Поиск

«Усолье-град — Петербургу брат»

«Усолье-град — Петербургу брат»

«Усолье-град — Петербургу брат»


Строгановы занимают особое место в ряду деятелей, принесших славу Прикамью и оставивших богатое культурное наследие. Их стараниями в Новом Усолье вырос уникальный ансамбль «строгановских» прибрежных построек XVII–XIX веков, живописно открывающихся с Камы. Среди каменных зданий Усолья старейшее — часовня Спаса Убруса (конец XVII века). Назовем здесь также пятиглавый Спасо-Преображенский собор (1724–1730), торговые ряды с примыкающей к ним трехъярусной колокольней (1730), белоколонное здание конторы солезавода Строгановых (1833)… В этой статье речь пойдет о двух памятниках — церкви святителя Николая чудотворца и каменном доме (палатах) Строгановых. Последние не очень-то считались с запретами Петра I, строили в камне, несмотря на указ: весь камень — Санкт-Петербургу. По-видимому, именно тогда и возникает известное изречение: «Усолье-град — Петербургу брат».

Церковь святителя Николая чудотворца

Никольский храм. Фотография конца XX века25 декабря 1812 года император Александр I в честь победы российского воинства над Наполеоном подписал манифест о возведении в Москве храма Христа Спасителя. А в 1813-м, когда был объявлен конкурс на главный «победный» храм в Москве, в далеком от столиц прикамском селе Новое Усолье в пермском имении барона Григория Александровича Строганова (1770–1857) — выдающегося дипломата и государственного деятеля — «иждивением его» на месте погибшей в пожаре 1809 года церкви Покрова Пресвятой Богородицы с Никольским приделом заложили  новую — «во славу Всемогущего и Триипостасного Бога, в честь Угодника Его Святителя Николая Чудотворца и в воспоминание Свыше ниспосланного Церкви и Державе Российской избавления от нашествия галлов и с ними двадесяти язык». Сохранился текст надписи на бронзовой золоченой доске, изготовленной в литейных мастерских Российской академии художеств и установленной в алтаре: «Церковь каменная во имя святителя Николая чудотворца заложена в 8 день сент. 1813 г. и освящена 29 июля <…> 1820 г.» Народные предания гласят, что «освящение было приличным торжеством и ввечеру при новоосвященном храме была иллюминация и ракеты и многолюднейшее собрание народа».

Местный священник Ипполит Федорович Словцов, занимавшийся церковной археологией, так описывал облик храма в 1875 году: «Церковь сия построена в итальянском вкусе, крестообразно, с круглым большим куполом; с северной, южной и западной сторон имеет фронтоны дорического ордера. Иконостас коринфского ордера сделан под вид белого мрамора, капители и все украшения иконостаса вызолочены, стены расписаны разными изображениями из евангельских событий и притчей, а на куполе написан Покров Пресвятыя Богородицы». Это была классическая русская церковь начала XIX века, увенчанная круглым куполом, и рядом с ней — высокая стройная колокольня с острым шпилем. На колокольне имелось 7 колоколов (самый большой весил 210 пудов, а самый маленький — 21 фунт) и куранты. В нишах портиков — скульптуры архангелов Михаила и Гавриила.
Все в архитектурном замысле служило прославлению победы русского народа в Отечественной войне 1812 года — даже иконостас был выполнен в виде триумфальной арки.

Давно ведутся разговоры о причастности к строительству Никольской церкви уроженца села Новое Усолье, бывшего крепостного Строгановых Андрея Никифоровича Воронихина. Действительно, церковь строилась в последние годы его жизни, когда он много и плодотворно занимался проектированием храмов-памятников для провинции. Высказывается, впрочем, и такое мнение, что проект  выполнил один из архитекторов, трудившихся с Воронихиным. Однако пермский исследователь А. С. Терехин категоричен: автор — именно Воронихин: «Зодчий последние годы жизни работал над увековечением народного подвига — Отечественной войны 1812 года. <…> Работа над проектами Исаакиевского собора и храма Христа [Спасителя] привела его к решению плана здания в виде креста с однокупольным завершением. В музее Академии художеств <…> обнаружены чертежи неизвестной церкви, очень напоминающей Никольскую в Усолье». Ученый обратил также внимание и на внутренний вид храма, почти повторяющий интерьер «минерального» кабинета Строгановского дворца в Санкт-Петербурге, отделку которого после пожара осуществил А. Н. Воронихин.
Нашлись архивные сведения о строителях храма: «Это крестьяне деревни Белая Пашня — Дмитрий Бобылев и Егор Лебедев — [они] заготовляли бутовый камень, обжигом извести занимались Егор, Дмитрий и Петр Бобылевы. В строительстве принимали участие строгановские крепостные из Нового Усолья — Василий Опутин, Василий Чишегин, Николай Шишов, а также работники соляных промыс­лов — Федор Собакин, Евдоким Сибиряков и житель деревни Веретьи, расположенной на противоположном берегу Камы, Конон Мамонтов».
Побывавший в Новом Усолье писатель П. И. Мельников-Печерский в уже не раз цитировавшихся «Дорожных записках» отмечал: «В самой церкви живопись прекрасная, во вкусе итальянской школы. Особенно замечательны образа девы Марии и Гавриила. <…> Как божественны черты Пресвятой, какое высокое выражение лица ее! Оно, несмотря на видимое смиренномудрие, так высоко, что сам небожитель, всегда предстоящий престолу Вышнего, взирает на нее очами благоговения. Это лучший образ во всей церкви: я не мог насмотреться на него, несколько раз подходил к нему, и когда отходил, мне хотелось еще раз взглянуть на него». Иконы и утварь заказывались в мастерских Академии художеств в Петербурге, однако часть их создавалась и местными мастерами Иваном Мельниковым и Иваном Дощениковым. Кисти первого принадлежат образа «Святой Апостол Петр» и «Святой Апостол Павел» (середина 1830-х годов); второй, по преданию, в 1870-х годах вместе с учениками расписал купол храма (более подробно об этих художниках будет рассказано в своем месте).

* * *
В 1929 году Никольский храм закрыли. В нем был клуб, склад, а затем церковь попросту разрушалась, хотя и состояла на государственном учете как исторический и архитектурный памятник. Недавно храм вернули Русской Православной Церкви. Ныне он, окруженный строительными лесами, поднимается из руин…
     
Палаты Строгановых

Палаты Строгановых. Фотография начала XX векаВ 1724 году в центре своих прикамских владений барон Сергей Григорьевич Строганов (1700–ок.1757) заложил мо­нументальный Спасо-Преображенский собор и одновременно начал строительство огромного по тем временам жилого дома — каменных палат.
Палаты воздвигнуты в традициях «московского узорочья». Все помещения  имеют сводчатые перекрытия. Нижний этаж — хозяйственный, здесь располагались склады, кухня, людская и каретная. Ленточные фундаменты выполнены из плитняка.
Строгановские палаты — уникальный памятник зодчества. Каждый квадратный метр здесь «дышит» историей. В своем теперешнем виде двухэтажное здание лишь частично напоминает изначальное, имевшее еще один этаж, деревянный, сгоревший в 1849 году.
Здание использовали для разных нужд, в том числе для хранения строгановского архива и даже размещения церковноприходской школы Спасо-Преображенского собора. В 1905–1906 годах  революционно настроенные служащие устроили здесь подпольную типографию Верхнекамской организации РСДРП.

С установлением Советской власти Строгановские палаты занимали партийные организации, Окрисполком, Кожсиндикат, Заготзерно, Заготпушнина, фотоателье, столярная и художественная мастерские. С 1925 года помещения с ними делил Верхнекамский окружной музей. «Вот он, толстостенный Строгановский дом, — писал современник в 1933 году, — через лазурные стекла стрельчатых окон в комнату проникает свет. <…> Снаружи у дома — витиеватые карнизы, узорчатые окна. Дом горделиво высится над Камой и усольским базаром. Острая крыша, как шахматная доска, сшита из симметрично расположенных лоскутков железа. Здесь сейчас музей. Маленький, бедный и, пожалуй, самый молодой на Урале».
О судьбе музеев Усолья и Березников  мы также поведаем  в своем месте. А пока скажем, что после Великой Отечественной войны Строгановские палаты то реставрировались, то служили попеременно общежитием местного ПТУ, народным музеем, складом. С 2002 года в Усолье действует историко-архитектурный музей «Палаты Строгановых».


Источники и литература:
Волегов Ф. А. Усольская летопись // Пермские губернские ведомости. 1882. № 96–97 (части неофициальные).
Клировые ведомости церквей 4-го благочиннического округа Соликамского уезда Пермской епархии за 1896, 1898, 1914 гг.
Памятники истории и культуры Пермской области. Пермь, 1976. С.107–108.
Священник И. Словцов. Опыт описания некоторых церквей Соликамского уезда // Пермские епархиальные ведомости. Неофициальный отдел. Пермь, 1875. С. 591–594.
Терехин А. С. Новое о зодчем А. Н. Воронихине // На Западном Урале. Пермь, 1974. С. 203–209.
Цыпуштанов В. А. Ансамбль Новоусольской Никольской церкви и его роль в архитектурных панорамах Нового Усолья // Усольская старина. Коноваловские чтения. Вып. 2. Березники, 1996. С. 16–18.