Поиск

«Софья Толстая. Узоры жизни»

«Софья Толстая. Узоры жизни»

Иллюстрация: Копия, выполненная С. А. Толстой с картины И. П. Похитонова. Дубы в Чепыже. Июнь 1911 года. Ясная поляна


Лев Николаевич Толстой и Максим Горький

О выставке с таким названием, открывшейся 22 августа 2014 года в Музее-усадьбе Л. Н. Толстого в Хамовниках.

«Всякая жизнь интересна, а может быть, и моя когда‑нибудь заинтересует кого‑нибудь из тех, кто захочет узнать, что за сущест­во была та женщина, которую угодно было Богу и судьбе поставить рядом с жизнью гениального и многосложного графа Льва Николаевича Толстого», — писала С. А. Толс­тая в 1904 году. Софья Андреевна была сильной неординарной личностью, наделенной независимым характером, огромной жизненной энергией, необыкновенным трудолюбием, разносторонними художественными дарованиями. Прожившая почти полвека с Толстым, она являлась его верным другом и преданной помощницей, переписчицей и издательницей сочинений Льва Николаевича, вместе с ним учила крестьянских детей грамоте, участвовала в полевых работах, собирала пожертвования в помощь голодающим, состояла попечительницей детского приюта. Подарила мужу тринадцать детей и дождалась рождения тридцати одного внука и одного правнука. Всегда пребывала в семейных хлопотах; успевала заниматься хозяйством, рукоделием, разведением лесов и цветов, переводами с иностранных языков, многими другими делами. Современники отмечали ее пора­зительное трудолюбие. В дневниках Софья Андреевна признавалась: «Люблю работать производительно», «Не люблю праздников с их безделием». Для себя она выработала следующие правила: «Чтобы не сломиться под тяжестью бремени обыденной жизни — нужно быть чем‑нибудь увлеченным»; «Тот, кто жизнью поставлен в необходимость заниматься практическим делом, должен быть точен, быстр и внимателен, чтобы жизнь материальная не растягивалась на все время и не мешала бы жизни духовной» (из Записной книжки. 1882 год). Природа одарила супругу Л. Н. Толстого многими талантами и способностями. Софья Андреевна увлекалась музыкой, живописью и фотографией, театром. Проявляла интерес к философии: с 1880‑х годов в круг ее чтения входили сочинения Эпиктета, Платона, Спинозы, Шопенгауэра. Писала повести, стихи, рассказы для детей, мемуарные очерки, вела дневники. Характерные строки из ее мемуаров:«Не знаю, что было бы со мной при страстной и увлекающейся моей натуре, если б я позволила себе заняться музыкой, поэзией, живописью или просто общественной деятельностью». Когда Софье Андреевне  исполнилось 16 лет, она заинтересовалась фотографией, только что начавшей развиваться в России. Первые выполненные ею снимки до нас не дошли. В конце 1880‑х годов С. А. Толстая вернулась к занятиям «светописью», оставив в итоге более тысячи любительских фотографий, запечатлевших Льва Николаевича, детей, внуков, гостей, различные семейные события. Любимые сюжеты — Л. Н. Толстой в кругу родных, с выдающимися деятелями культуры. С. А. Толстая оказалась единственным фотографом, снявшим Толстого с Горьким, Репиным, пианисткой Ландовской. Все это представляет собой уникальную фотолетопись жизни семьи Толстых. Также на снимках — виды Ясной Поляны, которую Софья Андреевна очень любила. Запись в дневнике от 1 сентября 1898 года: «Взяла фотографический аппарат и бегала всюду, снимая и природу, и внуков, и Льва Николаевича с сестрой, и лес, и купальную дорогу — и всю милую яснополянскую природу». Кроме того, на выставке представлено много фотографий, отражающих увлечения и пристрастия самой Софьи Андреевны. Из записной книжки за 1880‑е годы:

«Что я люблю:

В душе покой.

В голове мечту.

Любовь к себе людей.

Люблю детей.

Люблю всякие цветы.

Солнце и много света.

Лес.

Люблю сажать, стричь, выхаживать
деревья.

Люблю изображать, т. е. рисовать,

фотографировать, играть роль;

Люблю что‑нибудь творить — хотя бы
шить.

Люблю музыку с ограничением.

Люблю ясность, простоту,

талантливость в людях».

В фондах Государственного музея Л. Н. Толстого хранятся портреты, этюды, созданные С. А. Толстой. Еще в самом начале семейной жизни Лев Николаевич находил у жены способности к рисованию, реализованные, однако, гораздо позже. Софья Андреевна взяла кисть в 1890‑х годах и много часов проводила за мольбертом. «Никогда не учившись живописи, но любя ее как всякое искусство, я страшно волновалась и работала целыми днями», — писала она в автобиографии. Софья Андреевна пробовала себя в разных жанрах — пейзажи, натюрморты, рисунки, копии с произведений известных художников. Тонко чувствовала и понимала природу: «Чудесная погода; соблазнилась с детьми идти за грибами… Какой чудесный запах земли, как красивы рыжички мокрые во мху, мохнатые волнянки, крепенькие подберезнички; как упоительна лесная тишина, как свежа росистая трава, и ясное небо, и дети с веселыми лицами… Все это я называю настоящим наслаждением!»…