Поиск
  • 21.06.2017
  • Почта
  • Автор Алексей Юрьевич Вовк

«На могиле есть крест и надпись…»

«На могиле  есть крест и надпись…»

Фото: Алеша Каширин (крайний справа) с братьями Иваном (стоит), Николаем и сестрой Павлой. Смоленск. Начало ХХ века


Дом В.И. Металлова в городе Белёве Тульской губернии. Рисунок из семейного альбома

О судьбе прадеда автора — А.А. Каширина (1894-1919).

В моей семье старинных фотографий предостаточно (некоторые из них предлагаются вниманию читателей «Московского журнала»), сохранились и кое‑­какие вещи. Как‑то на даче мы с братьями влезли в чулан и обнаружили старую‑старую кровать, похожую на современную раскладушку. «Что это и чье это?» — пристали мы к взрослым. Оказалось, кровать принадлежала нашему прадеду — Алексею Алексеевичу Каширину.
О нем мне было известно немного: жил в Козельске, среднее образование получил в Туле, за высшим поехал в Москву, в университет. Однако о конце его земного пути говорилось мало — мама и бабушка иногда только вскользь упоминали, что в 1919 году он погиб на Перекопе, сражаясь в рядах Белой армии. Но однажды все разъяснилось.
Часто по вечерам мы рассматривали старые фотографии и документы. В один из таких вечеров я без спросу начал копаться в портфеле моей прабабушки, в котором хранились конспекты к урокам (она была учительницей), и в старом пыльном блокноте обнаружил два письма от некой ее коллеги из Крыма, никогда ранее нам на глаза не попадавшихся. В письмах речь шла о последних месяцах жизни Алексея Алексеевича…
Итак, прадед родился в Смоленской губернии, где его отец работал приказчиком в лесозаготовительной компании. После ранней смерти главы семейства осталось трое сыновей и дочь. Несмотря на сиротство, все они смогли получить образование. Мать Алексея — женщина малограмотная, но обладавшая решительным и твердым характером, — перевезла детей к родственникам в Козельск, где открыла скобяную лавку. Алексей поступил в Императорский Московский университет на математический факультет, однако вынужден был прервать обучение, когда женился на моей прабабушке — Анне Владимировне Металловой: пришлось работать, чтобы содержать семью. Молодая чета поселилась на окраине Москвы, на Зацепе.

Несколько слов о Металловых, живших в Белёве. Анна Владимировна была дочерью земского врача и внучкой польского политического заключенного, сосланного в Сибирь за участие в восстании 1863 года. Окончив Тульскую гимназию и Бестужевские курсы, она преподавала русский язык. Металловы, как и Каширины, относились к числу подлинно интеллигентных семей: скромные, энергичные, работящие, талантливые, увлекающиеся театром, живописью, музыкой, беззаветно любящие Родину.
С началом Первой мировой Алексей Каширин, подобно многим молодым людям того времени, стал добровольцем: поступил в Александровское военное училище и после ускоренного выпуска отбыл на германский фронт. Дома остались жена и маленькая дочь Калерия — моя бабушка. К декабрю 1917 года капитан Каширин, демобилизовавшись, вернулся в Москву, но здесь находился недолго: разруха, голод, дефицит товаров вынудили семью уехать в Белоруссию, где Алексей Алексеевич устроился управляющим имением. После оккупации немцами Белоруссии его как бывшего офицера в качес­тве военнопленного отправили в Польшу рабочим на пивоваренный завод.
Осенью 1918 года прадед бежал из плена. Миновать немецкие посты удалось, но пробраться в Белёв, куда Анна Владимировна уехала с дочерью, было невозможно — в стране бушевала Гражданская война. В конце концов Каширин оказался в Крыму.
Дальнейшее узнаем из писем крымской учительницы. Прадед вступил в Белую армию — Вооруженные силы Юга России под командованием генерала А. И. Деникина. Во время тяжелых боев на Перекопе весной 1919 года Алексей Алексеевич был ранен и эвакуирован в Керчь, где умер от заражения крови. Очевидцы сообщали, что похоронен он в Тамани, «на могиле есть крест и надпись».
…В 1988–1989 годах наша семья отдыхала под Таманью, но тогда мы не знали всех обстоятельств гибели прадеда — иначе, конечно, поискали бы на старом кладбище его могилу. Однако недавно мне представился еще один шанс: мои друзья‑археологи ведут сейчас раскопки на Таманском полуострове, и, таким образом, у меня появилась возможность побывать в Тамани. Дай Бог, чтобы могила Алексея Алексеевича оставалась еще цела…

Алексей Юрьевич Вовк.
Москва