restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır

Поиск

Павел и Паша

Павел и Паша

Иллюстрация: П. Д. Корин. Русь уходящая. 1935—1959 годы


Павел Дмитриевич и Прасковья Тихоновна Корины

О давней беседе автора с вдовой художника Павла Дмитриевича Корина (1892–1967) Прасковьей Тихоновной Кориной (1900–1992).

П. Д. Корину не хватило и 30 лет, чтобы осуществить грандиозный замысел своей картины «Реквием» («Русь уходящая»). Двадцать девять законченных портретов были созданы им для полотна о мощи русского духа, о несокрушимой силе, которую несет в себе Русская Православная Церковь, вышедшая на свой «последний парад» из святых врат Успенского собора Московского Кремля холодным мартом 1925 года. В конце 2013‑го Третьяковская галерея впервые выставила на Крымском валу загрунтованный коринской рукой крупный холст, так и оставшийся белым, а вокруг — все эти портреты. Они должны были заполнить пространство холста, но так и не «встретились»  в главной картине мастера… Между тем идею «Руси уходящей» Корин, возможно, не воплотил бы даже в цикле связанных с ней «предварительных» произведений, не будь рядом с ним его Паши. Ученица, жена, друг; всегда немножко в тени, но всегда — необходима. У меня есть книга, которую я нахожу на полке «с закрытыми глазами». Мягкий переплет, напоминающий холстину. На обложке — фрагмент письма: «Дорогая Пашенька…» Это книга «П. Д. Корин об искусстве. Статьи. Письма. Воспоминания о художнике» (М., 1988). Ее незадолго до своего ухода из жизни подарила мне с дарственной надписью Прасковья Тихоновна Корина — вдова Павла Дмит­риевича. Она пережила мужа на 26 лет и упокоилась вместе с ним на кладбище Новодевичьего монастыря. Наше знакомство состоялось в декабре 1989 года в музее‑мастерской П. Д. Корина в Москве на Малой Пироговской улице, 16. Визит пришелся на понедельник, когда у музеев выходной. Робко, но с надеждой позвонила в дверь, и мне открыли. На пороге — крошечная сухонькая седовласая женщина. Приветливо пригласила войти. Ее можно было бы принять за смотрительницу, если б не по‑хозяйски решительное: «Я покажу вам музей». И через минуту, миновав в прихожей большое зеркало в темной квадратной раме, мы уже осматривали затемненные комнаты. Картины, эскизы, мольберты, краски, гипсовые слепки с античных скульптур… Много знаменитостей посещало коринскую мастерскую‑квартиру, где супруги обосновались в феврале 1934 года. Но обо всем этом я узнаю потом, когда включу диктофон и буду слушать тихий голос хранительницы наследия большого русского художника, труженика, мыслителя. Он родился в XIX столетии, успев вдохнуть атмосферы «золотого века» русского искусства. Из палехских иконописцев, вырос в православной вере, которой пронизано все его творчество. В упомянутой выше книге, изданной хлопотами Прас­ковьи Тихоновны, есть ее воспоминания о муже. В родном селе Палех Павел Корин окончил иконописную школу и в 16 лет получил звание мастера‑иконописца, но мечтал стать художником и все свои планы связывал с Москвой. В 1908 году он поступил учеником в иконописную палату Донского монастыря. Талант начинающего художника высоко оценил руководитель школы Клавдий Петрович Степанов, сказав однажды: «Учись, милый, Рафаэлем будешь»…