Поиск

От казачьей школы до педагогического колледжа

От казачьей школы до педагогического колледжа

Иллюстрация: Первая казачья школа Вилюйска. Урок ведет унтер-офицер Кесарь Киренский. Подарок музею от атамана Якутского казачьего полка к 175-летию открытия казачьей школы. Холст, масло. 2004 год. Автор неизвестен


С. Т. Вклад Вилюйска в мировую культуру: А. И. Софронов-Алампа, Н. Д. Неустроев, А. Е. Кулаковский — основоположники якутской литературы. Холст, масло. 1986 год. Текст на картине: «Пробудившиеся первыми, громогласно воспойте грядущую счастливую жизнь, разгоните тьму, царившую веками». А. Софронов

Из истории народного образования в Вилюйском округе.

Вначале — несколько слов о музее и о том, как он создавался. Г. С. Донской в своей книге пишет: «В марте 1974 года райметодкабинет по рекомендации Якутского отделения пед­общества РСФСР созвал конференцию ветеранов педагогического труда района, и здесь был избран совет ветеранов из трех человек под моим председательством. В плане работы совета записали: «Начать сбор материалов для «Уголка учителя». 5 января 1977 года районный совет по народному образованию по моей инициативе обсудил вопрос об организации музея. Приняли постановление: «1) Предложить всем руководителям школ начать сбор материала, изучение истории школы, культурного развития наслега, района, передать совету ветеранов эти материалы; 2) <…> создать «Уголок учителя», который в будущем развернуть в музей народного образования». Начиналось все с нуля: не было штатов, помещения, денег. 2 июля 1974 года в районной газете вышла моя статья «Учитель — ветеран педтруда», в которой говорилось о появлении новой общественной организации — совета ветеранов педтруда, о его целях и задачах. Осенью 1977 года в Якутске было созвано собрание учителей, работавших в разное время в Вилюйском районе. После моего рассказа о желании организовать музей собрание поддержало инициативу. Многие взялись написать воспоминания. К тому времени, кстати, ряд педагогов уже успели провести большую работу по изучению истории своих школ. Сам я и после открытия музея пять лет работал в ЦГА при СМ ЯАССР, что дало богатый архивный материал. Дело, однако, продвигалось с трудом. Продолжал висеть в воздухе вопрос о помещении, о средствах. Пришлось обратиться ко всем работникам народного образования с призывом начать сбор денег для музея. Учительство на этот призыв откликнулось, и за короткое время удалось собрать 3 тысячи рублей. Решилась в конце концов и проблема помещения: школа № 1 предоставила в наше распоряжение три комнаты. Их, впрочем, требовалось еще привести в надлежащий вид, подготовить экспонаты, оформить стенды. Все это делали энтузиасты. Так по пословице «С миру по нитке — голому рубашка» с грехом пополам подготовили музей к открытию, которое состоялось 16 ноября 1979 года». Ныне музей — единственный в своем роде среди музеев республики — располагает большим количеством ценных, зачастую уникальных материалов по истории народного образования в Якутии. На основе этих материалов  автор и ведет свое повествование. Последуем же за ним.

Казачья школа

Она была открыта в Вилюйске в 1829 году на средства казачьего полка. Первым ее учителем стал Кесарь Киренский (в счет воин­ской службы). Однако 29 марта 1836 года начальник Якутской области распорядился школу закрыть: «Атаман <…> доносит мне, что число казачьих детей, обучающихся в Вилюйской школе, столь мало, что от бывшего учителя Кесаря Киренского осталось учеников только семь человек, и даже из сих детей явились к учению не все. Причиною сему есть то, что отставные и служивые казаки для удобного содержания малого скота жительствуют в селениях якутов потому, что при городе вовсе не имеется выгодных мест, а <…> посему Атаман и предлагает уничтожить в г. Вилюйске школу и заведенную для оной юрту продать». Так первая школа на Вилюе перестала  существовать. И лишь спустя 19 лет (1855) здесь вновь появилась школа, но уже министерская, хотя по привычке ее продолжали называть казачьей. В музее имеется фотокопия школьного отчета за 1904 год. Учителем обязательных предметов работал П. X. Староватов. Обучалось 25 мальчиков. В 1907 году в Вилюйске открылось трехклассное начальное училище, позже (1912) ставшее четырехклассным (см. далее). В Вилюйской казачьей школе учился будущий выдающийся химик‑органик Иван Лаврентьевич Кондаков (1857-1931; о нем см. далее отдельную статью).

Церковно-приходские школы

В начале ХХ века они численно преобладали. Так, в 1907 году в Вилюйском округе была 21 школа, из них 6 министерских, 4 школы грамоты и 11 церковно-приходских. В музее хранятся два выпускных свидетельства. Одно выдано 27 ноября 1914 года Михаилу Егоровичу Попову из Хочинского улуса Хаданского наслега об окончании Сунтарской церковно-приходской школы. Документ красочно оформлен. В нем содержатся наставления нравственного характера: «Не убий, не воруй, воздерживайся от гнева. Оскорбил ли ты кого, испроси прощения у того. Оберегай себя не только от худых дел, но и от слов и мыслей дурных. Когда и кто из старших говорит, молчи и слушай. Когда сам говорить хочешь, прежде подумай, о чем намерен говорить. Будь справедлив. Не завидуй, не будь самонадеян, никогда не лги. Будь мужественным и трудолюбивым. Никому не льсти. Никогда ни перед кем не гордись». Приводятся выписки из законов: «Государство Российское едино и нераздельно. Русский язык есть общегосударственный и обязателен в Армии, во Флоте и во всех государственных и общественных установлениях». М. Е. Попов до самой смерти работал учителем. Второе свидетельство оформлено столь же красочно — портретами всех русских царей, начиная с Михаила Федоровича и кончая Николаем II (поскольку оно выдавалось в год 300‑летнего юбилея дома Романовых. — Ред.). Читаем: «Дочь якута Лючинского наслега (ныне Кобяйского района. —  Ред.) Матрена Николаева, родившаяся 26 февраля 1902 года, успешно окончила курс в Вилюйской городской церковно-приходской школе, в чем и выдано ей от Якутского епархиального училищного совета сие свидетельство <…> 1913 года сентября 30 дня». Окончание церковно-приходской школы якутской девочкой — событие неординарное. Между тем количество церковно-при­ходских школ еще до революции начало заметно сокращаться — они постепенно уступали свое место министерским. Священник И. Е. Попов в 1916 году, протестуя против закрытия школ в Крестяхе (Сунтар) и открытия двухклассного училища в Кочайцах, писал в епархиальный училищный совет: «Не надо быть пророком, чтобы предсказать, что при таком положении дел в скором времени прикроются в Вилюйском округе все церковно-приходские школы». Он оказался прав: менее чем через год (2 октября 1917) определением Временного правительства церковно-приходские школы были переданы в ведение Министерства народного просвещения. Возвращаясь к вопросу обучения в школах якутских детей, скажем, что вопрос этот занимал тогда умы лучшей части интеллигенции и многих представителей духовенства. Так, упомянутый выше священник И. Е Попов составил русско‑якутскую азбуку (Якутск, 1914). В музее есть «Букварь для якутов», изданный  миссионерским обществом в 1895 году. Епископ Якутский и Вилюйский Мелетий (Якупов. 1835-1900) писал в «Якутских епархиальных ведомостях» (1894. № 4): «Остается довершить дело обучения их (якутов. — Ред.) в правилах христианской жизни, что прочнее достигается посредством грамотности, чем механическим подражанием русским, которые иногда более портят простодушный и доверчивый народ, чем наставляют на путь истины. Это также осязательно видно из наблюдений [отцов] миссионеров. Народ коммерческий, жаждущий лишь наживы, что может внести в инородческую среду, кроме порчи нравов? Простотой инородца пользуются, чтобы эксплуатировать его, не разбирая средств. Водка, табак, карты, мена с обманом — вот рычаги, коими двигает эксплуатация в диких краях. И она боится света. Невежественным народом лучше орудовать»…