Поиск

Русские в Западном Поморье

Русские в Западном Поморье

Иллюстрация: К. В. Лебедев. Марфа Посадница. Уничтожение Новгородского веча. Холст, масло. 1889 год


Вид Соловецкого монастыря. Литография И. И. Старченкова по рисунку А. Агафонова. 1872 год

Из истории освоения края (XI — начало XX века).

Западная часть огромного по площади региона, опоясывающего Белое море и известного как Поморье, — одна из первых территорий будущей области Русского Севера, куда в IX-XI веках начали активно проникать новгородцы. «Смелые дружины новгородских купцов и промышленников были знакомы с отдаленными северными краями Заволоцкой Чуди и Корелы. Новгородские гости <…> плавали по Белому морю, добывая рыбу и морского зверя или скупая этот товар у прибрежных жителей. <…> Давние обитатели нынешнего Поморского, Корельского и Терского прибрежья — корелы. В житии соловецких чудотворцев и в новгородских грамотах XV века они обозначаются именем корельских людей, корельских детей. <…> Новгородцы XV века различали в этом финском поморском населении пять родов корельских детей, в соседстве с которыми далее к северу и в глубь страны обитала лопь. Эти «корельские дети» жили разбросанно на всем протяжении Беломорского прибрежья от реки Варзуги до реки Сумы и далее к востоку и считались собст­венниками, вотчинниками занятых ими здесь земель; встречаем в грамотах XV века указания на земли, «куда ходят корельские дети» или «куда владеют вотчинники корельския дети». Они считали даже себя ближайшими собственниками еще не занятых земель, каких в XV веке много было в Беломорском крае». Что же представлял из себя «Корельский край», в более поздних источниках именуемый Кемским уездом, а также Архангельской Карелией? Наиболее полное описание Кемского уезда находим в Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона: ему «принадлежит небольшая часть Кандалакшского берега (до Кандалакши), весь Корельский берег (от Кандалакши до города Кеми) и значительная часть Поморского берега (к югу от Кеми), то есть весь западный берег Белого моря. <…> Поверхность Кемского уезда весьма неровная, так как сюда продолжаются отроги Финляндских гор, между которыми лежат многочисленные озера. Наиболее значительной высоты горы достигают у вершины Кандалакшского залива. Морские берега в северной части крутые, скалистые; в южной, именно в Онежском заливе, — низкие, часто окаймленные отмелями и потому весьма неудобные для мореплавания. <…> Горы небогаты полезными минералами; руды встречаются во многих мес­тах, но не имеют большого значения. <…> Из рек более значительные (с юга на север): Ухта, Нюхча, Сума, Выг с Ондой, Шуя, Кемь с сис­темой озер Кунто, Калгалакша, Кереть; важнейшие из них Выг и Кемь. <…> Вообще уезд орошен очень обильно, хотя количество атмосферных осадков не особенно велико; между горными возвышенностями много моховых (торфяных) болот. Большая часть уезда покрыта лесами (сосна, ель, береза, ольха, ива и др.)». Населенный немногочисленными коренными племенами, а затем и осевшими здесь русскими, край оказался богат рыбой, пушным и морским зверем, птицей. Усилиями монахов, купцов и военных дружин новгородцы постепенно основывались здесь и расширяли свои владения. Когда «финское разбросанное население начинало более и более перемешиваться с пришлым русским населением, легко уступая ему место среди своих редких жилищ, на обширных пустошах, остававшихся еще не занятыми, <…> преимущественно в низовьях многочисленных порожистых рек, пересекающих западный берег Белого моря, возникали один за другим поселки <…> промышленников, привлеченных сюда прибыльными речными и морскими промыслами. Главными приобретателями земель в Поморье видим именитых новгородских людей. Встречаем указание на четыре сельца на Бобровой горе, принадлежавшие новгородскому архиепископу. Занимают и покупают земли, прежде занятые другими, посадники, бояре и другие богатые люди Новгорода. Около половины XV века многие имели там отчины, у некоторых были уже отчины и дедины». После двух‑трех столетий русского присутствия в «Корельском крае» в 1440‑х годах эта часть Поморья стала вотчиной знаменитой Марфы Борецкой (Посадницы). Она относилась к «числу самых значительных землевладельцев Поморья; в последние годы новгородской вольности Марфе Посаднице только по рекам Суме и Выгу принадлежало 19 деревень, которые в писцовых книгах 1496 г. обозначаются еще именем Марфинских Исаковых (Исаак — имя супруга Марфы. — Н. В.). Все эти богатые новгородские люди высылали в Поморье на занимаемые ими земли своих рабов или вольных поселенцев‑рабочих, бобылей, казаков, это были первые, по крайней мере наиболее значительные по количеству, новгородские колонисты Беломорского края». Процесс колонизации в XV веке имел «одну любопытную характерную черту. <…> Большая часть новгородских вотчин в Поморье, даже у мелких собственников, не представляла сколько‑нибудь округленных земельных владений, сосредоточенных в одной местности, а состояла из многих раздробленных мелких участков, рассеянных по прибрежным островам, по морскому берегу и по рекам морским, часто на огромном расстоянии друг от друга. У одного владельца, например, вотчина состояла из участков у «Золотца (порога на реке Выгу) и в Шуе‑реке, и в Кеми‑реке, и в Кореле между пятью родов и по всем рекам морским», другие владельцы, три брата, купили два участка, которые были рассеяны на Поморье по морским рекам и по лешим (лесным. — Н. В.) озерам, по Кеми, между корелою». <…> Еще более разбросаны были крупные владения: встречаем отчину и дедину, купленную новгородским посадником за полчетверта руб­ля, которая состояла из участков «на море, на Выгу, и в Шуе‑реке, и в Кеми‑реке, и на Киль‑острове, и по морскому берегу, и по обеим сторонам Понгамы‑реки, и по лешим озерам», то есть тянулась отдельными участками на длинном пространстве нынешнего Поморского берега и далеко уходила в Корельский берег. Новгородский промышленник занимал сам или своими рабами и вольными  крестьянами участок у моря на прибрежном острове, на приморской реке или озере и строил здесь двор; при дальнейшем движении он переходил на другое прибрежное место, на другую приморскую реку, занимал там другой такой же участок, не обращая никакого внимания на промежуточные пространства вдали от моря, между впадающими в него реками, ибо они не представляли ему прибыльных промыслов и угодий. Границы занимаемых таким образом земель не везде обозначались, ибо не везде встречались с границами земель других владельцев. Такой порядок занятия земель, такая разбросанность поселений условливались главным образом свойствами Поморского края. Глухое суровое Поморье манило к себе русского поселенца преимущественно своими обильными рыбою «лешими» озерами и «морскими» реками, своим морем, доставлявшим промышленнику соль и опасного, но прибыльного морского зверя»…

Церковь Петра и Павла в селе Вирма. Фотография автора

Листер-бот, подаренный жителям села Сумский посад Великим князем Алексеем Александровичем в 1870 году. Фотография автора