Поиск

Память друзей и потомков

Память друзей и потомков

Память друзей и потомков


Оценивая
значение творчества Андрея Петровича
Рябушкина, критик С. К. Маковский
писал, что тот «не обладал ни стихийной
мощью Сурикова, ни задушевной нежностью
Левитана, ни мистическим пафосом Врубеля,
ни властностью репинского реализма.
И все же его неровное, но большое
дарование дает ему право на почетное
место в семье современных русских
мастеров»1.

Рябушкин
окончил Московское художественное
училище, затем Академию художеств
в Петербурге. Путешествовал по России,
много рисовал и писал. Оставил обширное
творческое наследие — около
2000 картин, акварелей, рисунков, этюдов,
иллюстраций. Самым известным стал
большой цикл его исторических полотен,
среди которых «Сидение о делах царя
Михаила Федоровича с боярами в его
государевой комнате» (1892-1893), «Московская
улица XVII века в праздничный день»
(1895), «Семья купца в XVII веке» (1896),
«Русские женщины XVII столетия в церкви»
(1899), «Свадебный поезд в Москве»
(1901), «Пожалован шубой с царского
плеча» (1902), «Московская девушка XVII века»
(1903). Картину «Свадебный поезд в Москве»
М. В. Нестеров
оценил как «одну из прекраснейших вещей
в русском искусстве».

А. П. Рябушкина
вполне можно назвать успешным
и востребованным художником: большие
заказы на росписи храмов, плодотворное
сотрудничество с издательствами
и журналами, широкое признание
в качестве исторического живописца…
Однако его внешность, образ жизни
совершенно не соответствовали
представлению о «модной» персоне2.
К нему «влекла всех непосредственность
натуры, скромность, серьезность или
весь внешний и внутренний облик,
обладавший какой‑то гармонической
мягкостью, спокойствием. <…> Встречаются
иногда удивительно счастливые личности,
всюду возбуждающие к себе самое
искреннее чувство симпатии, — к таким
именно счастливцам принадлежал
и А. П. Редко
от кого приходилось слышать о нем
слово неодобрения. Его небольшая, но
чрезвычайно пропорциональная фигура,
бледное лицо, обрамленное русой бородой,
светлые белокурые волосы, всегда немного
взлохмаченные, тонкая изящная линия
носа и рта, кроткое выражение глаз,
тихий грудной голос и некоторая
застенчивость подкупали всех и каждого»3.

Рябушкин
никогда не стремился к славе —
просто много и с удовольствием
трудился, воплощая на полотне или бумаге
образы и сцены из русской истории,
создавая портреты друзей, расписывая
храмы. Если имел возможность участвовать
в художественных выставках, искренне
радовался, если получал отказ — столь
же искренне огорчался. Но при
этом относился к своим творениям
достаточно небрежно. Так, например, он
собирался «разрезать на куски» выпускную
академическую работу «Плач о Христе» —
«Голгофа»4. Подобный способ
уменьшения и переделки больших картин
стал со временем для Рябушкина привычным.
Показавшиеся почему‑то неудачными
эскизы Андрей Петрович без колебаний
сжигал5, хотя среди них было
«чрезвычайно много даровитых вещей»6.

Прожил
А. П. Рябушкин
всего 42 года, скончавшись в Дидвиново
(Новгородская губерния) — усадьбе
своего друга, тоже художника В. В. Беляева7.
Был похоронен в соседнем селе Добром
«возле той церкви8, для которой
он писал когда‑то пожертвованные
иконы»9.

Получив
печальное известие, друзья Рябушкина
решили провести большую выставку его
работ. Реализация этой идеи оказалась
сопряженной со многими трудностями,
о чем свидетельствует цитируемый
ниже документ из фонда Училища живописи,
ваяния и зодчества в Российском
государственном архиве литературы
и искусства10.

В
мае 1904 года Союз русских художников
согласился предоставить организаторам
мероприятия отдел «при своей очередной
выставке», но лишь для «избранных
произведений» покойного. Однако
«петербургские товарищи» сочли
необходимым «устроить особую выставку
из всего, что только удалось бы собрать»11.
Переговоры с Императорской Академией
художеств о предоставлении залов
и с владельцами работ А. П. Рябушкина
затянулись надолго. Только к осени
1912 года удалось получить согласие
большей части владельцев и академические
залы.

На проходившей в течение месяца
(с 20 сентября по 20 октября 1912 года)
выставке посетители смогли увидеть
257 произведений А. П. Рябушкина.
«Отсутствовало около тридцати картин
и акварелей и свыше пятидесяти
рисунков, более или менее известных»12.
Этот пробел постарались восполнить
фотографиями и репродукциями.
К моменту открытия выставки вышла
книга А. К. Воскресенского
«Рябушкин» (см. примечания). Был издан
каталог. Узнав об учреждении Фонда для
увековечения памяти Андрея Петровича
Рябушкина, некоторые владельцы
пожертвовали часть принадлежавших им
работ художника для продажи «в пользу
означенного фонда»13. Поступили
в Фонд и денежные вклады14.
В итоге набралась солидная сумма —
более 7000 рублей. Ее решили
распределить следующим образом:

«5000 рублей
внести в Императорскую Академию
художеств с тем, чтобы проценты
с этого капитала выдавались в виде
стипендии недостаточным вольнослушателям
или ученикам ежемесячно на живописном
отделе. Стипендии этой присвоить
наименование: «Стипендия имени художника
Андрея Петровича Рябушкина для
вольнослушателей или учеников Высшего
художественного училища при Императорской
Академии художеств».

1500 рублей
внести в Училище живописи, ваяния
и зодчества в Москве с тем, чтобы
проценты с этого капитала выдавались
в виде поощрительной премии за эскиз
на живописном отделе два раза в год,
и премия именовалась бы: «Поощрительная
премия имени художника Андрея Петровича
Рябушкина в Училище живописи, ваяния
и зодчества в Москве».

783 рубля
отчислить на сооружение памятника на
могиле покойного на кладбище при церкви
святителя Николая чудотворца в селе
Добром Новгородской губернии близ
станции Любань (в настоящее время
Тоснинский район Ленинградской области. —
Г.А.15.

Был
ли установлен памятник — неизвестно.
Вскоре началась Первая мировая война,
далее последовали революция, Гражданская
война, закрытие храмов и монастырей.
В 1930‑х годах закрыли церковь, рядом
с которой нашел свое последнее
пристанище А. П. Рябушкин.

В
1942 году эти места стали ареной жестоких
боев с немцами, сжавшими в тисках
блокады Ленинград. Десятки сел и деревень
оказались стертыми с лица земли.
Отступая из сожженного Доброго, немцы
взорвали Никольскую церковь. Кладбище,
где находилась могила А. П. Рябушкина,
скрылось под грудами битого кирпича.

В
1957 году прах художника перезахоронили
на городском кладбище Любани. Установили
мраморный обелиск, на котором над
надписью высекли палитру и кисть.

В
течение нескольких десятилетий за
могилой ухаживали почитатели таланта
Рябушкина: художники, учителя и школьники
из Санкт­Петербурга, сотрудники
музеев. Памятник со временем сильно
обветшал. Еще немного — и на могиле
остались бы лишь куски мрамора. К счастью,
сотрудники небольшого индивидуального
предприятия «Ритуальные услуги»,
действующего при Любанском городском
кладбище, оказались людьми неравнодушными:
за свой счет они отреставрировали
монумент, перенеся на него портрет
А. П. Рябушкина
работы В. В. Матэ.
Был сделан небольшой мраморный цветник,
изготовлена и установлена ограда.
Теперь от кладбищенской дороги к могиле
художника ведет аккуратная бетонная
дорожка.

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию