Поиск

Уральские Поленовы

Уральские Поленовы

Иллюстрация: Б. М. Кустодиев. Портрет семьи профессора Б. К. Поленова. Холст, масло. 1903 год. Оригинал находится в художественном музее Бельведер. Вена, Австрия


Б. К. Поленов (в верхнем ряду третий слева) среди преподавателей Петербургского университета. Верхний ряд (слева направо): П. П. Семенов-Тян-Шанский, П. А. Земятченский, Я. А. Макеров, К. К. Фохт, Н. И. Каракош. Нижний ряд: Г. Г. Петц, Н. И. Андрусов, П. Н. Венюков,  А. А. Иностранцев, В. П. Амалицкий, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг. Фотография конца 1890-х годов. Из архива автора

Об отце и сыне Поленовых — Константине Павловиче (1835–1908), известном русском металлурге, и Борисе Константиновиче (1859–1923), ученом-геологе, одном из основателей Пермского университета.

Константин Павлович Поленов происходил из дворян Костромской губернии. Его прадед, Иван Матвеевич Поленов, был отставным прапорщиком, дед Петр Иванович Поленов — капитаном артиллерии в отставке. Он получил по наследству сельцо Васильково Любимского уезда Ярославской губернии и несколько деревень Кинешемского уезда Костромской губернии, а за женой Анной Дмитриевной в приданое — деревню Маурино в том же Кинешемском уезде. Отец Константина Павловича — Павел Пет­рович Поленов (1792-?) состоял в чине губернского секретаря. Он был женат вторым браком на Елизавете Павловне Мошкиной и имел детей: Анну (1826), Михаила (1830), Геннадия (1833, умер в детстве), Константина (1835) и Варвару (1839)3. Константин окончил Костромскую мужскую гимназию с отличием, а потом (1856) — физико‑математический факультет мператорского осковского уни­верситета с большой золотой медалью. Во время учебы в университете он подрабатывал уроками. Тогда же он женился на дочери надворного советника Марии Александ­ровне Быковской. Желая продолжить образование, Константин добился разрешения поступать на геодезическое отделение Николаевской академии Генерального штаба, минуя службу в армии. 20 декабря 1856 года его зачислили прапорщиком в конноартиллерийскую батарею № 17 и приняли на геодезическое отделение академии. По окончании учебы за выдающиеся успехи он был «записан на золотую доску» и оставлен при Пулковской обсерватории для подготовки к профессорскому званию. Поленов думал серьезно заняться астрономией, однако судьба его сложилась иначе. Умер тесть, и на плечи Константина легли обязанности по содержанию большой семьи; к тому же у Поленовых 26 августа 1859 года родился первенец Борис. На пособие, которое получали оставленные для подготовки к профессорскому званию, с такой семьей было не прожить. Одним из учеников Поленова был молодой владелец Нижнетагильских горных заводов Павел Павлович Демидов. Узнав, что Константин Павлович ищет работу, Демидов предложил ему место преподавателя механики в Выйском техническом училище в Нижнем Тагиле, содержавшемся за счет заводчика. 8 декабря 1859 года К. П. Поленову  прислали уведомление о согласии принять его «на службу в Нижне-Тагильских заводах с обязанностью преподавать воспитанникам тамошнего Выйского училища механику, физику и другие предметы и, сверх того, состоять в качестве смотрителя за воспитанниками, практически изучающими работы по механической части. Жалованье назначается Вам с 1‑го настоящего декабря по 1200 рублей серебром в год, на подъем 300 рублей серебром и прогоны до Нижнего Тагильска на трех лошадях». Поленов отправился с семьей в Нижний Тагил. Встреча с управляющим Нижнетагильским горным округом Демидовых В. К. Рашетом сыграла переломную роль в его  судьбе. ервоначально предполагалось, что «К. П. Поленов составит проект преобразования Выйского технического училища и займет место директора». Довольно скоро В. К. Рашет оценил выдающиеся способности Константина Павловича. Помимо преподавательской деятельности, тот заинтересовался горным делом. Однажды в разговоре с Рашетом он «высказал мысль, что холодное дутье домны целесообразно заменить горячим дутьем, в результате чего будет экономия топлива. Повысится производительность печи, а от полученной экономии можно будет повысить заработок рабочих». Через некоторое время Рашет предложил Поленову место управителя на Висимо-Шайтанском заводе. В 1862 году К. П. Поленов назначается «управителем Висимо-Шайтанской заводской конторы и смотрителем платиновых приисков с жалованием по 1200 руб. сереб­ром в год». Поленовы переехали в поселок Висим, находившийся в живописной местности на западном склоне Уральских гор. В пространной котловине у пруда, где сходятся горные речки Висим, Шайтанка и Утка, поднимались и таяли в воздухе клубы черного дыма из труб старого Висимо-Шайтанского завода Демидовых. Здесь Поленовы познакомились с семьей местного священника Наркиса Матвеевича Мамина — отца будущего писателя Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка. Наркис Матвеевич окончил Пермскую духовную семинарию, при этом разделял просветительские идеи 1860‑х годов. Он «любил книги и чтение, главным образом «светское», — писал племянник Д. Н. Мамина-Сибиряка Б. Д. Удинцев. — Этому он на­учил и сына, недаром Дмитрий Наркисович с такой любовью вспоминает «висимский книжный шкаф» и своих любимых авторов». «В Висиме у Маминых бывали заводские инженеры и техники, — продолжал Б. Д. Удинцев. — По рассказам бабушки (Анны Семеновны, жены Н. М. Мамина. — Л.Р.), особенно сильное впечатление произвел на нее Константин Павлович Поленов, в 1862 г. назначенный управителем Висимо-Шайтанского завода. Молодой инженер очень сблизился с маминской семьей, а десятилетний Митя буквально глаз с него не сводил, слушая его беседы с отцом. В семье часто вспоминали, как К. П. Поленов помогал Наркису Матвеевичу основать при школе хорошую библиотеку, как он интересовался наблюдениями Наркиса Матвеевича над грозами и его фенологическими записями. Константин Павлович в кругу маминской семьи рассказывал о Московском университете, который он окончил до Академии Генерального штаба. Бабушка припоминала, что он добился даже повышения заработной платы рабочим, что было совсем уж необычно для управителя. <…> Анна Семеновна Мамина была исключительно интересным и значительным человеком с большими способностями и твердым характером. <…> Дядя Митя, когда она умирала, писал мне: «Ты, конечно, <…> будешь помнить о любящем крыле бабушки, расскажешь своим детям, какие русские женщины бывают и какими они должны быть. <…> С особой любовью и нежностью бабушка и дядя Николай вспоминали всегда висимский период жизни. Наркис Матвеевич, <…> образованный, честный, прямой и простой по характеру и образу жизни, <…> был близок к заводскому крепостному населению и, по свидетельству бабушки, пользовался уважением и любовью». Рядом с домом священника стоял одноэтажный деревянный дом под тесовой крышей — бывшая заводская школа, в которой безвозмездно вел занятия Н. М. Мамин и на которой ныне висит мемориальная дос­ка: «Здесь учился в 1860-1863 гг. писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк»…