Поиск

Облик метро

Облик метро

Облик метро


В 1967 году к юбилейной республиканской выставке «Советская Россия» я выполнил мозаику «Матери Мира». Задумывая ее, мечтал о какой-нибудь станции метро в качестве архитектурной привязки. В конце концов мне неожиданно повезло: станцию «Ботанический сад» (кольцевую) переименовали в «Проспект Мира», и моя тема оказалась уместной в верхнем вестибюле этой станции. Там мозаику и установили. Так началась моя дружба с мет­ростроевскими архитекторами.

Первая станция метро, создававшаяся с моим участием, — «Шоссе Энтузиастов» в Мос­кве (архитекторы Ю. Вдовин и В. Черемин). Сначала в торце перронного зала я располагал фигуративную композицию, ориентируясь на исполнение в технике мозаики с рельефом, но потом предложил скульптурную композицию «Пламя свободы» с яркой подсветкой скрытыми светильниками. Все стало лаконичнее, проще, появился эмоциональный порыв… Боюсь показаться нескромным, но все же процитирую одно из тогдашних высказываний по поводу «Пламени свободы»: «Подсветка совершенно преображает работу. Здесь можно с полным правом говорить не о рельефе как таковом, а о светопластической композиции» (искусствовед А. Аграновская). Четыре тематических контррельефа на путевых стенах были отлиты из алюминия и анодированы в золотистый цвет. Центральный горельеф — бетонный, с покрытием стеклокрошкой: получилась фактура, похожая на гранит.

Я, кстати, могу считать себя в некотором роде потомственным метростроителем: моя мама с 1935 года работала в Управлении Мет­ростроя старшим инспектором. В ноябре 1941 года в связи с угрозой фашистского вторжения московские предприятия, в том числе и Метрострой, эвакуировались на восток, в город Куйбышев (Самара). Туда в товарном поезде 1 ноября отправились и мы с сестрой и мамой. До Куйбышева ехали ровно месяц — поезд часто останавливался, пропуская встречные эшелоны, везущие войска и вооружения на выручку столице. Защитникам родины — слава! Витраж (Самара, станция «Победа»). 1987 годВпоследствии везшую нас теплушку я изобразил в посвященной эвакуации мозаике на станции метро «Безымянка» в Куйбышеве. Безымянка — пригородный полустанок, куда прибывали эшелоны с эвакуированными авиационными заводами из Москвы, Воронежа и других мест. Здесь образовался целый куст авиационных и моторостроительных предприятий. Одно из них, впоследствии известное как завод «Прогресс», стало работать на космос; в его цехах создавался, в частности, гагаринский корабль «Восток». Позднее в этом районе города решили построить станцию метро «Безымянка». Архитекторы А. Моргун, Д. Моргун, И. А. Темников запроектировали фриз по всей длине обеих путевых стен. На каждом фризе я расположил по четыре сюжета в технике флорентийской мозаики. Первая мозаика посвящена популярному довоенному авиационному празднику в Тушино, перелетам экипажей В. Чкалова и М. Громова из Москвы через Северный полюс в Америку. Второй сюжет — «Вторжение»: вероломное нападение фашистской авиации, противовоздушная оборона Москвы, зенитки, «ястребки», сбитый немецкий «юнкерс». Третий — эвакуация заводов и строительство цехов на новом месте. Вот здесь я и изобразил нашу «теплушку». Девиз четвертого и пятого сюжетов говорит сам за себя: «Все для фронта, все для победы». Шестой сюжет — атака штурмовиков Ил-2 и горящие немецкие танки. Седьмой — торжество победителей и салют. Венчает серию тема создания реактивной авиации, космических спутников и станций. Общее название — «Крылья победы».

Другая самарская станция — «Победа» (архитектор А. Герасимов) в отличие от «Безымянки» односводчатая. Торцы ее замыкают два витража: «Защитникам Родины — слава» и «Труженикам тыла — слава». Литое стекло, эрклёз, рифленое стекло придают им богатую цвето-световую фактуру. В сочетании со светильниками, имитирующими победный салют, получается нарядное праздничное зрелище.

Третья станция самарского метрополитена, на которой мне довелось работать, — «Спортивная» (архитектор А. Темников), соответственно и тема ее — спорт. На каждой путевой стене я расположил по три панно флорентийской мозаики размером 4 х 8 метра. В центре каждой композиции — круг с силуэтными изображениями спортсменов — то черными на белом, то наоборот, как на античных вазах: хоккей, водное поло, художественная гимнастика, классическая борьба, биатлон, конный спорт. Орнаментальная часть сделана в соответствии с темой изображения.

История станции метро «Шаболовская» в Москве (архитекторы И. Петухова и Н. Шумаков) довольно необычна. Была заказана тема: радио и телевидение, так как на Шаболовке находится первая московская телестудия и стоит знаменитая ажурная шуховская телевышка. Однако предлагалась и другая тематика. Близился 1980 год — 600-летний юбилей Куликовской битвы. Почему бы станции не именоваться «Донской»? Тем более рядом — Донская улица и Донской монастырь…
Я начал было работать в этом ключе, но в Глав­АПУ настояли на первоначальном варианте — «В эфире Москва». Пришлось, как говорится, «соответствовать». Витраж с рельефом я выполнил из литого стекла: для каждого кусочка стекла делалась отдельная форма из металлической полосы. К тому времени в Москве насчитывалось 119 станций метро, но витраж в торце перронного зала впервые был применен именно на «Шаболовской». В дальнейшем я аналогичным образом применял витраж на станциях «Победа» (Самара) и «Черкизов­ская» (Москва).

Пламя свободы. Светопластическая композиция (Москва, станция «Шоссе энтузиастов»). 1980 годСтанция метро «Черкизовская» (архитекторы В. Черемин и В. А. Вигдоров) находится в непосредственной близости от стадиона «Локомотив», поэтому здесь я предложил опять-таки тему спорта. В качестве техники исполнения выбрал витраж — он давал светлый настрой интерьеру станции. Витражи располагались над проходами к эскалаторам. Один из них был посвящен олимпийским соревнованиям в античные времена, другой — современным физической культуре и спорту, семье, выходу человека в космос. В наземном остекленном вестибюле разместились орнаментальные витражи простого геометрического рисунка.

Так случилось, что я оказался участником создания первых линий метрополитена в Самаре («Безымянка», «Победа», «Спортивная»), Новосибирске («Площадь Ленина»), Минске («Октябрьская»). Станция «Октябрьская» в столице Белоруссии (архитекторы Ю. Вдовин, Ю. Григорьев, В. Тренин) расположена рядом с одноименной площадью в самом центре города. Входы — с обеих сторон главной магистрали Минска — улицы Ленина. Над одним входом помещены флорентийские мозаики на тему «Этапы большого пути»: революция, гражданская война, создание СССР, индустриализация — словом, страна до войны. Над вторым входом — страна в годы войны и в период мирного строительства: героическая оборона Брестской крепости, белорусские партизаны, Москва военная, штурм Берлина, реквием павшим, космонавты на орбите, белорусская семья. Почему я взялся за столь сложный, «реалистичный» исторический рассказ? Просто мне поднадоели «символические» фигуры, об­щие изобразительные фразы, поверхностные и обоб­щенные образы. Захотелось конкретики, документальности, возникло желание отдать дань нашим героическим и славным родителям и дедам, построившим великую державу, которой мы гордимся и ныне… В перронном зале я осуществил два беломраморных рельефа, построенных на элементах геральдики и шрифтовых композиций, которые несут характерные идеи и смыслы того уже далекого времени. Сегодня наша жизнь резко изменилась. Появились другие идеи и смыслы, но, уходя, мы должны оставить потомкам нашу правду, память о наших радос­тях и болях, дос­тижениях и победах, о нашем понимании добра и зла. Закончить же мне хотелось бы словами старейшины отечественного метростроения, трижды лауреата Государственной премии СССР архитектора Алексея Николаевича Душкина (1903–1977): «Облик метро — это явление неотделимое от истории и культуры народа».