Поиск
  • 21.06.2017
  • Святыни
  • Автор Галина Владимировна Аксенова, Евгения Юрьевна Суворова

«Многоценных камней драгоценнее…»

«Многоценных камней драгоценнее…»

Иллюстрация: Вид Свято-Троицкой Сергиевой лавры с южной стороны. Литография. Издание Троице-Сергиевой лавры. 1840-е – начало 1850-х годов


Священные сосуды преподобного Сергия Радонежского. Фотография 2010 года

О дошедших до нас мемориальных предметах, принадлежавших преподобному Сергию Радонежскому или связанных с его прославлением.

Последователи Сергия Радонежского, игу­мены и насельники созданной им Троицкой обители на протяжении столетий бережно хранили все, что связано с именем и жизнью преподобного. Этому способст­вовали царские, а затем и императорские указы. Так, например, в 1551 году, во времена правления Ивана Грозного, в рамках Стоглавого Собора было постановлено: «Дьякам описывать движимое и недвижимое монастырское и церковное имущество, в том числе ценности, утварь и книги». И хотя здесь прежде всего имелся в виду контроль за финансово‑хозяйственной дея­тельностью монастырей, в составляемые монастырские и церковные «переписи»-ревизии включались и книги, предметы церковной утвари, разнообразные мемории, квалифицировавшиеся как государст­венные ценности. Древнейшие из сохранившихся описи, касающиеся Трои­це-Сергиевой обители, относятся к 1641 году. Затем монастырское имущество описывалось в 1735, 1737, 1756, 1759 и 1789 годах. Благодаря этим описям создается интереснейшая картина сохранения лаврских раритетов, а также имеется возможность проследить историю выявления и определения круга мемориальных предметов, принадлежавших преподобному Сергию Радонежскому или связанных с его прославлением. Во всех описях называются следующие предметы и вещи: крашенинная риза, епитра­хиль, поручи, посох, ложка и ножичек в кожаном чехле, «моления великого чудотворца Сергия» — иконы Божией Матери Одигитрии и святителя Николая. Собиранию Сергиевских мемориев в единый комплекс много внимания уделял митрополит Московский Платон (Левшин. 1737-1812) — один из образованнейших церковных деятелей второй половины XVIII века. Лаврский постриженник, в 1766 году он стал священноархиманд­ритом Троицкой обители и занялся изучением сохранившихся «святых раритетов, связанных с именем основателя монастыря лишь изустной традицией». Им впервые была научно определена достопамятность этих раритетов и часть из них включена в богослужебный цикл монастырской жизни: «Сии ризы, в коих он (преподобный Сергий. — Авт.) священнодействовал, сия лжица, сей ножичек, послужившие его потребам телесным, сей посошок, подкреплявший его старость и слабость, по наружности своей ничего не имеют драгоценного или лестного, но по внутреннос­ти всяких бисеров и многоценных камней драгоценнее: они освящены его потом и озлащены его добродетелей подвигами. А потому они, яко одушевленные, все громогласно вопиют: христиане! Не в злате и сребре, но в добродетели и благочестии поставляйте свое богатство». Большая часть меморий (посох, поручи, риза, епитрахиль, две келейные иконы) к концу XVII столетия разместилась рядом с местом пребывания мощей преподобного в Троицком соборе. С участием митрополита Платона среди сохранившихся в лавре книг были выявлены Евангелие и Служебник преподобного Никона Радонежского, созданные в 1380‑х годах, еще при жизни преподобного Сергия. Впервые о собрании всех памятных Сергиевских предметов как едином комп­лексе поведала опись ризницы 1842 года. В том же году по инициативе и при поддержке церковного историка и богослова, профессора Московской духовной академии А. В. Горского (1812-1875) начали готовить серию литографий с изображением меморий преподобных Сергия и Никона (1843). В эту серию вошли следующие вещи Сергия Радонежского: фелонь, епитрахиль, поручи, посох, ложка, нож и чехол от ножа, аналав, сандалии, потир, дискос, тарели, ковчег для креста, присланного патриархом Константинопольским Филофеем, а также иконы, написанные на гробовой доске преподобного. В известном своем труде, повествуя о Троицком соборе, А. В. Горский перечислил келейные иконы, ризу, епитрахиль, поручи, посох, аналав, нож в кожаном чехле и ложку преподобного Сергия,  указав, что они находятся «за стеклом в специальном бронзовом золоченом шкафу, стоявшем против раки», а деревянные сосуды (см. далее) — среди достопримечательнос­тей ризничного собрания. Маркиз Астольф де Кюстин, путешествовавший по России и посетивший Троице-Сергиеву лавру в 1839 году, отмечал: «Все прославленные в истории России личности делали богатые вклады в этот монастырь, казна которого полна золота, бриллиантов, жемчуга. Весь мир, можно сказать, вложил свою лепту в его несметные богатства, но во мне они  вызвали скорее изумление, граничащее со столбняком, нежели восторг. <…> И, на мой взгляд, простые одежды и деревянная утварь святого Сергия затмевают все великолепные сокровища, включая богатейшие церковные облачения»…