Поиск

«Все в ней было приятно и даже очаровательно»

«Все в ней было приятно и даже очаровательно»

«Все в ней было приятно и даже очаровательно»


 

А. Молинари. Портрет княгини Екатерины Андреевны Щербатовой [урожденной Вяземской]. 1809 годДж. Доу. Портрет князя Алексея Григорьевича Щербатова. Холст, масло. 1820-е годыКняжна Е.А. Вяземская,
в замужестве княгиня Щербатова, прожившая короткую жизнь, не значилась
в числе знаменитых росcиянок XIX века, но оставила свой след
в истории семьи Вяземских-Карамзиных и их окружения. Она приходилась
родной сест­рой поэту и литературному критику князю Петру Андреевичу
Вяземскому (1792-1878) и единокровной сестрой Екатерине Андреевне
Колывановой (1780-1851) — впоследствии жене историка и писателя
Николая Михайловича Карамзина (1766-1826).

Родилась Екатерина Андреевна в Моск­ве1. Ее отец,
князь Андрей Иванович Вяземский (1754-1807), видный вельможа екатерининского
времени, командовал Белозерским полком, принимал участие в русско‑турецкой
войне, управлял Нижегородским и Пензенским наместничест­вами. При Павле I
состоял на службе в московских департаментах Правительствующего Сената.
Незадолго до выхода в отставку был назначен почетным опекуном Московского
Воспитательного дома. Окончил службу (1800) действительным тайным советником.

А.И. Вяземский являлся одним из образованнейших людей своего
времени — владел несколькими иностранными языками, увлекался точными
науками, вместе с тем любил литературу и искусство, имел большую
библиотеку. Мать Е.А. Вяземской, княгиня Евгения (Дженни) Ивановна (1762-1802),
урожденная О’Рейли, в первом браке Квин, была ирландского происхождения.
Родители княжны познакомились во Франции во время путешествия Андрея Ивановича
по странам Европы (1782-1786). Князь увез Дженни в Россию. Нежные
отношения связывали их в течение всех 16 лет совместной жизни.

Княжна, как повелось в семьях просвещенных дворян того
времени, получила домашнее образование и воспитание. Ее учили французскому языку, музыке, танцам. Катя читала и «затверживала»
басни И.И. Дмитриева, стихи Н.М. Карамзина и других русских поэтов.
О том, что она знала наизусть стихотворения будущего историографа,
свидетельствовал П.А. Вяземский. По его словам, в один из вечеров Катя
«мурлыкала» карамзинские строки:

 

Кто мог любить так страстно,

Как я любил тебя?

Но я вздыхал напрасно,

Томил, крушил себя!

Увы! Насильно милым

Не будешь никому2.

 

Д.-У. Чампни. Кукольный театр в дворянском интерьере. 1874 годИ.-Е. Вивьен де Шатобрен. Вид усадебного дома в Остафьеве со стороны парка. 1817 годИнтерес к русской литературе у детей А.И. Вяземского
вполне объясним. Как известно, в московском доме князя у Колымажного
двора, «приятном для муз, граций, философов и светских людей»3,
по вечерам собиралось просвещенное общество, в том числе поэты
и писатели И.И. Дмитриев, В.А. Жуковский, Н.М. Карамзин и другие, что
не могло не повлиять на формирование личности княжны Екатерины. П.А. Вяземский
называл родительский дом «практическою и дополнительною школою для
молодежи. В этой атмосфере было много образовательной жизни и силы.
<…> В доме отцовском женский элемент господствовал наравне
с мужским. Тут, в сфере умственного соревнования, проглядывало между
двумя полами истинное равноправие»4, царствовали «любезные женщины,
красавицы той эпохи, которая была золотым веком светской образованности
и утонченности»5.

Одним из наиболее близких друзей и час­тых посетителей
вечеров А.И. Вяземского был талантливый поэт‑дилетант, сенатор, тайный советник
Юрий Александ­рович Нелединский-Мелецкий (1752-1829). С его старшей
дочерью Аграфеной Екатерина Андреевна дружила с детских лет.
По воспоминаниям П.А Вяземского, Аграфена Юрьевна «не была красавица, <…>
но глаза и улыбка ее были выразительны; в них было много чувства и ума,
вообще было много женственной прелести. <…> Она очень мило пела; романсы
отца ее, при ее приятном голосе, получали особую выразительность»6.

Д.-Б. Дамон Ортолани. Портрет Н.М. Карамзина. 1805 годДругому близкому другу семьи Вяземских — князю Якову
Ивановичу Лобанову-Ростовскому (1760-1831) — 9 мая 1808 года,
спустя год после смерти отца, княжна Екатерина Андреевна писала из Москвы
в Полтаву, где князь, недавно назначенный генерал‑губернатором Малороссии,
тогда жил: «Мы отдалены почти от всех, к кому мы привязаны и чья
дружба дороже всего для нас. Вы знаете, что для меня в особенности Вы, без
сомнения, первый среди них, и Ваше отсутствие невосполнимо. У нас
есть лишь воспоминания, и если бы Вы знали, как часто спрашивают
в Колымажном дворе о дорогом и любезном князе Лобанове.
<…> Мы готовимся <…> вернуться в дорогое и печальное
Остафьево (подмосковная усадьба Вяземских. — Л. К.).
<…> Мы туда возвращаемся с тяжелым сердцем»7.

М. Беннер. Портрет Е.А. Карамзиной. 1817 годВ отцовском доме сложились
и тесные родственные связи княжны с семейством князей Петра
Александровича (1742-1822) и Екатерины Андреевны (1741-1814) Оболенских.
О Екатерине Андреевне, урожденной Вяземской, тетке Андрея Ивановича,
П.А. Вяземский писал, что последний «с молодости своей до конца питал
к ней особенную преданность и почти сыновнюю любовь»8.
Ей он доверил, не имея еще семьи и дома, воспитание своей внебрачной
дочери — тоже Екатерины (Колывановой, см. выше). Это «семейство составляло
особый, так сказать, мир Оболенский. <…> Отличалось оно от других каким‑то
благодушным, светлым и резким отпечатком. На лицо было шесть сыновей
и четыре дочери. <…> Все они долго жили с матерью
и у матери»9, неизменно бодрой и деятельной.

Княжна Екатерина Андреевна приходилась племянницей детям княгини
Оболенской. Хорошо зная их с детства, она способствовала женитьбе
А.П. Оболенского (1780-1855) на дочери Ю.А. Нелединского-Мелецкого Аграфене
Юрьевне. Вот как писал об этом сам Александр Петрович, двоюродный брат
А.И. Вяземского: «Племянница моя, княжна Вяземская, с которой я был очень
дружен, принимая во мне участие, <…> употребила <…> все свое
влияние, чтобы склонить А.Ю. Нелединскую выдти за меня замуж. <…> Свадьба
наша была 9 апреля 1809 года, почти в то же время вышла замуж
княжна Вяземская за кн[язя] Щербатова»10.

Приобрести полную версию 6-го номера 2015 года в формате pdf
(стоимость 50 рублей, размер файла 3936кбт )

Приобрести полную версию статьи в формате pdf
(стоимость 15 рублей, размер файла 219кбт )

 

1Московский некрополь. Т. 3. СПб., 1908. С. 377.

2ВяземскийП.А. Автобиографическое
введение // Полное собрание сочинений князя П.А. Вяземского. Т. I. СПб., 1878.
С. XXX. Девочка читала стихотворение Н.М. Карамзина «Прости». Нужно отметить,
что две последние строчки приведены Петром Андреевичем неточно — очевидно,
по памяти. В оригинале: «Насильно полюбиться / Не можно никому» (см.:
Карамзин Н.М. Полн. собр. соч. Т. 14. М., 2005. С. 47.).

3Письмо Н.М. Карамзина к А.И. Вяземскому
(получено 2 ноября 1796 г.) //
Архив князя Вяземского. Князь Андрей Иванович Вяземский. СПб., 1881. С. 113.

4Вяземский П.А. Указ. соч.
С. XXVII.

5Он же. Князь Андрей Иванович
Вяземский // Полное собрание
сочинений князя П.А. Вяземского. Т. II. СПб., 1879. С. 284.

6Он же. Московское семейство
старого быта // Там же. Т. VII. СПб., 1882. С. 491-492.

7ОПИ ГИМ. Ф. 368. Ед. хр. 23. Л. 18-19 (пер.
с фр. О.В. Эдельман). Здесь и далее даты приводятся по старому стилю.

8Вяземский П.А. Московское
семейство… С. 488.

9Там же. С. 487.

10Цит. по: Оболенский Д.А. Хроника недавней старины. Из архива
Оболенского-Не­лединского-Мелецкого. СПб., 1876. С. 97-98.