Поиск

Подвиг милосердия

Подвиг милосердия

Иллюстрация: Дом Кэт Марсден на барже в течение трех недель во время пути по реке Лена


Ночной лагерь экспедиции Кэт Марсден в лесу

Иллюстрации и подписи к ним из книги: Marsden Kate. On sledge and horseback to outcast Siberian Lepers: Illustrated from photographs and drawings. London, 1893

Об организованном в 1898 году близ Вилюйска лепрозории и о дне сегодняшнем этого учреждения.

Героиня нашего очерка — английская сестра милосердия Кэт Марсден (1859-1931). Она родилась в одном из предместий Лондона — Эдмонтоне — в семье адвоката. 16‑летней девушкой пошла работать сестрой милосердия в госпиталь, а с началом Русско‑турецкой войны (1877) отправилась от общества Красного Креста на театр военных действий. В Болгарии Кэт впервые увидела прокаженных, вызвавших у нее глубокую жалость и желание облегчить их участь. Вскоре после войны она оказалась в Константинополе, где прокаженные жили небольшой колонией посреди старого кладбища. В Турции ей рассказали, что в Сибири есть некая трава, обладающая целебными свойствами против проказы. Кэт решила раздобыть чудодейственную  траву и поехала в Россию. Самарский губернатор А. Д. Свербеев рекомендовал ее епископу Уфимскому Дионисию, более сорока лет служившему миссионером в Якутской области и «имевшему непосредственное отношение с несчастными страдальцами и прокаженными». Владыка Дионисий после беседы вручил Кэт Марсден письмо к Якутскому епископу Мелетию и благословил юную сест­ру милосердия в дальнюю дорогу. Кэт смогла также заручиться поддержкой императрицы Марии Федоровны — супруги Александра III. Путь в Якутию оказался трудным. Кэт Марсден страдала от холода, грязных гос­тиниц, кишащих клопами и вшами, «от ударов, тряски и метаний» саней по российским дорогам. Ни слова не знавшая по‑русски, она, тем не менее, находила общий язык с обитателями тюрем, раздавая им Евангелие. Вскоре выяснилось, что трава от проказы — не более чем вымысел, что в Якутии сотни прокаженных умирают медленной смертью, не зная никакого медицинского ухода, вдали от людей. Теперь поездка обретала новый смысл: надо помочь этим несчастным. Преодолев сотни верст, Кэт Марсден прибыла в Иркутск, где при учас­тии гене­рал‑губер­натора А. Д. Горемыкина ей удалось создать Комитет для оказания помощи прокаженным. В Якутске Кэт посетила епископа Мелетия, также обещавшего ей свое содействие. 10 июня 1891 года мисс Марс­ден направилась из Якут­ска в Вилюйский округ в сопровождении небольшого конвоя и губернского чиновника, который говорил по‑французски и мог служить переводчиком. По дороге они объезжали озера и болота, забираясь в глубь тайги, отыскивая больных проказой. 15 июля отправились из Вилюйска к озеру Обунгда, где находилось самое большое поселение прокаженных. Глазам прибывших предстало тяжелое зрелище: нельзя было без внутреннего содрогания слышать эти жалкие слабые голоса, видеть попытки перекреститься рукой, лишенной пальцев, обезображенные лица… Мисс Марсден загорелась идеей устроить для прокаженных колонию, то есть такой поселок, в котором больные жили бы отдельным общест­вом, занимаясь посильным трудом и в то же время получая медицинскую помощь. Подходящее место — чис­тое, сухое — нашлось на возвышенном берегу речки в 11 километрах от Вилюйска. По плану, колония должна была состоять из небольших отдельных домиков с палисадниками и огородами. Для тяжелобольных предполагалось построить две больницы — мужскую и женскую, для страдающих легкой формой проказы — амбулаторию. Способные еще заниматься каким‑нибудь трудом работали бы в различных мастерских и на общем огороде — не ради получения материальной выгоды, а с целью отвлечься от своей болезни. Проектом предусматривались также православная церковь, школа, дома сестер милосердия, священника, врача и фельдшера, баня, поварня и пекарня, пункт предварительной диаг­ностики. Все это должно было обойтись, по расчетам мисс Марсден, в 90 тысяч рублей плюс 10 тысяч на содержание колонии. Теперь предстояло добыть необходимую сумму…