, имел большую библиотеку. Мать Е.А. Вяземской, княгиня Евгения (Дженни) Ивановна (1762-1802), урожденная О’Рейли, в первом браке Квин, была ирландского происхождения. Родители княжны познакомились во Франции во время путешествия Андрея Ивановича по странам Европы (1782-1786). Князь увез Дженни в Россию. Нежные отношения связывали их в течение всех 16 лет совместной жизни. Княжна, как повелось в семьях просвещенных дворян того времени,  получила домашнее образование и воспитание. Ее учили французскому языку, музыке, танцам. Катя читала  и «затверживала» басни И.И. Дмитриева, стихи Н.М. Карамзина и других русских поэтов. О том, что она знала наизусть стихотворения будущего историографа, свидетельствовал П.А. Вяземский. По его словам, в один из вечеров Катя «мурлыкала» карамзинские строки:

Кто мог любить так страстно,

Как я любил тебя?

Но я вздыхал напрасно,

Томил, крушил себя!

Увы! Насильно милым

Не будешь никому