Поиск

«Сердце русское, твердость английская, а аккуратность немецкая…»

«Сердце русское, твердость английская, а аккуратность немецкая…»

Иллюстрация: Л.Ф. Лежен. Битва под Аустерлицем. 1808 год


Капитуляция Парижа 19 (31) марта 1814 года. Раскрашенная гравюра (фрагмент). Начало XIX века

О видном военном и государственном деятеле России графе Арсении Андреевиче Закревском (1783-1865).

Что знает сегодня широкая публика об А. А. Закревском? Попробуем поспрашивать. Иной скажет: уж не тот ли это ге­не­рал‑­губернатор Москвы, что когда‑то заставил булочника Филиппова съесть таракана, найденного в сдобе (см. недавнюю — в № 7 за 2013 год — публикацию в «Московском журнале». — Ред.), после чего Филиппов и придумал печь булки с изюмом? Другой: а не тот ли это Закревский, жену которого — московскую красавицу Грушеньку Закревскую — воспели в стихах Пушкин, Баратынский, Вяземский?..
Но неужели больше нечего вспомнить о нем — герое славных сражений, кавалере высших российских орденов, генерал‑­губернаторе Великого княжества Финляндского, министре внутренних дел, наконец, генерал‑губернаторе Москвы (1848–1859), при котором в Первопрестольной открылся первый железнодорожный вокзал и был заново отстроен после пожара Большой театр? Конечно, есть. Тем более, что имеется подходящий повод для воспоминаний — двухсоттридцатилетие со дня рождения Арсения Андреевича.
Появился на свет он в родовом селе Берниково Зубцовского уезда Тверской губернии. Происхождения был не очень знатного. Недаром его друг Денис Давыдов писал:
«Ты не из того класса, который в колыбели валяется на розовых листах и в зрелые годы не сходит с атласного дивана, а из наших братьев, перешедших на диван (и то кожаный, и по милости Царя и верной службы) с пука соломы»1.
В 1795 году двенадцатилетнего Арсения отправили учиться в Шкловский кадетский корпус, из которого в ноябре 1802‑го он был выпущен прапорщиком в Архангелогородский мушкетерский полк. Полком командовал генерал‑майор Николай Михайлович Каменский 2‑й, снискавший боевую славу в период Итальянского похода Суворова (1799). Закревский, начав службу батальонным адъютантом, Каменскому понравился. Они сдружились, чему способствовала и небольшая разница в возрасте — семь лет. Генерал называл прапорщика «мой Закрев». А в ноябре 1805 года в сражении под Аустерлицем «Закрев» спас ему жизнь: пушечное ядро разорвалось рядом с Каменским, убив его лошадь, и тогда батальонный адъютант Закревский отдал командиру своего коня, рискуя самому быть убитым. За проявленную храбрость он удостоился ордена Святой Анны 3‑й степени. В 1806 году Закревского произвели в полковые адъютанты.

Следующим крупным сражением, в котором участвовал Закревский, явилась битва с французами под Прейсиш-Эйлау в январе 1807 года, окончившаяся победой Русской армии. Памятную медаль в ознаменование одержанной виктории получил и Арсений Анд­реевич, ставший в апреле того же года бригадным адъютантом. Затем были Данциг, Гейльсберг, Кенигсберг. Здесь Архангелогородский полк закончил кампанию: Александр I и Наполеон подписали Тиль-зитский мир.
В 1808 году А. А. Закревский вслед за Н. М. Каменским, к тому времени генерал‑­лейтенантом, отправился на русско‑­швед­скую войну, основные боевые действия которой разворачивались на территории Финляндии, бывшей тогда частью шведского королевства. Участвовал в осаде Свеаборга, в сражениях под Алаво и Куортане. Отличившись в битве при Оровайсе, в декабре 1808 года был назначен начальником канцелярии главнокомандующего Русской армией в Финляндии и удостоился ордена Святого Владимира 4‑й степени с бантом, а за участие в сражениях в Вестерботнии, при Зеераре и у гавани Ратан — золотой шпаги. В 1809 году война закончилась победой, и Финляндия вошла в состав Российской империи. Мог ли тогда наш герой предполагать, что менее чем через пятнадцать лет он станет генерал‑губернатором Великого княжества Финляндского?
В марте 1810 года уже генерал от инфантерии Н. М. Каменский назначается главнокомандующим Молдавской армией, действовавшей на театре русско‑турецкой войны. Арсений Андреевич — начальник походной канцелярии. Несмотря на штабную должность, он не отсиживался вдали от передовой: при штурме Рущука был контужен, за отличие в сражении при Шумле произведен в капитаны, а за храбрость, проявленную в битве при Батине, получил орден Святого Георгия 4-го класса. В приказе говорилось, что Закревский «в течение кампании против турок прошедшего 1810 года, где главнокомандовавшим генералом графом Каменским, у коего находился, был употреблен, яко исправный офицер, и все делаемые поручения исполнял всегда с благоразумием и усердием, особенно ж 26 августа, при разбитии неприятельских войск при сел. Батине, во время штурма послан был в самые опасные места, и хотя получил две контузии, но не переставал отправлять своей должности»2.
Резкая перемена в судьбе Закревского произошла в мае 1811 года в связи с внезапной смертью Каменского. Обстоятельства кончины генерала весьма туманны. Еще 29 апреля 1811 года Закревский писал: «Графу худо и весьма худо, и, по утверждению медиков, совершенно нет надежды к выздоровлению»3. Впоследствии Закревский не раз утверждал, что Каменского отравили.
Перед смертью Николай Михайлович вручил Закревскому секретные бумаги с просьбой передать их лично в руки государю. Среди бумаг было и духовное завещание, в котором Каменский просил императора за своих ближайших помощников. Александр I внял этой просьбе, направив Закревского опять же адъютантом, но уже к военному министру М. Б. Барклаю де Толли. 30 января 1812 года А. А. Закревский получает чин подполковника, 13 февраля — полковника лейб‑гвардии Преображенского полка, 21 марта — должность директора Особенной канцелярии военного министра, отвечавшей за военную разведку и контрразведку. «Могу сказать, что милости Государя велики и весьма велики, мне теперь остается оные заслуживать», — писал он К. Я. Булгакову4.
После назначения Барклая де Толли главнокомандующим 1‑й Западной армией Закревский выехал вместе с ним в Вильно. Ему предстояло пройти весь боевой путь этой армии, отступать вместе с ней и принять участие в Бородинском сражении.
Как адъютанту главнокомандующего Закревскому полагалось находиться при нем неотлучно — и в штабе, и на поле брани; а поскольку Барклай, по словам М. И. Кутузова, проявил в Бородинской битве храбрость, «превосходившую всякие похвалы», его адъютантам «скучать» тоже не приходилось.
Двое из них были убиты, Закревского же Бог миловал. За храбрость и мужество, проявленные при Бородине, он удостоился ордена Святого Владимира 3‑й степени.

В декабре 1812 года А. А. Закревский назначается флигель‑адъютантом при императоре. Во время заграничного похода российской армии он — на переднем крае: Люцен, Бауцен, Дрезден, Лейпциг, Бриенн‑ле-Шато, Фер-Шампенуазе, Париж… 15 сентября 1813 года за отличие в битве под Кульмом его произвели в генерал‑майоры, а 8 октяб­ря за участие в сражении под Лейпцигом — в генерал‑адъютанты Его императорского величества. Взятие Парижа ознаменовалось для Арсения Андреевича получением ордена Святой Анны 1‑й степени.
Вернувшись с победой в Россию, император не отпустил Закревского от своей особы, сделав его членом Комитета для вспомоществования изувеченным и раненым, учрежденного 18 августа 1814 года. В состав Комитета первоначально вошли пять генерал‑адъютантов, в том числе и Закревский. Он отнесся к выполнению своих новых обязанностей ревностно. В письме его в Москву к А. Я. Булгакову читаем: «Постарайся, дабы и впредь присылаемые такие объявления Комитета были печатавшимися в «Московских ведомостях» без всякой платы. Чем много одолжишь калек, понесших труды в прошедшую незабвенную кампанию»5.
В декабре 1815 года царь назначил А. А. Закревского дежурным генералом Главного штаба, доверив руководство инспекторским и аудиторским департаментами, а также военной типографией. Совершив обход вверенных ему подразделений и увидев, в какой нищете трудятся чиновники, Закревский сделал вывод, что причина такой распространенной в России болезни, как коррупция, кроется в маленьком жаловании государственных служащих. Он оценивал ситуацию внутри государственного аппарата на редкость здраво и открыто высказывал свое мнение — например, в письме М. С. Воронцову (1817): «Не удивляйтесь, что министры наши пользе государственной мешали; когда же они сего и не делали? <…> У нас все смирно, дела по всем министерствам идут так, как вы слышите. Воровство не уменьшается»6.
Арсений Андреевич буквально горел на работе. Гостивший в его петербургском доме в августе 1818 года А. Я. Булгаков писал брату: «Я нахожу в нем совершенно братское обхождение: предложил себя во всем, уговаривал не нанимать экипажа, что у него есть и карета, и дрожки, и все, что надобно, и проч. Ну самый добрый малый, каким мы его знаем. Не очень здоров, жалуется головою; но, признаться, и дела столько, что не знаю, как поспевает»7.
Железной рукой наводя порядок в военном ведомстве, Закревский «наделал здесь передрягу: перебрав всех живущих здесь офицеров без службы, велел их высылать. <…> Также дал приказ о тех офицерах, кои одеваются не по форме»…

М.А. Зичи. Спектакль в московском Большом театре по случаю священного коронования императора Александра II. Акварель. 1856 год

 
sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis