Поиск
  • 21.06.2017
  • Труды и дни
  • Автор Алла Евгеньевна Кулевская (Радомская)

От дворового мальчика до тайного советника

От дворового мальчика до тайного советника

Фото: Семья Барановых в Велегоже. Сидят (слева направо): Мария, Вера, Александра Васильевна, Алексей Григорьевич, дочь Веры, Евгений, Софья. Стоят: Алексей, Наталья. 1910 год. Фотография из архива автора


Место захоронения семьи Барановых в некрополе Новодевичьего монастыря. Фотография автора. 2007 год

О замечательном русском педагоге Алексее Григорьевиче Баранове (1844—1911).

В северо‑западной части Клинского уезда Московской губернии на высоком холме над долиной реки Сестры раскинулось древнее село и бывшая усадьба Фонвизиных Спас-Коркодино. Из всех строений усадьбы сохранились только кирпичные здания конюшен и каретного сарая, которые не раз перестраивались и достраивались, превратившись в конце концов в коммунальные квартиры. Первым владельцем села из семьи Фонвизиных был Павел Иванович, родной брат драматурга Д. И. Фонвизина. После смерти Павла Ивановича имение перешло к его сыну Сергею Павловичу, женатому на племяннице П. И. Чайковского. Здесь 9 (22) марта 1844 года родился мальчик, крещенный Алексеем, — мой прадед. Сохранилось свидетельство, выданное Московской духовной консисторией по запросу директора училищ Тверской губернии: «…В метрической книге Клинской округи, села Спасское, Коркодино тож, Спасской церкви 1844 года в статье о родившихся №7 марта девятого числа родился Алексей, крещен 12 числа, родители его: села Спасского дворовый человек Григорий Парменов и законная его жена Анна Ермолаева, оба православного исповедания. Восприемниками были: того же села дворовые люди Максим Павлов и девица Лариса Петрова, крестил священник Федор Иванов Березкин» (список использованных при работе над статьей источников см. в конце. — Ред.). От церкви, где проходило крещение, осталось лишь несколько обломков фундамента. В 2001 году в селе еще жила женщина, помнившая и эту церковь, и барский дом, и рассказы своей матушки о дворовом мальчике Алеше — молочном брате хозяйки. После смерти С. П. Фонвизина (1858) мальчик достался по разделу имущества его дочери Наталии Сергеевне, которая была замужем за Д. С. Ржевским. А. Г.Баранов сообщает в автобиографии: «С ранних лет во мне пробудилось сильное стремление к грамоте, и когда мне было 6 лет, я выучился читать почти самоучкою. Ввиду таких успехов было предположено поручить мое дальнейшее обучение местному дьячку, но эти планы были разрушены неожиданным обстоятельством. Нужно заметить, что мать моя была кормилицей Н.С.Ржевской, а потому пользовалась ее некоторым расположением. Приехав осенью 1851 года в село Спасское, Наталия Сергеевна пожелала меня видеть и решила взять меня к себе в дом. Хотя матери моей нелегко было мириться с таким решением, тем не менее, она не могла противиться. Как только установился зимний путь, меня отправили с подводами в Москву, где проживала Н.С.Ржевская. В доме Н.С.Ржевской мне жилось недурно, так как вместе со мною жила моя старшая сестра (по матери), но, к сожалению, я не мог продолжать своих учебных занятий и только урывками учился писать у случайных грамотеев. Зато чтения у меня было достаточно: я читал решительно все, что попадало мне в руки, и в том числе корректурные листы, доставлявшиеся для просмотра Д.С.Ржевскому, который занимал должность цензора во время Крымской кампании». В 1854 году Д. С. Ржевского назначили директором Тверской гимназии и училищ Тверской губернии. Семья Ржевских переехала в Тверь. Алексея определили в приходское училище, и он с жаром отдался занятиям — через два месяца догнал старших товарищей, в конце года выдержал первый переходной экзамен в уездное училище, удостоившись похвального листа и подарка — книги. «В ведомости успеваемости учеников Тверского уездного училища за 1857-1858 учебный год значится Алексей Баранов, дворовый мальчик, 13 лет, который поступил в училище в 1856 г. Онизучал Закон Божий, грамматику, арифметику, географию и историю. Годовые экзамены сдал по всем предметам на пять с плюсом и получил награду 1й степени». Видя такие успехи, Наталия Сергеевна решила перевести Алексея в гимназию. Осенью 1858 года его приняли во второй класс. Но чтобы стать гимназистом, требовалось освобождение от крепостной зависимости. К вольной, выданной Н. С. Ржевской, «руки приложили» известные впоследствии деятели — А. М. Унковский и А. А. Головачев: «1859 года 10 января, я, нижеподписавшаяся Коллежская Советница Наталия Сергеевна Ржевская, отпустила доставшегося мне пос­ле покойного родителя моего Действительного Статского Советника Сергея Павловича Фонвизина по раздельному акту с братом моим <…> дворового человека Алексея Григорьевича Баранова — вечно на волю с тем, чтобы ни мне, ни наследникам моим до него дела не иметь и не почему не вступаться. Приметы его: 15 лет от роду, рост средний, волосы и брови белокурые, глаза голубые, нос и рот средние, подбородок круглый, лицо белое, особых примет не имеется». С самого начала обучения в гимназии Алексея начали приглашать в качестве репетитора — в основном в семьи его однокашников. Это дало ему возможность полностью содержать себя и не зависеть от семьи Ржевских. Окончив гимназию с золотой медалью (1864), Алексей поступил в Московский университет на математическое отделение физико‑математического  факультета, откуда вышел со степенью кандидата (1868). В университете он получал стипендию Министерства народного просвещения, а также продолжал подрабатывать уроками…