Поиск

«Вокняжение славянской речи»

«Вокняжение славянской речи»

Иллюстрация: Торжественная встреча святых Кирилла и Мефодия в Риме с мощами святого Климента


Святой Кирилл подносит царю Михаилу II изобретенную им славянскую азбуку

Просветительская деятельность святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и «почитание книжное».

От редакции
24 мая 2013 года Россия в очередной раз отметила День славянской письменности и культуры. Создав более десяти веков назад славянскую азбуку и переведя на славянский язык Священное Писание, святые равноапостольные братья Константин (в монашестве Кирилл) и Мефодий тем самым заложили основу последующего возрастания славянской, в том числе русской цивилизации. Одним из важнейших плодов деятельности первоучителей, их сподвижников и последователей стало появление на Руси книг и развитие книжной культуры, которая ныне, по прошествии столетий, поражает своим богатством, масштабностью, художественно‑смысловой содержательностью. Этому посвящены публикуемые ниже статьи доктора исторических наук Галины Владимировны Аксеновой и видного представителя православного ученого монашества второй половины XX века, церковного и общественного деятеля, в 1963–1993 годах занимавшего должность заместителя председателя Издательского отдела Московской Патриархии архимандрита Иннокентия (Просвирнина. 1940–1994).

Миссионерская деятельность Констан­ти­на-­Кирилла и Мефодия, нареченных «учителями словенскими», неразрывно связана в нашем сознании с обретением славянской азбуки и переводом книг Священного Писания на славянский язык, с «литературной обработкой славянского языка». Ибо «в их переводах, вокняжившись, славянская речь необычайно расширила свои смысловые возможности, поистине ‹‹«ясным стал язык гугнивых»››1.

История обретения славянскими народами азбуки донесена до наших дней всего несколькими письменными памятниками. Среди них жития Мефодия и Кирилла, трактат «О письменах» черноризца Храбра2, «Азбучная молитва». Самым ярким, самым учительным и самым событийно насыщенным является повествование черноризца Храбра, в котором, помимо истории развития и становления славянской письменнос­ти, мы найдем высокую оценку миссионерского подвига Кирилла и Мефодия:

Аще ли же вопрсиши словеньскыя букваря, глаголя:
кто вы письмена сотворилъ есть и книгы преложилъ,
то вси ведять и, отвещавше, рекуть:
святыи Костантинъ Философъ, нарицаемыи Кирилъ,
то намъ письмена сотвори и книгы преложи,
и Мефодие, братъ его3.

Трудами равноапостольных братьев славянская речь обрела книжность, «славянское слово воплотилось в святых книгах» и поистине «вокняжилась» славянская речь4.

Наши далекие предки еще в эпоху славянской общности «совершенно точно связывали слово «книга» с общим понятием «знание»5. Книга — вместилище знаний. Но на этом тезисе размышления о смысловом значении понятия «книга» завершить нельзя. Они будут неполными, если не вспомнить еще об одном древнерусском слове — «князь». Ведь «книга» и «князь» — слова одинакового корневого происхождения. И если книга была предметом – вмес­тилищем знания, то князь почитался как «человек — хранитель знания»6. Знание лежит в основе княжеской деятельности, знание содержит в себе книга.
Согласно текстам житий Константина и Мефодия, а также трактату «О письменах» черноризца Храбра, славянская азбука была создана в 863 году от Рождества Христова. Менее чем за год до этого события к византийскому императору Михаилу прибыло посольство моравского князя Ростислава, боровшегося с германским политическим влиянием и прямой экспансией немецкого католического епископата. Послы обратились с просьбой прислать в Моравию миссионеров, которые вели бы богослужение не на латинском или немецком, а на понятном мораванам языке: «Людемь нашимъ поганьства ся отвергъшимъ и по кристьянскъ ся законъ держащемъ, учителя не имамъ такого, иже бы ны языкъ нашим истую веру кристьянскую съказалъ».
Выбирая исполнителя для этого сложного и политически важного для Византии дела, император остановился на учителе философии Константине, бывшем патриаршем библиотекаре. Он владел несколькими языками, в том числе и славянским, имел большой дипломатический и миссионерский опыт. Константин вышел победителем в диспуте с иконоборцами, считавшими поклонение иконам пережитком язычества, вел ученые богословские дискуссии с сарацинскими (арабскими) мудрецами, иудеями и магометанами. Император отправил Константина с миссией в Моравию, повелев создать азбуку для славян. И тот «сътвори имъ писменъ тридесяти и осемь» — азбуку славянскую «ова убо по чину греческы писменъ, ова по словеньсте речи». Впоследствии ученики Константина добавили в азбуку еще 5 букв, и в итоге она стала насчитывать 43 буквы.
Главной целью братьев явилось распространение среди славян христианского учения, для чего требовались богослужебные книги, написанные на родном для славян языке. Эта историческая миссия была Константином и Мефодием выполнена. Причем «язык славянских богослужебных книг остался чистым, славянским. Первоучители не пошли по легкому пути заимствования греческих слов, но стремились к тому, чтобы все основные понятия христианства, новые в идеологическом смысле, передать средствами славянского языка. В Евангельской беседе Константина совсем не было иноязычных слов, она действительно просвещала»7.
Название каждой буквы в кириллице — аз, буки, веди, глаголь, добро… — имеет смысловое значение и связано с важнейшими христианскими догматами.
Азъ — симь словомъ молю ся Богу:
Боже всея твари зижителю,
Видимыя и неведимыя!
Господа духа посли живущаго,
Да вдохнетъ ми в сердце Слово!

— так начинается «Азбучная молитва»8.

Азъ есмь всему миру свет,
Богъ есть прежде всехъ векъ9

Все буквы кириллицы составляют как бы некий свод «азбучных истин» христианства. «Аз и буки избавят от муки», «Сперва азъ да буки, а там и науки», — гласят народные поговорки.
Исследователи уже давно обратили внимание на «загадочность» одной миссии Кирилла и Мефодия в Хазарию (860–861). «Загадочность» эта обусловлена двумя причинами. Первая связана с обретением Кириллом в Херсонесе (дорога из Византии в Хазарию проходила через Херсонес) «Евангелия и Псалтири, написанных русскими письменами»10. Вторая — с возможностью просветительской деятельности равноапостольных братьев среди восточных славян во время хазарской миссии11. В Херсонесе же (Корсуни) веком позже крестился Владимир — «князь русов»12. Удивительное совпадение! На это не мог не обратить внимания русский летописец. В Повести временных лет мы читаем, как при «испытании веры» князь беседует с Философом, который помогает ему постичь основы христианского веро­учения. Два события, разделенные столетием, в народной памяти объединились в одно: обратить Владимира мог только равноапостольный Кирилл, прозванный Философом13.
Уже более четверти века прошло с того момента, когда в наш календарь праздничных дат вернулся День славянской письменности и культуры, своими историческими корнями восходящий к середине XIX века. В 1858 году в Москве по инициативе историка М. П. Погодина был учрежден Славянский благотворительный комитет, на основе которого образовалось Славянское благотворительное общество. 18 марта 1863 года Святейший Синод определил: «В память совершения тысячелетия от первоначального освящения нашего отечественного языка Евангелием и верою Христовой установить каждогодное, начиная с сего 1863 года, в 11 день мая церковное празднование преподобным Мефодию и Кириллу». Осознанию значения подвига просветителей славянских поспособствовали две последовавшие за этим памятные даты: 1000‑летие кончины Константина (Кирилла) Философа (1869) и 1000‑летие преставления Мефодия (1885).
Рассказ об одном из празднований 1000‑летия преставления равноапостольного Мефодия в селе Ваулове Борисоглебского уезда, где любил бывать Иоанн Кронштадтский, сохранили для нас «Ярославские епархиальные ведомости»:
«В навечерии праздника, <…> именно 5 апреля, в шесть часов пополудни, начался в селе Ваулове благовест ко всенощному бдению, которое отправлено было в храме во имя преподобного Александра Свирского. Служба была совершена торжественно, в присутствии учеников находящегося в Ваулове и состоящего в ведении Романов-Борисоглебского земства начального народного училища и некоторых собравшихся соседних жителей и с помазанием всех предстоявших святым елеем. Церковные одеяния и священноцерковнослужительские облачения были белые праздничные, служба продолжалась до 9 часов вечера...

Жители города Филлы по слову святого Кирилла посещают суеверно чтимое ими дерево