Поиск
  • 21.06.2017
  • Альбом
  • Автор Ольга Николаевна Филиппова

Высокое любительство

Высокое любительство

Иллюстрация: Пейзаж Кавказа. Бумага, акварель. Без даты


Москва. Университет. Фотография 1910-х годов

О живописных и графических работах видного русского историка академика Евгения Алекссевича Косминского (1886-1959).

Термин «любительство» используется для обозначения досугового художественного  творчества людей, профессионально с искусством не связанных. Этот социокультурный феномен возник в эпоху Просвещения, когда в воспитании молодежи из дворян, а позднее и просто из состоятельных семейств важная роль стала отводиться литературе, театру, музыке, живописи. Что касается последней, владение кистью, карандашом или пером сделалось обязательным для каждого образованного человека. В учебных заведениях вводилась «грамматика» рисунка. Созданное в 1820 году в Санкт-Петербурге Императорское Об­щес­тво поощрения художеств устраивало выставки начинающих художников и самоучек. В рамках Общества была организована Рисовальная школа для вольноприходящих (1839)1. Значительную роль в развитии любительства в России сыграло появление художественных кружков. Во второй половине XIX века любительские занятия живописью становятся популярны в среде русской интеллигенции — учителей, врачей, ученых. Эта тенденция в значительной мере сохраняется и поныне.
Среди представителей российского научного сообщества XX века, отдавших дань «высокому любительству» в сфере изобразительного искусства, заметное место занимает историк‑медиевист, специалист по истории Англии, академик АН СССР (1946), лауреат Государственной премии СССР (1942) Евгений Алексеевич Косминский. Он родился в Варшаве. Его отец, Алексей Петрович Косминский, был учителем, позже — директором гимназии, мать, Аврелия Эмильевна, вела домашнее хозяйство. Пос­ле окончания с золотой медалью 1‑й Варшавской гимназии (1904) Евгений поступил на историко‑филологический факультет Варшавского университета, но в сентяб­ре 1905 года перевелся на тот же факультет Московского университета. Занимался в семинарах профессоров М. К. Любавского, А. И. Савина, Д. М. Петрушевского, Р. Ю. Виппера. За время учебы написал три научные статьи, отмеченные факультетскими премиями: «Рост частной власти в франкском государстве», «Огораживания эпохи Тюдоров», «Хозяйственный и социальный строй английского феодального поместья»2. В 1909 году три месяца стажировался в Гейдельберге, а в 1910‑м после окончания курса опять же с золотой ме­далью был оставлен при Московском университете для подготовки к профессорскому званию. Одновременно в 1912–1915 годах преподавал — сначала в средней школе, а затем на Варшавских высших женских курсах, где читал лекции по истории Средних веков. В 1915 году Е. А. Косминский сдал магистерские экзамены и получил должность приват‑доцента в Московском университете. Дальнейшая научная и педагогическая деятельность ученого была тесно связана с МГУ, в котором с 1919 по 1952 год Евгений Алексеевич читал ряд курсов по истории Средних веков, источниковедению, палеографии и дипломатике, вел семинары. В разное время, помимо МГУ, Косминский работал в других научных учреждениях, преподавал во многих престижных вузах. К нему пришло международное признание — в 1957 году он был избран членом Британской исторической ассоциации, почетным доктором Оксфордского университета.

Для нашей темы интересны воспоминания историка В. М. Лавровского о его поездке вместе с Е. А. Косминским в Лондон зимой 1925–1926 годов: «Оказавшись в Лондоне, со всем возможным для нас увлечением и энтузиазмом мы окунулись в архивные материалы. <…> А по воскресеньям, когда архив был закрыт, мы посещали National Gallery. Е. А. Косминский показывал мне любимых своих художников: Блэйка и Хоггарта»3. Как видим, Евгений Алексеевич, несмотря на крайнюю занятость научными поисками, не забывал о своей второй страс­ти — искусстве.
…В 1930–1940‑х годах в московском Доме ученых, Институте истории АН СССР и в академическом санатории «Узкое» устраивались выставки живописных и графичес­ких работ Е. А. Косминского: остроумные шаржи, неожиданные бытовые зарисовки, выразительные портреты… Тогда, уже будучи известным ученым, Евгений Алексе­евич посещал художественную студию Дома, руководитель которой отмечал завидное прилежание и талант этого студийца. Творчество Косминского было чрезвычайно разнообразно по стилистическим характеристикам и жанрам — реализм и авангард, пейзаж и портрет, шаржи на коллег‑академиков, иллюстрации к литературным произведениям… Все это выполнено на хорошем профессиональном уровне. Особенно замечательны акварели Е. А. Косминского, невольно ассоциирующиеся с акварелями Максимили­ана Волошина.
Большинство работ Е. А. Косминского удивительным образом взаимодействуют и гармонируют друг с другом. Например, автопортрет вполне созвучен дружескому шаржу на Д. Д. Шостаковича. Своего рода исторические карикатуры «Epistolae obscurorum virorum» и «Жрецы науки» перекликаются с иллюстрациями к роману А. Франса «Остров пингвинов» — одному из любимейших литературных произведений Евгения Алексеевича. Он также создал иллюстрации к немецкой сатире XVI века «Письма темных людей», проявив себя оригинальным художником с особым вкусом к сатирическому гротеску. В том же духе выдержан цикл «Из жизни академиков» и другие жанровые сценки.
Кстати, Е. А. Косминский намеревался даже собственноручно проиллюстрировать новую редакцию своего учебника, но этому замыслу не суждено было осуществиться.
Из оставленного Е. А. Косминским богатейшего графического наследия, значительная часть которого погибла во время пожара на даче в ночь с 8 на 9 января 1982 года4, сегодня, к сожалению, сохранилось немногое — 59 рисунков в личном фонде академика в Архиве РАН и около 30 — у родственников, учеников, знакомых. О ряде работ до нас дошли только косвенные упоминания, не оставляющие больших надежд на возможность с этими работами когда‑нибудь ознакомиться.
Стоит отметить, что свои рисунки Косминский часто никак не называл и не датировал. Сотрудники Архива РАН, ориентируясь по косвенным данным, постарались, насколько возможно, восполнить этот пробел.
В феврале–марте 2008 года в Архиве РАН прошла художественно‑­докумен­таль­ная выставка «Музы в храме науки», где наряду с произведениями выдающихся ученых — С. В. Бахрушина, П. Л. Драверта, А. Н. Северцова и других (живопись, скульптура, литература, музыка, архитектура, фотоискусство) широкой пуб­лике впервые показали и работы Е. А. Косминского5

Серия «Портреты». Акварель, цветной карандаш. Без даты