Поиск
  • 21.06.2017
  • По России
  • Автор Ирина Владимировна Грачева

Дединово

Дединово

Фото: С. М. Прокудин-Горский. Село Дединово на реке Оке. Фотография 1912 года


Место постройки «Орла»

История и день сегодняшний этого старинного русского села.

Село Дединово (Дедново) на Оке (ныне — в Луховицком районе Московской области) изначально относилось к числу дворцовых. Его жители хоть именовались крестьянами, но никогда не занимались землепашеством. Они поставляли рыбу «на обиход великого государя», строили лодки, струги, барки. Это село вошло в историю в качест­ве первой государственной верфи, где начали строить морские суда. В 1667 году царь Алексей Михайлович повелел «для посылок из Астрахани на Хвалынское море делать корабли в Коломенском уезде в селе Дединове». Возглавил предприятие один из самых просвещенных и инициативных царских сподвижников — боярин А. Л. Ордин-Нащокин. Надзирать за работами отправили думного дьяка Я. Л. Полуектова. С ним в Дединово явилась артель голландских корабельщиков во главе с полковником К. Буковеном. Осенью 1667 года Полуектов отписал в Моск­ву, что большой корабль, рассчитанный на 22 пушки, заложен. Требовалось также построить малые суда сопровождения — яхту, бот, шлюпки. На помощь иностранным мастерам царь распорядился набрать «охочих» плотников и кузнецов из Дединова и окрестностей, «а в неволю никого не нудить». Но сельчане отказались идти в работную кабалу и выражали недовольство по поводу размещения в их избах на постой нехристей‑иноземцев. Одной из причин неприязни к чужакам стало то, что они носили укороченные кафтаны, считавшиеся на Руси «зазорными», и дымили «дьявольским зельем». При раскопках на месте верфей в Дединове нашли наконечники голландских курительных трубок. Полуектову велели «у корабля на корме исделать и вырезать травы и вызолотить, <…> а на носу велено сделать лев». Но резчика и живописца, который бы мог «цветить» корабельные детали, не нашлось ни на месте, ни в Москве. Не было также парусных, канатных, якорных мастеров. Прошел год. Потерявший терпение царь требовал до зимы закончить корабль и перевести в Нижний Новгород. Однако к тому времени Полуектов рассорился  с Буковеном, и в столицу полетели письма, в которых они оба сваливали друг на друга вину за проволочки. Полуектов оправдывался тяжкой болезнью, а Буковен злорадно сообщал, что дьяк «государеву указу ослушается во всем и кораблей проводить не хочет, а болен николи не бывал». Голландец обжился в Дединове, сдружился с подьячим Федором Кишмутиным, строчившим под его диктовку доносы. Полуектов, в свою очередь, писал царю: «Подьячий с полковником пьет и бражничает и о государеве деле не радеет», с Кишмутиным же пытался разобраться по‑свойски («ножом резать и палкою бить замахивался»)…