Поиск

Был подвиг…

Был подвиг…

Фото: Мемориал Александра Матросова близ урочища Чернушки (Псковская область)


Дорога к мемориалу

Путешествие к мемориалу Александра Матросова.

Подвиг Матросова… Со школьных лет всякий знает, что рядовой Матросов грудью лег на амбразуру дзота. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Хмурое мальчишеское лицо, смот­ревшее со страницы учебника истории, прочно врезалось в мою память. Среди учеников ходили смутные слухи, что до войны Матросов отбывал срок в детской колонии, затем воевал в штрафбате. Это заинтриговывало, создавая в нашем воображении образ и вовсе мифологический…

* * *

Прошли годы. Я пристрастился к путешествиям, отдавая им все больше сил и времени. И вот однажды, выбирая очередной походный маршрут по «Атласу Псковской области», посреди густой топонимики случайно выхватил взглядом маленький черный символ с пояснением: «Мемориал А. Матросова». Заволновался: неужели это и есть место легендарного подвига? Всматриваюсь в карту дальше. Рядом со знаком синей змейкой бежит речка, около которой показано «урочище Чернушки». Точно! Матросов принял свой последний бой у деревни Чернушки! Выходит, что в соседней Псковской области (совсем недалеко от моего Петербурга)! Для меня это явилось открытием. Я снова склонился над картой. Ближайший крупный населенный пункт — железнодорожная станция Локня. Отсюда до Чернушек напрямую километров 20. Но прямиком до мемориала не доберешься: он обозначен среди обширных лесов и отрезан от псковских магистралей реками Смердель и Пузна. Лучше идти от Прискухи по грунтовке… Я поймал себя на мысли, что уже определился с целью похода и составляю маршрут. Да, именно так!

* * *

Наконец в один из майский дней 2013 года мы с моим товарищем Андреем Боевым сошли с поезда на станции Самолуково. На плечах у нас громоздились объемистые рюкзаки с провизией и палаткой. Впереди до самого мемориала простиралась 30‑километровая грунтовка. Встретятся ли по пути магазины, где можно восполнить запасы продуктов, мы не знали. Правда, на карте значились две «попутные» деревни, но они, скорее всего, заброшены, как и многие другие глухие селения Псковской области. На все про все у нас было двое суток, поэтому мы, не задерживаясь в Самолуково, сверились с компасом и зашагали по широкой грунтовой дороге. Первые километры нам сопутствовал местный дачник, направлявшийся от станции в соседнее Пашково.

— К мемориалу идете? — поинтересовался он. — Далеко… От Щейналово до Любомирово никто не живет… А вы что, без ружья?

— Мы не охотники.

- Тут без ружья нельзя, волки кругом бродят; у нас собаку утащили. И кабаны шастают…

Мы с Андреем переглянулись. Встреча со здешним зверьем не входила в наши планы.

- Да и связи там нет, — продолжал дачник, — через два километра мобильник уже не берет.

- А магазины?

- Какие магазины?! Все позакрыто давно…

Мы простились с нашим попутчиком, который пожелал нам счастливой дороги и «на всякий случай» дал номер своего телефона. Хотя был ли в этом смысл? Связь и в самом деле оборвалась очень скоро. Идем вдоль живописных мест: изумительные сосняки сменяют обширные зеленые поля. Майские жуки, словно бомбардировщики, кружат над головами. Солнце начинает печь немилосердно… А вот и Щейналово — последняя жилая деревня на нашем пути. У избы в огороде — старик.

— До мемориала 25 километров топать, — сообщил он, — дорога пустынная. В Любомирово только один дом жилой. Саша Анисимов. Он все про Матросова знает. Снова бесконечная лента грунтовки, теснимая густым лесом. В глубине бурелома слышны пронзительные крики невидимых птиц. И полнейшее безлюдье. Судя по карте, мы уже должны были миновать деревни Ягодкино, Чулинино и несколько урочищ. Но от них и следа не осталось. Первые «зарубки» прошедшей войны нам встретились в урочище Черное. Когда‑то на этом месте была деревня, о которой напоминает  заброшенный яблоневый сад. На краю леса — кладбище и стела с именами погибших солдат. Как гласила надпись, полегли они в 1942-1943 годах. В феврале 43‑го погиб и Матросов. Быть может, здесь покоятся его боевые товарищи,  так и не дошедшие до Чернушек?.. Километра через четыре миновали мос­тик; под ним бежит узкая речка Чернушка,
давшая название соседней деревне, в 1943 году занятой фашистами. Но где искать ее?