Поиск

«У нас морозы и — балы»

«У нас морозы и — балы»

«У нас морозы и — балы»


 

М. А. Зичи. Бал в концертном зале Зимнего дворца во время визита шаха Назир-ад-Дина в мае 1873 года. Бумага, акварель, гуашь. 1870-е годы Время правления императоров Александра I и Николая I
отмечены многочисленными блистательными увеселениями. Переписка, дневники
и воспоминания современников изобилуют описаниями балов, собраний,
маскарадов. Так, в январе 1815 года москвичка Мария Волкова сообщала
подруге: «Балам здесь нет числа, нет
физической возможности везде бывать. <…> В нынешнем году отчаянно
пляшут. Не
успела я
отдохнуть после двух утомительных балов, а нынче опять должна ехать на
вечер. В пятницу до 5 часов плясали у Оболенских, вчера
у Ф.
Голицына,
а нынче отправляемся к г‑же Корсаковой
»1. А вот дневниковая запись М. А. Корфа
(январь 1843): «Вчера, в воскресенье,
был небольшой танцевальный вечер у наследника <…> человек на сто.
<…> Вообще Петербург наш, нисколько не заботясь ни об ужасном беззимии,
ни о вредном влиянии его на все отрасли промышленности, танцует себе
нынче, как всегда, напропалую. В субботу, например, был бал у кн[язя]
Юсупова, вчера, как я уже сказал, у наследника, сегодня у Бутурлина,
завтра будет у Лазаревых, в четверг — у гр[афа] Воронцова.
И если взять в соображение, что на всех этих балах танцуют все одни
и те же лица и что для танцоров они продолжаются до 3‑го — 4‑го
часа, то становится, право, страшно и грустно за здоровье наших молодых
людей
»2.

Бал в Одесском клубе. Литография с картины Л. Бокачини. 1830-е годыОднако, например, генерал‑губер­на­тор Одессы граф П. Е. Коцебу «смотрел на балы как на средство оживления
города не только в увеселительном, но и в коммерческом отношении
»3.
Супруга графа устраивала у себя «скромные,
но радушные приемы; <…> зато особенно великолепны были у нее
ежегодные балы. Балы в прежнее время не только имели значение как
объединявшие светское общество, но преследовали еще специальную цель: оживить
движение торговли в городе. В особенности рады были этим балам
швейные мастерские и модные магазины
»4.

Согласно правилам хорошего тона, приглашения на бал «делались по крайней мере осьмью днями прежде
назначенного дня, для того чтоб дать время дамам приготовить все принадлежности
к нарядам
»5. Иногда бальные туалеты шились крепостными
швеями и горничными, но чаще заказывались у модисток и портних.
Вот сценка:

«M-me Обон, высокая,
полная, с седыми волосами, подвитыми и расчесанными с точностью
парика, встретила <…> Софью Николаевну
(Раховскую, получившую
приглашение на бал внезапно и потому вынужденную «поспешить
с приготовлениями». — Т.Р.) с тою преувеличенною
предупредительностью, какую у нее находили только самые выгодные заказчицы.
Она тотчас поручила своей закройщице двух других дам, приехавших раньше,
и занялась исключительно Раховскою.

В. А. Тропинин. Кружевница. Холст, масло. 1823 год— Я уже
думала о вас, — объявила она. — Вам нужно что‑нибудь особенное,
необыкновенное, не правда ли? Вот взгляните на эти новые куски. У меня
есть идея…

Софья
Николаевна с наслаждением погрузила руки в чуть шелестящий мягкий
шелк и в упругую волну каких‑то немнущихся легких и плотных
тканей. <…> Один розовато‑серый оттенок в особенности пленял ее. Он
бросал бы такой чудный отблеск на ее чуть‑чуть смуглую
кожу.

— Как бы вы
сделали, если бы я выбрала вот это? — спросила она.

— А,я почти знала заранее, что вы остановитесь на этом
оттенке, — сказала тоном восторга m-me Обон. — Но
я нарочно хотела дать вам выбрать, чтоб быть увереннее
в вашем вкусе. Теперь я вам покажу мою идею.

И она достала из ящика большую
картонку, в которой лежала, тщательно уложенная, какая‑то паутина из
золотых кружев, нитей и блесток. Своими опытными руками m-me Обон
принялась осторожно отделять верхний слой этой паутины, подкладывая под него
полосу розовато‑серой ткани. И по мере того, как паутина все более
отделялась, на ней проступал нежный рисунок каких‑то фантастических листьев,
стеблей и линий.

Раховская вдруг резко
отвернулась от это­го обольстительного зрелища.

— Нет, это
мне не по средствам. Я не могу заказывать такие платья. Сделайте мне что‑нибудь
проще, — сказала она.

Лицо m-me
Обон приняло словно обиженное выражение.

— Проще? Ноя, право, не знаю, что’ можно сделать проще для такого
бала, — произнесла она. — И для такой прелестной особы, как вы.
К вашей красоте удивительно идет эта тонкая, почти скрытая роскошь.
Взгляните, ведь эта паутина почти исчезает в тени.

И она
повернула ткани таким образом, что паутина в самом деле как будто исчезла.

Софье
Николаевне казалось, что ее истязают. Она уже чувствовала, что если откажется
от «идеи», то что‑то отлетит от нее, от ее счастья.

— Носколько же может стоить такое платье? — спросила она
заметно дрогнувшим голосом.

— Право, я
сейчас не могу вам сказать, — ответила равнодушно m-me Обон. —
Хорошие вещи всегда сто’ят хороших денег. Но об этом не сто’ит говорить, если
идея вам нравится. Я не могу назначить цену раньше, чем вещь будет сделана. Вы
понимаете, у меня нет модели, я должна создавать,
и я не могу заранее знать, сколько чего пойдет. <…>


Послезавтра, в это время, — напомнила m-me Обон, провожая ее до
дверей. — Вы
увидите,
какой фурор произведет ваш туалет на бале.

Хотя это
была обычная фраза, которую m-me Обон говорила всем своим клиенткам, но на этот
раз она не ошиблась. Туалет Раховской произвел целую сенсацию
»6.

П. Н. Орлов. Портрет Софьи Васильевны Орловой-Денисовой в русском платье. Холст, масло. 1835 годПомимо портных, модисток, корсетников, перчаточников,
белошвеек, башмачников и парикмахеров, над бальными туалетами трудились
множество других ремесленников. Дамские наряды и причес­ки требовали
разнообразных украшений, например, перьев или искусственных цветов.
Изготовлением и размещением таких композиций занимались
в специализированных мастерских. Искусность этих мас­териц ценилась крайне
высоко. В журналах писали: «Понаколке пера можно судить о вкусе той, которая носит
шляпку, и той, которая его накалывала
»7.

Мода 1830-х годов. Модные картинки из журналов «Библиотека для чтения» и «Московский наблюдатель»Участница губернского дворянского бала «Людмилочка, беленькая нежная блондинка
с голубыми глазами, была в белом tulle d’illusion платье,
подхваченном букетами из незабудок; гирлянда из тех же цветов была приколота на
ее пышно взбитые локоны
»8. Дочь вице‑президента Академии
художеств Марию Федоровну Толстую впервые вывезли в петербургское
дворянское собрание в похожем наряде — «платье из тюль‑иллюзион на белом атласном чехле с букетами бело‑розовых
яблочных цветов — просто, молодо и мило
»9. Об изощренности
подобных украшений можно судить по следующему сообщению: «В цветочных магазинах делают розы, на которых видно несколько капель
росы; <…> они при свечах блестят, как алмазы. Эти розы в большой
моде
»10. Кроме цветов, имитировали различную растительность,
например: «Намногих шляпках видны букеты из дубовых листьев
с желудями
»11. В ходу
были ивовые, сиреневые и каштановые ветки, камыш, плоды олив, слив,
черешен, золотые и серебряные колосья.

В Москве производством искусственных цветов не менее
полувека занималась семья де-Ладвез. В 1820 году «Московские ведомости» объявляли: «Науглу Рождест­венки, против Косметического магазина
и Медико‑хирургической академии, в доме Маскле, под №
448, в модной лавке получены из Парижа шляпки
новейшего фасона, также цветы разного сорта в самом лучшем последнем
вкусе. Гг. желающие могут адресоваться <…> к Елисавете Степановне
Ладвес
»12. В той же
газете два года спус­тя читаем: «В
цветочном заведении г‑жи де-Ладвез, состоящем на Петровке в доме
Мельгунова, делаются цветы из соломы самых последних фасонов
»13.
В первой половине 1870‑х годов в Управлении Императорскими
московскими театрами служила цветочницей Елизавета Алексеевна де-Ладвез, она
проживала на Петровке в доме Пенского14. Основательницей
цветочной фирмы, по‑видимому, надо считать Елизавету Розалию де-Ладвез
(1784-1845)15. К слову, один из ее сыновей Стефан (Степан)
Францевич де-Ладвез (1817-1854/55) стал художником, удостоившись звания
академика (1853)16.

Вездесущая «Северная пчела» неоднократно писала
о чете Лапиных, имевших мастерскую в Санкт-Петербурге на Большой
Миллионной улице. «Одна русская
художница, г‑жа Лапина, делает искусственные цветы так хорошо, что они ни
в чем не уступают парижским. <…> Выписав из Парижа все инструменты
и получая из всех столиц новые образцы, г‑жа Лапина занимается своим
искусством как истинная художница, с любовью к своему делу
и желанием совершенства
»17. «Г-н и г‑жа Лапины, содержащие магазин и фабрику искусственных
цветов, <…> дошли до высокой степени совершенства в сем роде
промышленности, и произведения их фабрики могут в полном смысле
заменить цветы парижские. Все, что появляется нового в столице Франции,
немедленно поступает в продажу в магазине г‑д Лапиных в том же
самом виде, хотя сделано в Петербурге. Недавно изобретенное в Париже
искусство наклеивать по крепу или атласу цветы в букетах и гирляндах
перенято г‑жой Лапиной с удивительною точностью, и мы были
свидетелями, что самые опытные знатоки не могли различить парижской работы
с петербургскою. Верность рисунка, яркость красок и чистота отделки
в трудах г‑жи Лапиной приобрели бы ей уважение и в самом Париже,
и вся разница между русским подражанием и французским вымыслом
состоит в том, что русский товар едва ли не вдвое дешевле. Г-жа Лапина
принимает всякого рода заказы как для уборки головы цветами, так и для
отделки платья гирляндами и букетами по образцам или по рисункам. Имея
достаточное число искусных работниц, она исполняет заказы в скорейшем
времени. Иногородные могут выписывать от г‑жи Лапиной как цветы, так
и платья, которые будут пересланы скроенными и уложены безопасно от
повреждения
»18.

 

——

1Грибоедовская Москва в письмах М. А. Волковой к В. И. Ланской.
1812–1818 гг. М., 2013. С. 262–263.

2Корф М. А. Дневник.
Год 1843. М., 2004. С. 36–37.

3Де-Рибас А. М.
Старая Одесса. Исторические очерки и воспоминания. М., 2013. С. 92.

4Там же. С. 208.

5Лаврентьева Е. В. Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет. М., 2005. С. 356.

6Авсеенко В. Г.
Сочинения. Т. XII. Силуэты. Рассказы. СПб., б/д. С. 46–51.

7Листок для светских людей. 1843. № 23.

8Мердер (Северин) Н. И. Отжившие типы // Исторический вестник. 1893. Т. 54. № 1. С. 318.

9Каменская М. Ф. Воспоминания. М., 1991. С. 243.

10Моды // Северная пчела. 1832. 29 января. № 23.

11Моды // Сын Отечества и Северный Архив. 1834. № 16.
20 апреля. С. 607.

12Объявления // Московские ведомости. 1820. № 23. 20 марта. С. 660.

13Объявления // Там же. 1832. № 27. 2 ап­реля. С. 1245.

14Адрес‑календарь Москвы, изданный по официальным сведениям
к 1 января 1874 г. М., 1874. Отд. I. С. 13.

15Московский некрополь. Т. II. С. 139.

16Список русских художников к юбилейному справочнику
Императорской академии художеств. СПб., 1914. Т. II. Часть биографическая. С. 58.

17Смесь // Северная пчела. 1829. № 154. 24 декабря.

18Смесь. Об искусственных цветах г‑жи Лапиной // Там же.
1832. № 31. 8 февраля.