Поиск

О московском Златоустинском (Златоустовском) монастыре

О московском Златоустинском (Златоустовском) монастыре

О московском Златоустинском (Златоустовском) монастыре


Монастырь
располагался в восточной части Белого
города, между современными улицами
Мясницкой и Маросейкой (начальный
участок древней улицы Покровки) на месте
домовладений: Большой Златоустинский
переулок, 3-5, 3 а, 5; Большой Златоустинский
переулок, 7 / Малый Златоустинский переулок, 5.
Кроме него, в Белом городе было еще
шесть обителей: Алексеевская — на
улице Волхонке, Крестовоздвиженская —
на улице Воздвиженке, Никитская —
на Большой Никитской улице, Георгиевская —
между улицами Тверской и Большой
Дмитровкой, Варсонофьевская — между
улицами Рождественкой и Большой
Лубянкой, Ивановская — на холме между
Большим Ивановским переулком и улицей
Солянкой (первые пять из перечисленных
не сохранились). На протяжении
нескольких столетий они доминировали
в окружающей застройке, служа
в качестве передовых оборонных
форпостов для защиты посадов Белого
города, Китай‑города и Кремля.

В
истории Златоустинского монастыря
можно выделить четыре основных периода,
которые будут рассмотрены ниже: от
основания до учреждения здесь архимандрии
(начало XV века — 1706), от учреждения
архимандрии до наполеоновского нашествия
(1706-1812), от изгнания французов до закрытия
обители (1812-1918), период постепенного
исчезновения (1918-2000‑е).

*
* *

***Когда
и в связи с чем основан
Златоустинский монастырь — неизвестно.
Впервые упоминание о нем встречаем
в летописи под 1412 годом: «Преставися
архидиакон <…> Иоаким, и положен
в монастыре Ивана Златоустаго вне
града Москвы»1. Из данного
летописного сообщения следует, что
монастырь в то время был загородным.
А находился он между двух дорог:
«старой» и «новой» Стромынками.
Трасса «старой» Стромынки в Москве
пролегала от Ильинских ворот Китай‑города
(не сохранились) по современным Лучникову,
Большому Златоустинскому переулкам,
Мясницкой улице, Орликову переулку,
Каланчевской и Комсомольской площадям
(на их месте располагалось Красное село
с большим прудом), по современной
улице Стромынке на левый берег Яузы;
трасса «новой» — также от Ильинских
ворот Китай‑города по улицам Покровке
(в начальном участке — по Маросейке),
Старой Басманной, Спартаковской,
Покровской, Электрозаводскому мосту
через Яузу.

Согласно
летописи, монастырь основали некие
купцы («гости»). В 1479 году по указу
Великого князя Московского Ивана III
в оскудевшей к тому времени обители
псковские мастера приступили к возведению
новой каменной соборной церкви святителя
Иоанна Златоуста и придельной во имя
апостола Тимофея. Здешнего игумена
Великий князь возвысил: «В лето 6987 (1479)
<…> заложил церковь Иоанна Златоустаго
великий князь Иван камену, а преже
бывшую древяную разобрав; бе же та
изначала гостей московских строение,
да уже и оскудевати начат монастырь
той; князь же великий учини игумена тоя
церкви выше всех соборных попов и игуменов
града Москвы и заградскых попов, еще
за лето преже сего, егда обет свой положи,
понеже бо имя его наречено бысть, егда
бывает праздник принесение [мощей]
Иоанна Златоустаго, генуария 27,
а в застенке тоя церкви повеле
церковь другую учинити, того же месяца
22, Тимофея Апостола, в той день родися,
а ту разобранную церковь дровяную
повеле поставити в своем монастыре
у Покрова в Садех, еже и бысть,
первую малую разобрав»2. Интересно
отметить, что на миниатюре из Летописного
свода Ивана Грозного, где изображено
строительство соборной церкви
Златоустинского монастыря, показан
план двухстолпного собора, каким
последний останется при дальнейшей его
перестройке. Освящение состоялось не
ранее 1482 года3.

В
конце XV века Златоустинский монастырь
вошел в состав разросшейся к тому
времени Москвы (Белого города). Исторических
сведений о нем за XVI век сохранилось
очень мало. Но его,
безусловно, не обошли стороной «ветры
эпохи».

В
период польско‑литовской интервенции
начала XVII столетия монастырь, как и весь
Белый город, подвергся разорению, но
благодаря щедрым вкладам царей
и представителей известных дворянских
фамилий — царевичей Касимовских,
князей Барятинских, Урусовых, Пронских
и других — постепенно был
восстановлен. Здесь возводились новые
каменные и деревянные здания,
обновлялись старые храмы. Монастырская
территория оказалась в окружении
плотной городской застройки. Мимо
проходила улица, частью которой
в настоящее время являются современные
Лучников, Малый Златоустинский
и Телеграфный переулки. Эта улица
соединяла Мясницкие ворота Белого
города с Ильинскими воротами
Китай‑города. К тому времени
Мясницкая улица повернула к Владимирским
(Никольским) воротам Китай‑города4.

В
первом описании обители — не
сохранившейся Писцовой книге 1621 года,
воспроизведенной в трудах архимандрита
Григория (см. сноску 3), сказано: «Монастырь
Златоустовской, а на монастыре храм
каменный Ивана Златоустого, кельи
братские, двор стряпчего и конюшенный.
Земли внутри <…> по святые ворота
54 саж., позади 51, по сторонам 55 саж.
(сажень тогда составляла 2,13 м. —
В. К.5.
Отсюда следует, что территория монастыря
к тому времени представляла собой
обширный близкий к квадрату участок.
Это соответствует планам Москвы XVI-XVII
веков, где монастырь показан в виде
квадрата с одноглавым храмом в центре
и служебными постройками по периметру.
От окружающей застройки, уже довольно
плотной, обитель отделялась проездами.

В
1632 году иждивением дворян Апраксиных
в монастыре построили каменную
церковь с трапезной и двумя
приделами. Однако во время пожара
1660 года она сгорела. В 1661-1663 годах
на средства дворян 3юзиных и других
вкладчиков была возведена новая церковь
во имя Всемилостивого Спаса «об одной
главе, сделана осмериком», то есть ее
композиция представляла собой восьмерик
с главой на четверике6.

Следующее
описание монастыря относится к 1679 году:
«Соборная церковь каменная. Подле нее
церковь каменная Покрова Пресвятой
Богородицы; под колоколами церковь
каменная св. великомученика Феодора
Стратилата, а те три церкви вместе.
Позади алтарей церкви Иоанна Златоуста
церковь каменная с трапезою, теплая —
Нерукотворного образа Господа Бога
и Спаса Нашего Иисуса Христа. Под
церковью хлебопекарня и прочие
монастырские службы, а около тех
церквей кладбище давнее. Св. ворота
вновь устроены каменные с калиткою
на большую улицу, что ездят с Флоровки
(ныне улица Мясницкая. — В.К.)
на Покровку. Задние ворота каменные на
проезжую улицу, что ездят к Николе
у Столпа. Ограда деревянная, рублена
в косину быками на грязном месте,
а на пустом забрана в столбы. Старое
кладбище около церквей не было мерено,
потому что к нему хотели прибавить
еще несколько земли. На монастыре
келья игуменская; четыре кельи братские
поставлены заново, позади их огород; да
в стене на проезжую улицу три кельи
старые; у св. ворот келья каменная
и сторожка в стене. В монастырской
ограде у задних ворот (за Спасскою
церковью) келья сторожевая и две
большие кельи, где живут рабочие.
По правую сторону
св. ворот, идя из монастыря, подле мостовой
улицы конюшенный двор, за монастырем —
жилецкие дворы»7.

Это
описание свидетельствует о происшедшей
с появлением Святых врат в Большом
Златоустинском переулке композиционной
переориентации монастырского комплекса
на Кремль, а не, как раньше, в сторону
улицы Покровки. Прежние Святые врата
в переулке, «что ездят к Николе
у столпа», то есть в Малом
Златоустинском, стали теперь «задними»,
служебными.

В
1686 году строятся каменные кельи
и монастырские службы; существовавшие
до этого деревянные кельи «для кладбища
и простору сломаны и снесены»8.

В
1704-1705 годах при игумене Антонии были
сделаны новые Святые врата со сторожкой
и с каменной оградой по их стороне
в Большом Златоустинском переулке.
Братии с игуменом тогда насчитывалось
25 человек.

Таким
образом, согласно описям XVII века,
монастырь в то время занимал близкую
в плане к квадрату территорию,
западной стороной выходившую на проезжий
к Покровке переулок (ныне Большой
Златоустинский), а южной — на
проезжий «к Николе в Столпах» (его
сохранившийся отрезок ныне — Малый
Златоустинский переулок). Во второй
половине XVII века с севера и востока
к монастырю примыкали частные
владения. Оба переулка показаны на
«Плане Императорского столичного города
Москвы» (И. Мичурина), «сочиненном»
в 1739 году, отразившем на этом
участке ситуацию первой трети XVIII
столетия. Правда, монастырь ошибочно
показан здесь под № 
4 в соседнем южном квартале,
выходящем на улицу Покровку (Маросейку).

В
XVII веке сформировался архитектурный
ансамбль Златоустинского монастыря.
В композиции доминировали объемы
трех храмов с отдельно стоящей
колокольней, сгруппированные по оси
запад — восток. Об их
местоположении можно составить
представление по плану 1786 года, а об
облике, частично измененном поздними
перестройками, — по сохранившимся
иллюстративным материалам второй
половины XIX века. Упоминается старое
кладбище, которое предполагалось
расширить. В северной части монастыря
позади игуменской и братских келий
был огород. Несколько старых деревянных
келий стояли к северу от Святых ворот
вдоль ограды. За ними
находился конюшенный двор.

Монастырь
имел часовню в Земляном городе, за
Покровскими воротами. Ему принадлежали
вотчины: в Московском уезде — село
Владычно с деревнями и пустошью;
в Переславском уезде — пустошь,
села Ядриново, Аманшино; в Коломенском
уезде — пустоши Семеновское, Лукино;
село Новлянское и полсельца Гостилова
на речке Крутине. По владению
вотчинами Златоустинский монастырь
был одним из самых бедных в Москве.

*
* *

В
1706 году по челобитью Апраксиных
и других вкладчиков обители
в Златоустинском монастыре учреждается
архимандрия. При первом архимандрите
Антонии (1706-1726) здесь развернулись
большие строительные работы. Был поновлен
собор святителя Иоанна Златоуста: кровлю
покрыли железом (на пожертвование
адмирала Ф. М. Апраксина),
устроили новый вход и пробили новые
окна для лучшего освещения. В Спасской
церкви перестроили обветшавшую алтарную
часть, под кровлю подвели новый восьмерик,
обновили интерьеры, установили новый
иконостас. В 1706-1711 годах построили
каменный двухэтажный настоятельский
корпус, поставив его с левой стороны
от западных Святых ворот, позади прежнего,
а также братские кельи, поварню
и кузницу. В 1711 году разобрали
Покровскую церковь и на ее месте или
вблизи по заказу Ф. М. Апраксина
над захоронением родственников адмирала
возвели церковь в честь Благовещения
Пресвятой Богородицы. Через год разобрали
ветхую колокольню, одновременно упразднив
церковь великомученика Феодора
Стратилата, находившуюся в ней. Новую
колокольню построили к 1714 году.
Каменную монастырскую ограду со стороны
главного входа в обитель частично
продлили. Конюшенный двор, бывший
у Святых ворот, отнесли в северо‑западную
часть территории. К северу от Святых
ворот появилось каменное здание для
сдачи внаем, а к югу — больничные
кельи.

Монастырские
земли за пределами Москвы необходимого
дохода не давали. В 1721 году
архимандрит Антоний доносил Святейшему
Синоду, что «вотчин за Златоустовым
монастырем малое число, а именно
только сто дворов, и пропитание
[монахи] имеют с великою нуждою».
Синод постановил: находящуюся в Московском
уезде Давыдову пустынь приписать с ее
вотчинами к Златоустоустинскому
монастырю. Тем не менее, монастырь
продолжал по‑прежнему «терпеть
скудость». В 1730‑х годах братии
в нем значится всего 26 человек.

Однако
в это же время ситуация стала
несколько меняться к лучшему. В обители возобновилось строительство, осуществлявшееся
на пожертвования. Так, в 1730 году
за Покровскими воротами возводится
каменная часовня вместо деревянной,
в 1733‑м иждивением генерала князя
Ивана Федоровича Барятинского —
Покровский храм над Святыми воротами,
в 1736 году на средства комнатного
стольника Ивана Петровича Матюшкина —
каменная церковь во имя мученика Иоанна
Воина9.

В
Троицын день 29 мая 1737 года в Москве
начался сильный пожар, опустошивший
большую часть города. Пострадала
и Златоустинская обитель: сгорели
деревянные кровли и главы церквей,
кельи и хозяйственные постройки.
Монастырь «пришел было в опустение»,
но на пожертвования императрицы Анны
Иоанновны и других вкладчиков его
вновь удалось возобновить10.

В
1742 году императрица Елизавета Петровна
пожаловала 2000 рублей на строительство
(вместо надвратной Покровской) церкви
во имя праведных Захарии и Елисаветы.
Тогда же был вызолочен иконостас главного
собора, иконы для которого написал
иконописец Егор Иванович Греков; стенные
росписи выполнил неизвестный мастер11.

В
1746 году по просьбе архимандрита
с братией Московская духовная
консистория позволила разобрать ветхую
колокольню и возвести новую —
трехъярусную. Работы продолжались более
10 лет. Для колокольни московским
купцом Константином Михайловичем
Слизовым были отлиты колокола: весом
в 306 пудов (10 июля 1743 года),
170 пудов 14 фунтов (27 марта
1758 года), 39 пудов 25 фунтов, имевший
надпись, что он предназначался
в монастырское село Новлянское
(5 сентября 1748 года), 15 пудов
23 фунта, 1 пуд (27 марта 1758 года);
сведения об остальных колоколах до нас
не дошли12.

В
августе 1757 года разобрали обветшавшую
Спасскую церковь и начали строительство
слева от колокольни церкви Троицы
Живоначальной с приделом в честь
святителя Димитрия Ростовского. Из‑за
нехватки средств работы производились
медленно. Церковь освятили только
в 1761 году при архимандрите Иосифе13.
Поставлена она была на месте или
вблизи
разобранной Спасской.

Сформировавшийся
к середине XVIII века архитектурный
ансамбль Златоустинского монастыря
(первым из найденных графических
изображений монастырской территории
со всеми вышеперечисленными постройками,
известными по письменным источникам
первой половины XVIII века, является план
1786 года, речь о котором пойдет
ниже) наиболее отвечал композиции
с центральным расположением главных
зданий, ориентированных по оси запад —
восток. При этом их число для столь
небольшой обители было довольно
значительно: кроме собора, трапезной
с церковью и колокольни, еще
надвратный храм и две небольшие
церкви, что, безусловно, связано
с «мемориальной» особенностью
монастыря, где упокоились многие
представители московской знати.

В
1764 году произошла секуляризация
монастырских земель, большую часть
недвижимого имущества у монастырей
отобрали, а взамен назначали денежное
жалованье. Причисленному к 3‑му
классу Златоустинскому монастырю,
в котором на тот момент подвизалось
20 иноков, на содержание было положено
806 рублей 30 копеек ассигнациями14.

К
1766 году «каменная ограда позади
братских келий мерою 45 саж. пришла
в ветхость и частично упала,
а с других двух сторон на расстоянии
80 саж. ограды совсем нет, а существует
деревянный забор тоже ветхий». Тогда
же для получения средств на строительство
ограды, которых по смете архитектора
В. Яковлева
требовалось 2071 рубль 20 копеек,
монастырь отдал в аренду на 20 лет
часть огородной земли княгине Марии
Семеновне Голицыной, владевшей смежным
двором по Большому Златоустинскому
переулку15.

В
1771 году закрыли монастырское кладбище,
приносившее обители значительный доход.
«Высочайше конфирмованным планом»
Москвы (1775) было окончательно запрещено
использовать для захоронений церковные
погосты в черте города; их предписывалось
«содержать в чистоте и обнести
оградами и обсадить деревьями»16.

Несмотря
на возвращение монастырю статуса
архимандрии (1775), он, однако, продолжал
оставаться едва ли не самым бедным из
московских обителей17.

Показанные
на плане 1786 года границы монастыря
практически не менялись вплоть до его
закрытия в 1920‑х годах18.
Занимаемая им территория представляла
собой неправильный четырехугольник со
сторонами, ориентированными по странам
света. Отчужденный северо‑западный
угловой участок окончательно перешел
во владение князей Голицыных.

Въезд
в монастырь, как и в XVII веке,
осуществлялся с Большого Златоустинского
переулка через Святые ворота и с Малого
Златоустинского переулка через
хозяйственные ворота. Объемно‑пространственная
композиция архитектурного ансамбля
получила новый акцент: в группу
главных зданий был включен чрезвычайно
вытянутый объем жилого корпуса
с настоятельскими и братскими
кельями, поставленный по границе между
огородной и в прошлом кладбищенской
землей. Вместе с храмами он сформировал
пространство соборной площади, еще
более визуально раскрывшееся после
упразднения к 1811 году маленькой
церкви мученика Иоанна Воина.
Мелкомасштабная жилая и хозяйственная
застройка (служительские покои
у колокольни, дом, сдаваемый внаем,
конюшни с кузницей) подчеркивала
ведущую роль собора, объем которого
в конце XVIII века увеличила галерея.
Восприятию отдельных объемов и общей
композиции способствовали зеленые
массивы садов, раскинувшихся за высокой
каменной оградой. Яблоневый сад на южной
стороне сдавался в аренду.

При
Павле I, увеличившем расходы на содержание
монастырей, положение Златоустинской
обители несколько улучшилось. Вместо
806 рублей 30 копеек она стала получать
1460 рублей. Кроме того, ей в собственность
перешла мельница в Дмитровском уезде,
а также Новинская огородная земля
за Симоновым монастырем (4 десятины),
Румянцевская пустошь в Подольском
уезде (39 десятин), луговая земля
с прудом в сельце Владычном
(5 десятин). Доходы возросли, что дало
возможность провести ряд ремонтов
в монастырских зданиях19.
В 1809-1810 годах были сооружены
контрфорсы: один у собора, пять
у Благовещенской церкви и четыре
с улицы — у надвратной церкви
праведных Захарии и Елисаветы.
В 1807 году свод паперти собора
перебрали, выложили в ней лещадный20 пол
и устроили новое крыльцо со ступенями
из брускового камня, в 1809‑м выстлали
лещадью пол и внутри собора, оштукатурили
стены, в 1811‑м поновили иконы.
В 1803 году починили паперть и кровлю
Троицкой церкви, в 1808‑м в ней
также устроили лещадный пол и расширили
оконные проемы. В 1809 году сменили
железную обшивку алтарной кровли
Спасской церкви. Кресты на всех церквах
и колокольне позолотили, главы
окрасили желтой охрой, кровлю —
медянкой, стены — красной мумией21.
Вскоре (1810-1811) сделали новую ограду со
стороны переулков.

Монастырская
земля у Покровских ворот в количестве
60,5 квадратных саженей
в 1801 году была отдана под постройку гостиницы
московским купцам Петру и Семену
Аверкиевым; часовню, находившуюся здесь,
упразднили еще в конце 1760‑х22.

*
* *

В
1812 году Златоустинский монастырь не
пострадал от пожаров: в нем разместились
на постой неприятельские солдаты.
Большую часть монастырских ценностей
архимандрит Лаврентий успел вывезти
до прихода французов. В целом, судя
по описи 1813 года, урон оказался
невелик23, поэтому при распределении
Святейшим Синодом средств на восстановление
московских обителей Златоустинский
монастырь обошли. Его храмы после
незначительного ремонта были вновь
освящены в 1812, 1814, 1815 годах24.

В
1821 году в результате обильных
дождей в монастыре затопило все
подвалы. Чтобы подобное бедствие больше
не повторилось, через три года на
монастырской территории устроили
дренажную систему из водосточных труб,
проложенных через обывательские дворы
до водоприемника во владении графини
В. П. Разумовской
(Маросейка, 2)25.

В
1834 году в Троицкой церкви установили
новый иконостас по рисунку архитектора
О. И. Бове.
В 1835‑м соорудили новую ограду от
западных ворот до Лазаревского
института26. В 1862‑м братские
кельи надстроили вторым каменным этажом.
Вдоль Малого Златоустинского переулка
возвели двухэтажный жилой дом с проездной
аркой, включивший в свой объем
небольшой одноэтажный жилой корпус
середины XIX века и угловую жилую
постройку с кельями для служителей
монастыря, которая известна по плану
1786 года. Это единственное сохранившееся
здание обители (Малый Златоустинский
переулок, 5)27. Согласно «Оценочным
ведомостям», в 1914-1917 годах дом
сдавался внаем под квартиры. Вероятно,
к началу ХХ столетия
проездную арку заложили и устроили
вход со стороны переулка28.

Автор
цитируемого «Исторического описания…»
архимандрит Григорий, вступая в управление
монастырем (май 1867 года), получил
наставление «руководствовать с духовной
стороны братию, устроять обитель
и с внешней стороны». При нем был
исправлен подвальный этаж собора
с починкой фундаментов, стен и сводов,
возобновлена с новым приделом во имя
святителя Иннокентия Иркутского
и освящена (1869) Троицкая церковь29.

В
1871-1872 годах вдоль Большого
Златоустинского строятся в отдельной
ограде два двухэтажных каменных здания
со службами, предназначенные для сдачи
внаем30.

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию