Поиск

О чем напомнил старый классный журнал

О чем напомнил старый классный журнал

Фото: Е.К.Левина с первоклассниками. 1 сентября 1955 года


Василий Тихомиров (стоит крайний слева) с одноклассниками-семинаристами

Разбирая брошенный школьный архив.
Однажды в середине 1990­х годов я зашел по делам в здание ликвидированной десятью годами ранее средней школы № 32 города Электроугли Московской области (бывший поселок Каменка). В этой школе я когда­то окончил восьмилетку. Сегодня здесь размещаются различные организации и конторы. Через открытую дверь одной небольшой комнаты я увидел стеллажи, заставленные книгами типа «амбарных». На полу валялась груда таких же. Я пригляделся: классные журналы! Да это же школьный архив! Начал листать — замелькали с детства знакомые фамилии учащихся, педагогов…

Школа открылась осенью 1940 года. Ее первым директором был Николай Иванович Богачев. Первый выпуск состоялся в июне 1941‑го. Распрощавшись с родными, учителями и одноклассниками, молодые ребята ушли на фронт. Оставшихся учеников перевели в соседние Маловасильевскую и Коб­ранскую школы, временно объединенные под общим номером 32. С 1 января 1943­го по 15 января 1944 года в школьном здании располагался военный эвакогоспиталь №  2722, о чем ныне свидетельствует памятная доска. Начальник госпиталя, врачи, медсестры прибыли из Москвы, а весь младший обслуживающий персонал состоял из местных жителей и выпускниц школы. Санитарками, нянечками, поварами, кладовщиками, возчиками, дворниками, подсобными рабочими стали Е. Мазохина, М. Быковская, Т. Кесарева, Е. Сотскова, М. Вдовина, А. Суслова, М. Горшкова, М. Беляева, А. и Л. Забродины, В. Косьмина, В. Антипова, Н. Белов. В 1944 году занятия в школе возобновились и продолжались сорок лет. В 1985‑м, несмотря на многочисленные протесты, школу ликвидировали. До спасения оказавшихся бесхозными старых классных журналов никому не было дела. Их выбрасывали, сжигали, использовали на самые непотребные нужды. Обнаруженную уцелевшую часть этого архива — свыше 600 журналов — благодаря бескорыстной помощи местных жителей сес­тер З. Д. и В. Д. Пчелиных и супругов Синебрюховых удалось спасти. Позже журналы были перевезены в созданный мною городской Историко‑краеведческий музей имени Н. И. Брунова.

* * *

Только через несколько лет мне наконец представилась возможность для обстоятельного изучения спасенного архива. Тогда‑то открылась в полной мере истинная ценность этих затертых, потрепанных, местами траченных мышами и крысами журналов. Они хранили сведения, касающиеся не только образования. По ним, в частности, косвенно можно было проследить некоторые демографические и топонимические изменения, получить представление о жизни и нравах не одного поколения местных жителей. Медицинские справки со штампами школы и уже несуществующей Васильевской больницы, промокашки со следами от клякс и письмен отроков и отроковиц, листы с диктантами, домашними и контрольными работами, рапортички, ведомости об успеваемости, протоколы родительских собраний и педагогических советов, характеристики на учащихся, наивные объяснительные родителей, аттестаты, табели, открытки, фотографии — богатейший кладезь материалов! Привлекли внимание так называемые «дисциплинарные» тетрадки — своеобразные «досье» на школьников, бытовавшие во второй половине 1940-1950‑х годах. Сюда заносились сведения о поощрениях, наказаниях. По этим «досье» я узнал, как шкодили ученики тех лет: в шапках на уроках сидели, кидались бумажками, валенками, по партам на переменах бегали, в чернильницы окунали косички сидевших впереди девчонок, специально (было и такое) ели перед уроками чеснок и натирали им парты… А заканчивалось все это вызовом родителей и отцовским ремнем. Из «моих» уцелел лишь один­единст­венный журнал 5‑го «А» класса за 1959-1960 учебный год. Затаив дыхание, открываю его — и вспоминаю…