Поиск

«Опыты бережения и разведения лесов»

«Опыты бережения и разведения лесов»

Иллюстрация: М. К. Клодт. Дубовая роща. Холст, масло. 1863 год


А. Т. Болотов. Вид моста и озерка Латонина из окон развалины жилища Эхи в Богородицком парке. Акварель. 1780-е годы

О лесоведении и лесоводстве в России XVIII века.

В петровскую эпоху началось бурное развитие российской промышленности. Одним из его последствий стал образовавшийся дефицит древесины. Осознание проблемы породило систему охраны лесов, появление соответствующих институтов и нормативной базы. С течением времени возникла необходимость поставить лесопользование на научную основу. Из‑за границы приезжают в Россию специалисты по лесному хозяйству. Большую роль в становлении отечественного лесоведения сыграло учрежденное в 1765 году Вольное экономическое общес­тво, в уставе которого одной из главных задач провозглашалось следующее: «Делать верные опыты, касающиеся до <…> бережения и разведения лесов и всяких растений». Помимо практической, Общество осуществляло обширную просветительскую деятельность посредством организации лекций, публикации отдельных изданий и статей в «Трудах», а позже — в «Лесном журнале».
Важное значение имел появившийся практически одновременно с Обществом «Музеум». Здесь, наряду с прочим, была представлена лесоведческая тематика. Так, в 1790 году граф Ф. Е. Ангальт передал «Музеуму» собранную им коллекцию русских деревьев, сформированную по принципу «раскрашенные фигуры и образцы настоящих дерев», а в 1795‑м А. А. Нар­тов подарил собрание образцов деревь­ев, кустарников и гербарий с каталогом в двух томах.

Особым направлением работы Общес­тва стала рассылка анкет по провинциям Российской империи с целью изучения хо­зяй­ственно‑экономической жизни на мес­тах. Ответы публиковались в «Трудах». Составители анкет интересовались, в частности, и вопросами использования лесов. Из ответов мы узнаем, например, что в Калужской губернии дубовые леса росли большей частью в казенных засеках, а желуди никогда не использовались на корм свиньям «в рассуждении малого урожая»; в Кашинском уезде «дубу совсем нет», и вообще «леса здесь, а особливо большие березы, вывелись»; во Владимирском уезде дубовых лесов мало, посему «желудками (желудями. — Е. Л.) не везде свиней кормят»; в Оренбургском крае деревья растут только по берегам рек, Башкирия же и Ставропольский уезд богаты «черным лесом», дубом, липой, осиной, ильмом, вязом и другими породами, причем леса для расчистки земель под пашни здесь не выжигают ввиду отсутствия такой необходимости, когда и без того «остается их (земель. — Е. Л.) великое множество впусте».
Как видим, ответы, в которых говорилось бы о наличии в регионах корабельных лесов, редки. Создается впечатление обез­лесения России. Между тем, по данным М. А. Цветкова, изучившего большой массив картографических материалов и описаний для воссоздания картины изменения лесистости нашей страны на протяжении XVIII–XIX веков, леса той же Оренбургской губернии в период Генерального межевания (вторая половина XVIII столетия) занимали 42,3 процента всей площади, и были они преимущественно дубовыми, вязовыми, ильмовыми, кленовыми, липовыми, осиновыми, то есть заповедными, какими особо интересовались и правительство, и Вольное экономическое общество10. Столь ощутимые расхождения объясняются отчасти отсутствием в то время системы изучения ситуации на местах, отчасти желанием помещиков убедить власти в скудости лесов на своих землях, дабы не привлекать к ним внимания столичных чиновников.

Рассматривая работы по лесоводству, изданные Обществом, нетрудно заметить, что русские естествоиспытатели не следовали слепо за европейскими авторитетами, но стремились творчески переработать еще недавно импортированные идеи. Так, А. Т. Болотов писал: «Примеры других государств показали мне первый след к достижению моего намерения. Я присовокупил к тому собственные свои примечания и, удостоверяясь во всем, сколько мне успеть было можно делаемыми опытами, находил между тем многие и другие обстоятельства и вещи, которые <…> скорейшему отвращению или по крайней мере уменьшению недостатка в лесе и дровах поспешествовать могут»