Поиск

«Здесь счастье в природе…»

«Здесь счастье в природе…»

«Здесь счастье в природе…»


За последние годы наш поселок, по общему мнению, неузнаваемо изменился и похорошел. Однако местные краеведы и жители часто задаются вопросом: а как же выглядели Пруды сто и более лет тому назад? Вопрос этот постоянно преследовал и меня.
И вот в октябре 2007 года на одном из сайтов интернет-магазина на аукцион из частной коллекции была выставлена картина художника К. Я. Крыжицкого (1858–1911) «Весенние дали. (Серебряные Пруды Тульской губернии)». Я о ней слышал (она воспроизводилась и упоминалась в печати, в том числе и дореволюционной), но увидел впервые. Картина — на картоне размером 42,3 х 28 сантиметра. При стартовой цене в 50000 «условных единиц» выкупить ее нечего было и думать. К тому же вскоре по неизвестной причине владелец снял картину с аукциона.

К. Я. Крыжицкий. Весенние дали (Серебряные Пруды Тульской губернии). Холст, масло. 1891 годА буквально через несколько дней мне в руки попала книга А. И. Алексеевой и М. Д. Ковалевой «Шереметевы в судьбе России» (М., 2001), где в числе прочего содержатся дневниковые записи старшей дочери графа С. Д. Шереметева Анны Сергеевны Сабуровой о пребывании К. Я. Крыжицкого в Серебряных Прудах!
Итак, весной 1891 года графа Сергея Дмитриевича в его Прудской вотчине навестил академик живописи Константин Яковлевич Крыжицкий. Работал он преимущественно в жанре пейзажа. Выполнил ряд этюдов и в Серебряных Прудах. Анна Сергеевна пишет:
«23 мая вечером, после ужина, было рисование углем. Крыжицкий нарисовал картину или «этюд» (как это называют) в 25 мин. Удивительно красиво и скоро. <…> Интересно следить за его работой; так скоро и хорошо и мягко! <…> Мы все время сидели с ним и смотрели, так как он сказал, что ему никто не мешает.
<…> После ужина мы <…> отправились наверх и там музыканили. <…> Пришел и Константин Яковлевич Крыжицкий; все время слушал и молчал. Я тогда увидела, что он любит музыку. Полумрак, тишина, звуки — все это действовало располагающим образом».
Я искал заметки по этому поводу среди автографов графа С. Д. Шереметева в архивах (ЦГАДА и других), но упоминаний о художнике не обнаружил. Зато обнаружил (в записках от 9 и 10 мая 1891 года) другое — отчасти то самое, что во многом способно ответить на вопрос: какими были Серебряные Пруды в позапрошлом столетии. Свидетельство не столько «фактологическое», сколько эмоциональное — но и оно дорогого стоит!

«Здесь, в Серебряных Прудах, [я] испытываю небывалое чувство — душа расширяется, и я готов любить всех и каждого. <…> Здесь не должно быть места печальным мыслям. Здесь счастье в природе и с нею. <…> Какая благодать! Пахнет землей и черемухой. Снега белее эти весенние гроздья. Воздух растворен ими. И как хорош и разнообразен этот лес. Клены, липа и ясень чередуются с дубом, но тут же в цвету дикие яблони, словно опушенные снегом. Причудливые дорожки расходятся лабиринтом. Прозрачные туманы нависли над водою, вы чувствуете влагу. Дубы-великаны тянутся вдоль оврага. Ветви их отражаются в воде. Узенькая дорожка приводит вас к поляне, на которой растут молодые яблони. За ними небольшая роща. Фруктовый сад спускается к оврагу и к прудам. Впереди поля и виднеется село. Огоньки мелькают вдали. Раздается мерный звон часового колокола…»
Но вернемся к картине К. Я. Крыжицкого. Она переносит нас в 1891 год. Серебряные Пруды изображены на ней со стороны Прудского леса. В то время граф Шереметев на опушке леса уже начал строить усадьбу, разбивать парк и сад. Посадочный материал доставлялся из Прибалтики, Сибири, Кусково и других мест. На картине мы видим молодые цветущие фруктовые деревья, посаженные вдоль дорожек. Ниже протекает тогда еще полноводная речушка Осот: она пока не перегорожена плотинами; не выкопан и каскад графских прудов — это произойдет только через несколько лет. Воспроизведен облик села: дома и амбары, крытые соломой, пасущийся на лугах скот, много зелени, сквозь которую вдалеке проглядывает Троицкая церковь, а над всем этим великолепием величаво высится Никольский храм.
Небольшой картон Крыжицкого представляет несомненный интерес, потому что другие изображения Серебряных Прудов того времени и в таком ракурсе пока неизвестны. Правда, в запасниках Русского музея хранится картина А. Д. Кившенко «Серебряные Пруды» (вид с западной стороны), но она не дает полного представления об этой, по словам А. С. Сабуровой, «громадной, густо населенной деревне, <…> посередине [которой] протекает река Осетр, окаймленная заливными лугами». Есть сведения, что С. Д. Шереметев дважды — в 1883 и 1900 годах — заказывал виды Прудов разным фотографам, но мы до сих пор не знаем, дошли ли те снимки до наших дней и, если да, где они находятся. Что ж, впереди — поиски, исследования, новые открытия! А пока местный художник Олег Иванович Горлов сделал копию картины К. Я. Крыжицкого, которая, конечно же, порадует серебрянопрудских краеведов и просто любителей истории родного края.