Поиск
  • 21.06.2017
  • Альбом
  • Автор Вера Леонидовна Кошелева

Синтез поэзии и живописи

Синтез поэзии и живописи

Иллюстрация: В. Г. Шварц. Иллюстрация к поэме «Песня про… купца Калашникова». Пир у Грозного. Бумага, тушь. 1862 год


В. Г. Шварц. Иллюстрация к поэме «Песня про… купца Калашникова». Приговор над Калашниковым. Бумага, тушь. 1864 год

Поэма М. Ю. Лермонтова «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» в шедеврах изобразительного искусства.

Первый и единственный прижизненный стихотворный сборник М. Ю. Лермонтова открывался поэмой «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», которую читатели и исследователи сразу же стали называть по имени главного героя — «Песня про купца Калашникова». Как свидетельствуют современники, поэт написал эту поэму быстро, вдохновенно, на одном дыхании. Интерес к прошлому русского народа и его фольклору оставался неизменным на протяжении всего творческого пути Лермонтова. В 1830х годах он поддерживал тесные дружеские отношения с будущими славянофилами. В рукописном собрании П. А. Киреевского Лермонтов познакомился с вариантами народных песен о Маст­рюке Темрюковиче, ставшем прототипом опричника Кирибеевича. «Братья Калашнички» или «дети Кулашниковы», которые вступили в кулачный бой с Мастрюком, дали имя главному герою поэмы.

Читающая публика встретила «Песню…» восторженно. Именно с ней связан первый печатный отзыв В. Г. Белинского о творчест­ве М. Ю. Лермонтова. И вовсе не удивительно, что сюжет поэмы очень скоро привлек внимание мастеров изобразительного искусства.

При жизни Лермонтова его произведения не иллюстрировались. Первые художественно ценные иллюстрации появились только в 1850-1860х годах, и относились они именно к «Песне про купца Калашникова».

Сначала к поэме обратились мастера такого оригинального жанра русской графики, как лубочная картинка. В 1858 году появился лубок с 7ю гравированными рисунками и с текстом «Песни…» между ними. К началу ХХ века насчитывалось 9 различных вариантов лубка на этот сюжет, выдержавшего 12 изданий.

В 1862 году к работе над иллюстрированием «Песни…» приступил академик Вячеслав Григорьевич Шварц (1838-1869) — родоначальник историкобытового жанра в оте­чественной живописи, автор полотен, посвященных эпохе Ивана Грозного. Шварц исполнил пять рисунков к поэме Лермонтова — «Гусляры у боярина Ромодановского», «Пир у Грозного», «Калашников за прилавком», «Кирибеевич и Алена Дмитриевна» (1862), «Приговор над Калашниковым» (1864), с большой любовью и достовернос­тью воссоздав «национальные особеннос­ти русского быта, удивительную красоту старинных одежд и утвари, неповторимое очарование русской архитектуры». Особенно среди них выделяются «Пир у Грозного» и «Приговор над Калашниковым».

В рисунке «Пир у Грозного» художник мастерски передал атмосферу царского пира, столь выразительно изображенную Лермонтовым. Сводчатая расписная палата, роскошные ковры, богатые скатерти. Весело шумят гости, только Кирибеевич сидит в позе глубокой задумчивости, не замечая ни поднесенного ему ковша с заморским вином, ни устремленного на него нахмуренного взгляда царя. Это — завязка будущей трагедии.

В «Приговоре над Калашниковым» Шварц запечатлел события, разыгравшиеся на Москвереке после кулачного боя купца с опричником. Вдали — великолепная панорама стольного града. Толпа ожидает решения участи Калашникова. Слуги уносят тело убитого Кирибеевича.

Иллюстрации В. Г. Шварца как самостоятельные произведения станковой графики экспонировались в 1865 году на постоянной выставке Общества любителей художеств в Москве и удостоились высокой оценки публики и критиков, в частности видного исследователя истории отечественного искусства В. В. Стасова.

В том же 1865 году в отдельном издании «Песни …», выпущенном фирмой И. И. Глазунова, появились первые книжные иллюстрации к поэме (11 рисунков), выполненные старшим современником В. Г. Шварца Адольфом Иосифовичем Шарлеманем (1826-1901). Критика отмечала целый ряд заслуг А. И. Шарлеманя — «любовное понимание книги», «большой вкус», «безупречный рисунок», «действенность и лаконизм». Вместе с тем исследователи справедливо обращали внимание на отсутствие исторической достоверности и психологической глубины в рисунках Шарлеманя, которые в данном отношении не выдерживали сравнения с работами Шварца.

Заметной вехой в истории иллюстрирования как «Песни про купца Калашникова», так и других произведений Лермонтова явилось юбилейное двухтомное собрание его сочинений, выпущенное в Москве издательством И. Н. Кушнерева (1891). Инициатором издания был известный редактор Петр Петрович Кончаловский (отец художника). Он пригласил для иллюстрирования 18 отечественных художников разных поколений, школ и направлений — Айвазовского, Шишкина, Поленова, Репина, братьев Васнецовых, Врубеля, Серова и других.

Виктор Михайлович Васнецов (1848-1926) сам выбрал «Песню…» и создал четыре рисунка, вошедших в золотой фонд лермонтовских иллюстраций, — «Пир у царя Ивана Васильевича», «Кирибеевич и Алена Дмитриевна», «Бой Кирибеевича с Калашниковым», «Прощание с братьями». Эти наиболее острые моменты сюжета поэмы до и после Васнецова изображали многие художники, но рисунки Васнецова до сих пор остаются непревзойденными по своей эмоциональности, напряженному драматизму и глубине психологических характеристик героев.

У Васнецова во время пира на хмурого красавца Кирибеевича направлены вопросительные взоры не только Ивана Грозного, но и гостей. Кажется, что пирующие всем миром обращаются к его совести. Художник хочет этим подчеркнуть: «лукавый» опричник не только обманывает царя, но и попирает исконные народные представления о чести, достоинстве, благородстве, домогаясь замужней женщины.

Сцена «Кирибеевич и Алена Дмит­риевна» не удалась ни В. Г. Шварцу, ни А. И. Шарлеманю. У Васнецова она полна глубокого смысла, пронзительного чувства и искреннего сострадания к героине: потрясенная внезапными притязаниями опричника, Алена Дмитриевна в ужасе пытается отстраниться от его страстных поцелуев.

Многозначно решена у Васнецова и кульминационная сцена поэмы — «Бой Кирибеевича с Калашниковым». К этой сцене обращались все художники, иллюстрировавшие поэму. Одни изображали купца перед решающей схваткой, другие — в самый ее разгар. Васнецов представил финал: Степан Парамонович одолел «ненавистника» и стоит над ним, еще не остыв от «богатырского боя». Композиционно работа решена так, что Калашников — носитель народной правды — возвышается над поверженным противником. За спиной «молодого купца» на помосте стоит народ,глубинные духовные основы которого Калашников защищает.

Глубокой грустью и острым чувством грядущего несчастья пронизано «Прощание с братьями».

Одна иллюстрация к «Песне…» в юбилейном издании 1891 года, называющаяся «Палач», принадлежит Василию Ивановичу Сурикову (1848-1916): палач с топором на высоком лобном месте потирает голые руки, дожидаясь «удалого бойца»; вокруг огромная толпа, напряженно застыв, ждет трагического исхода…