Поиск

«Путь на пользу»

«Путь на пользу»

Иллюстрация: И. К. Айвазовский. Приезд Екатерины II в Феодосию. 1883 год. Феодосийская картинная галерея имени И. К. Айвазовского


Севастополь. Гравюра из альбома «Виды Крыма». СПб., 1875

О путешествии Екатерины II в Крым в 1787 году.

Воспоминания французского дипломата графа де Сегюра о поездке в Крым представляют собой составную часть мемуаров, изданных в Петербурге в 1865 году под названием: «Записки графа де Сегюра о пребывании его в России в царствование Екатерины II (1785-1789)». Известная узкому кругу историков и краеведов, эта книга имеется лишь в некоторых крупных государственных биб­лиотеках. <…> Поездка Екатерины II в южные пределы своей империи, предпринятая в ознаменование присоединения Крыма к России, пожалуй, наиболее значительное, выдающееся, самое пышное путешествие, совершенное в Крым кемлибо и когдалибо. Есть данные, что впервые о готовящемся вояже зашла речь еще в 1780 году, во время свидания Екатерины II с австрийским императором Иосифом II. Подробный же план поездки был составлен в 1784 году: 13 октября Светлейший князь Потемкин отправил ордер о приготовлении путевых дворцов, которые должны были строиться по присланному рисунку, о квартирах для свиты, о приготовлении на станции лошадей. А через полтора года, 2 марта 1786 года, в письме Н.П.Архарову подробный маршрут путешествия сообщала сама императрица. Поезд, приготовленный для поездки, состоял из 14 карет, 124 саней с кибитками, а также 40 запасных саней. Карета императрицы вмещала гостиную на восемь человек, малую библиотеку, кабинет, карточный стол и все удобства; запряжена была тридцатью лошадьми. Помимо того Екатерине предназначались шестиместная и четырехместная кареты, а также почивальный возок. Настанциях для путешественников были приготовлены по 560 сменных лошадей. Современники поражались роскоши этой поездки: поговаривали, что десяти миллионов рублей, назначенных Екатериной, впоследствии не хватило. Ковсем расходам необходимо  добавить и затраты князя Потемкина. Деньги шли на постройку домов, разведение садов, устройство базаров в местах, через которые проезжала Екатерина. Настанциях, где путевые дворцы не планировались, были устроены галереи (по типовому рисунку) и готовились «приличные напитки и прибор». Накаждой станции должен был находиться плотник и кузнец с инструментами. Пообеим сторонам дороги вечером пылали костры. В каждом городе для путешествующих устраивались иллюминация, а иногда — фейерверки. При дворе императрицы недоброжелатели Потемкина твердили, что все траты князя не приносят никакой пользы, что даже приобретение Крыма не стоит тех огромных средств, которые требовал Светлейший. Князя это раздражало, ибо путешествием Екатерины он хотел доказать обратное: Россия приобрела «драгоценную жемчужину» (как позже назвала Крым сама императрица). Это путешествие было необходимо, чтобы развеять слухи о недостатках его управления полуденным краем. Экзотика южной природы, быстрое развитие городов, отличное устройство военных портов и заботы князя должны были поразить Екатерину, а вместе с тем — привести в удивление всю Европу. «Назападе должны были узнать, — писал А.Брикнер о путешествии Екатерины, — какими источниками богатства и могущества располагает Россия. Путешествие это из контроля над действиями Потемкина должно было превратиться в торжество его, Екатерины и вообще России в глазах Европы, в демонстрацию перед Оттоманскою Портой и ее союзниками; оно должно внушить страх недоброжелателям России, намеревавшимся лишить Россию вновь приобретенных земель». Понятно, что политическое значение путешествия императрицы в Крым было велико. Ножелание Екатерины проделать этот вояж преследовало и другие цели. В разговоре с графом де Сегюром она заметила, что путешествует не только для того, чтобы осмотреть города, хорошо знакомые ей по планам и описаниям, но чтобы видеть людей и доставить им возможность видеть императрицу, приблизиться к ней, подать ей жалобы и этим поправить многие упущения и несправедливости. К ожидавшемуся событию готовилась и печать. Уже во время путешествия в столичных ведомостях публиковался журнал этого «шествия», который вел секретарь императрицы А.В.Храповицкий. Когда журнал был завершен, его издали отдельной книгой. Начинается он с описания отъезда из Зимнего дворца; автор подчеркивает значительность предпринимаемой поездки: «ЕяИмператорское Величество Екатерина Великая, Всемилостивейшая Государыня, между неусыпными трудами Своими о совершении спокойствия и непоколебимаго от рода в род благоденствия подданных Своих восприяв высочайшее намерение путешествовать в полуденные страны обширной Империи Своей, изволила во 2 день Генваря месяца 1787 года в Санктпетербурге выехать поутру в 11 часов из Зимняго Дворца, при пушечной пальбе с обеих крепостей, и, остановясь у церкви Казанския Богоматери, слушать в оной молебствие, а оттуда, продолжая путь, прибыть в Царское Село…». <…> Любопытно, что еще накануне монаршей экскурсии вышел в свет путеводитель по «высочайше утвержденному маршруту». В предисловии к нему сообщалось: «Всех городов, знаменитых рек, местечек и достойных замечания урочищ, через путешествия сие последовать имеет, предлагается здесь географическое и историческое краткое описание, а при конце сего и маршрут с показанием, сколько от каждого стана до другого верст…». В виде приложения к путеводителю была помещена карта путешествия императрицы. <…> Помнению крымского историка Владимира Гурковича, этот путеводитель — первый в России. Отпечатанный в очень незначительном количестве, он сохранился в Крыму (по данным исследователя) в единственном экземпляре — в библиотеке «Таврика». Путеводитель имеет любопытную особенность: за листом печатного текста следует чистый лист (вероятно, для того, чтобы владелец книжки мог вносить по пути следования какиелибо уточнения, свои наблюдения). В.Гуркович предполагает, что имеющийся в библиотеке «Таврика» экземпляр — рабочий (подготовительный, черновой), который  предшествовал окончательно доработанной книге. Так, на 57й странице в нем сообщается о Перекопском рве, а рядом — на чистом листе чернилами дописано: «Над мостом построены Триумфальные вороты с надписью: «Предпослала страх и привнесла мир». Это описательное уточнение о самых последних постройках на полуострове в 1786 году. И таких уточнений в экземпляре довольно много. Колоритна и содержательна приписка рядом с 81й страницей: «При Старом Крыме назначено построение города Левкополя, но оный еще не зачат». <…> Екатерину II сопровождали граф А.Безбородко, граф А.Дмитриев-Мамонов и другие. Среди иностранцев были граф де Сегюр, Фиц-Герберт, принц де Линь, австрийский император Иосиф II, который путешествовал под именем графа Фалькенштейна. Генералфельдмаршал Потемкин встретил императрицу уже в Киеве. В память путешествия была выбита медаль с профилем Екатерины на одной стороне и картой путешествия — на другой. Вокруг карты вилась надпись: «Путь на пользу». В пару этой медали отчеканили и другую — с профилем Потемкина и картой устроенных им российских губерний. Вскоре после возвращения императрицы из Крыма и значительно позже (уже в XIX веке) было издано внушительное число мемуаров, писем и деловых бумаг, относящихся к поездке. Среди них и воспоминания Луи-Филиппа де Сегюра, которые, по мнению некоторых историков, являются наиболее полным рассказом о путешествии императрицы. Несколько слов об авторе мемуаров. Родился Сегюр в Париже в 1753 году. Его отец по вступлении Людовика XVI на престол был назначен военным министром. Молодой граф готовил себя к дипломатической деятельности и со временем заслужил авторитет в министерстве иностранных дел. Вскоре он стал представителем Франции при дворе Екатерины II. В России находился с марта 1785 по 11 октября 1789 года. <…> После Французской революции (1789) вернулся на родину…