Поиск

«Сегодня — наша победа!»

Заметки наблюдателя на Общекрымском референдуме 16 марта 2014 года.

В 22.20 вылетаем из Москвы в Симферополь. Самолет «Ил-96» полон, свободных мест нет. Много журналистов и наблюдателей, слышится речь на разных языках. Свободных номеров в симферопольских гостиницах тоже не оказалось. Едем в Бахчисарай.

15 марта

Первое впечатление от Крыма — российские флаги над «Бахчисарайскими сфинксами» и даже над некоторыми частными домами города. Отправляемся в Симферополь. По дороге замечаем украинскую войсковую часть (70‑й отдельный морской инженерный батальон), которую, как нам известно из СМИ, блокировали силы самообороны Крыма. Блокировка на поверку очень условная: перед входом стоят три человека, никакой бронетехники нет. В Симферополе — спокойная мирная жизнь. Люди сидят на скамейках в скверах, детские площадки полны детьми. На лицах улыбки, ничто не свидетельствует о том, что референдум будет проходить «под дулами автоматов». Идем к Верховному Совету Республики Крым оформлять «наблюдательские» документы. У здания — редкая цепь казаков Кубанского казачьего войс­ка, перед ней — примерно столько же журналистов. На танке Т-34 между Верховным Советом и Александро-Невским собором — знамя Победы, флаги России и движения «Русское единство». На деревьях — многочисленные плакаты в поддержку референдума и присоединения к России. Неподалеку — пункт питания для казаков и ополченцев, организованный Союзом ветеранов Афганистана. Прохожие с удовольствием фотографируются с казаками и на фоне российского флага. Журналисты скучают. Оживление у них вызывает появление семьи с ребенком, на голове у которого буденновка, а в руках — флаг советского Военно‑морского флота. От Верховного Совета отправляемся к зданию Совета министров. Здесь у входа тоже дежурят кубанские казаки. На площади — сцена: концерт, выступает хор Сретенского монастыря. Оформив нужные документы, уезжаем обратно в Бахчисарай.

16 марта

За 15 минут до открытия избирательных участков подходим к одному из них, в самом центре Бахчисарая. Здесь уже стоят человек тридцать. К 8.00 людей собирается значительно больше. Двери открываются, и сразу возникает очередь за бюллетенями. Кажется, члены избирательной комиссии даже и не ожидали, что сразу будет столько желающих проголосовать. Стоим у дверей избирательного участка, прислушиваемся к разговорам выходящих. В память врезаются фразы: «На душе яко Пасха…», «Наконец‑то, я даже дембеля так не ждал, как этого  референдума…» Знакомимся с семьей: муж, жена, мать‑пенсионерка. Узнав, что мы наблю­датели из Москвы, сразу же зовут в гости. Кормят завтраком и вручают по банке меда собственного сбора. Рассказывают, как долго ждали этого дня. Глава семьи, оказывается, помогал делать прозрачные урны для голосования. К сожалению, нам надо спешить. Прощаемся, идем дальше. Избирательный участок на бахчисарайском автовокзале. Здесь вдруг минут на десять по неизвестной причине гаснет свет. Не беда: откуда‑то быстро достаются свечи, и голосование продолжается. Из Бахчисарая едем в Симферополь. На первом же участке наблюдаем следующую сцену: журналисты крымско‑татарского телеканала АТR снимают крупным планом паспорта голосующих, что категорически запрещено. Члены избирательной комиссии в первый момент растерялись, но тут люди сами стали показывать в объектив свои паспорта со словами: «Пожалуйста, снимайте! И передайте всем: сегодня у нас праздник! Сегодня — наша победа! И мы ни от кого прятаться не собираемся!» На другом участке председатель комиссии говорит: явка небывалая, еще только полдень, а проголосовало больше половины избирателей. Опасается, что может не хватить бюллетеней, ведь из‑за блокировки Киевом госреестра избирателей Крыма люди голосуют по старым спискам (2010, а кое‑где даже 2004 года), и многих приходится вносить в дополнительные списки. Уезжаем из Симферополя на север, в село Гвардейское. Типичные сельские избирательные участки: один в спортзале школы, другой — в интернате. К сожалению, здесь почти не проголосовало татарское население, которого в Гвардейском около 15 %. По сему поводу пришлось услышать достаточно резкие высказывания: «Если татары выступают за сохранение Крыма в составе Украины, так пусть ответят «да» на второй вопрос бюллетеня, и все будет ясно. А неучастие в референдуме как понимать?» Из Гвардейского возвращаемся в столицу Крыма. Мой товарищ отправляется на один из участков наблюдать за подсчетом голосов, а я остаюсь послушать концерт на площади перед Советом министров. Площадь полна народу. Десятки, сотни трехцветных флагов. В 20.15 со сцены звучат слова: «Крымский референдум состоялся!» Крики «Ура!», хлопки откупориваемого шампанского. Выступают Кубанский казачий хор, группы «Земляне», «Любэ»… На соседних улицах тоже праздник. Какой‑то человек покупает цветы и раздает  прохожим. Многие обнимаются. Кто‑то залез на крышу и размахивает полотнищем георгиевских цветов… Завершается все салютом. На стене здания Совета министров появляется световая надпись: «Мы в России!»…