Поиск
  • 21.06.2017
  • Соотечественники
  • Автор Николай Борисович Коростелев, Михаил Владимирович Кононов

В поисках Мухина

В поисках Мухина

В поисках Мухина


Однажды меня посетил улыбчивый молодой еще человек. Представился: Михаил Владимирович Кононов, прапраправнук профессора Ефрема Осиповича Мухина. Он сообщил, что передающиеся из поколения в поколение семейные предания об известном профессоре в некоторых существенных деталях расходятся с биографическими сведениями, содержащимися во многих солидных изданиях начиная с 1855 года. У меня и самого было смутное ощущение некоторой неясности в этих вопросах — в частности, в вопросе о месте кончины и погребения Е. О. Мухина. Во всех публикациях значилась Смоленская область. Дважды обращался к ведущим смоленским историкам медицины, но они мне ничем не помогли.
— Ну что ж, если уж вы стремитесь добраться до истины…
 Мы составили предварительный список архивов, музеев, библиотек и других учреждений, где следует поработать (впоследствии список значительно разросся), и Михаил Владимирович приступил к разысканиям. Между тем в «Московском журнале» (№ 4 за 2007 год), где мне приходилось неоднократно печататься, появился отличный очерк О. В. Благовой и А. В. Недоступа «В поисках Мудрова». М. Я. Мудров (1776–1831) и Е. О. Мухин (1766–1850) — самые авторитетные русские профессора медицинского факультета Императорского Московского университета своего времени. И мы не мудрствуя лукаво пошли на невинный плагиат, назвав нашу «операцию» «В поисках Мухина»…
 
* * *

Ефрем ОсиповичМухин. 1820-е годыДекан медицинского факультета ИМУ, профес­сор М. Я. Мудров в своем «Слове о благочестии и нравственных качествах гиппократового врача, говоренном 13 октября 1813 го­да», коснувшись нового пополнения факультета, в частности сказал: «Славное получили приобретение в профессоре Мухине, славном анатомике и славном операторе» (то есть анатоме и хирурге). Сам Ефрем Осипович утверждал: «Врач не может исполнять надлежащим образом должность свою, не зная анатомии. Она есть магнитная стрела, показывающая правильный путь ему, коим он идти должен при действительном своем упражнении в пользу больного. Она есть руль, направляющий действие его, также истинное и прочное основание всей врачебной науки». И он всячески стремился следовать этому утверждению: написал фундаментальный курс анатомии в восьми частях и специальную работу, посвященную учению о связках и мышцах, выпустил книгу «Наука о мокротных сумочках тела человеческого», создал анатомический театр, где под его руководством студенты изготовили сотни анатомических препаратов, разработал русскую анатомическую терминологию. Историки медицины особо отмечают труд Е. О. Мухина «Краткое наставление о составлении, свойстве и употреблении хлоровой извести против гнилых заразительных болезней при вскрытии трупов и в анатомии». Пройдет почти сорок лет, прежде чем Джозеф Листер опубликует свой «Антисептический прин­цип».

Общепризнанно, что Е. О. Мухин — один из основоположников отечественной хирургии. Он считался искуснейшим оператором. Был автором учебных пособий. Например, «Описаний хирургических операций, сочиненных доктором медицины и хирургии <…> Ефремом Мухиным» или — специально для студентов Московской духовной академии — «Первых начал костоправной науки» (единственный тогда в России печатный труд о хирургии). Есть у него работы, посвященные отдельным операциям, оказанию первой помощи.
Славился Мухин и как терапевт, знал толк в педиатрии и других медицинских дисциплинах. Его ученик А. О. Армфельд писал: «Для Мухина не существовало ничего маловажного, ничего второстепенного ни в службе, ни в науке: за что ни брался он, все становилось в его глазах предметом первой важности <…> с глубоким убеждением в пользе и необходимости своего дела».

Переведенный (под влиянием «немецкой партии», которая протащила вместо него другого профессора) с любимой кафедры анатомии на кафедру, в число дисциплин которой входила и «медицинская полиция», то есть воп­росы общественной гигиены, Ефрем Осипович с энтузиазмом занялся и этим предметом.
Императрица Мария Федоровна, узнав о деятельности основоположника оспопрививания Эдуарда Дженнера, щедро наградила англичанина и повелела заняться внедрением его метода в Московском воспитательном доме. Первую прививку в 1801 году молодому человеку по имени Антон Петров произвел уже известный в то время Е. О. Мухин. В старых хрониках читаем: «Сия операция сделана была в присутствии Совета Воспитательного Дома, придворных лейб-медиков и лейб-хирургов, в то время в Москве находившихся, и других почетных особ». Прививка дала положительный результат, и Антона Петрова в честь этого знаменательного события пере­именовали в Вакцинова. Впоследствии Мухин со свойственной ему энергией и талантом администратора многое делал для широкого внедрения вакцинации в России. Центрами подготовки вакцинаторов стали воспитательные дома в Москве и Петербурге. С 1804 по 1810 год от оспы прививку получили почти миллион человек — цифра потрясающая по тем временам. К пропаганде оспопрививания привлекалось (и весьма успешно) духовенство, особенно сельское.

Е. О. Мухин опубликовал восемь работ о пользе вакцинации. Министр внутренних дел граф В. П. Кочубей писал ему: «Милостивый государь мой Ефрем Осипович! Получив сочинение Ваше о прививании коровьей оспы, в уважение усердной Вашей службы, одобряемой особенно начальством, я имел счастье подносить Его Императорскому Величеству и, получив Высочайшее благоволение, поставляю удовольствием сообщить о том Вам, милостивый государь мой, уверяя с моей стороны, что труды Ваши без надлежащего внимания оставлены не будут. <…> 20 февраля 1805 года»1.
Не случайно Ефрем Осипович — высокообразованный человек, знавший пять языков, — занимал пост декана отделения врачебных наук. Лично им или под его руководством было переведено более тридцати зарубежных книг; к некоторым он написал предисловия. Горячо заботился о студентах: «отцом юношества» называли Мухина современники.

Его полувековая служба была отмечена чином действительного статского советника, орденами Святого Владимира III степени и Святой Анны II степени с императорской короной, высочайшими благоволениями и многими другими поощрениями. В Государственном архиве Калужской области обнаружен текст письма, направленного Е. О. Мухину императором Александром I: «Господину Надворному Советнику и Доктору Публичной Голицынской Больницы Мухину. В награждение усердной службы Вашей, трудов, понесенных в продолжение оной и полезных сочинений, изданных Вами по части врачебной, Всемилостивейше пожаловали Мы Вас кавалером ордена Святого равноапостольного князя Владимира IV степени, знаки коего для возложения на Вас при сем препровождая, повелеваем носить оные по установлению. В Санкт-Петербурге марта 15 дня 1807 года. Александр»2.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию.